2018-11-07T12:14:18+03:00

Политический триллер от Билла Клинтона: Русские хакеры и премьер по кличке Крымский мясник

Экс-президент США переквалифицировался в писатели: за океаном его книга уже стала бестселлером. Теперь она выходит и в России
Поделиться:
Комментарии: comments19
Прежде Билл увлекался игрой на саксофоне. Музыкант, на наш взгляд, из него вышел получше, чем писатель... Фото: By Todd Pitt/Getty ImagesПрежде Билл увлекался игрой на саксофоне. Музыкант, на наш взгляд, из него вышел получше, чем писатель... Фото: By Todd Pitt/Getty Images
Изменить размер текста:

У 42-го президента США дебют: Билл Клинтон написал политический триллер, напичканный и вымыслом, и знакомыми реалиями. Соавтором книги «Президент пропал», которую в Америке уже назвали бестселлером, стал самый высокооплачиваемый писатель в мире по версии Forbes, мастер детективного жанра Джеймс Паттерсон. Говорят, что книгу хотят экранизировать с Джорджем Клуни в главной роли. Сюжет в двух словах: хакеры, которыми руководят Россия и Саудовская Аравия, написали для Америки страшный вирус, который уготовит ей «темные века». Президент США (от Клинтона в нем - опыт импичмента и жена-однокурсница с юрфака, от Джона Маккейна - участие в войне, но не во Вьетнаме, а в Ираке) исчезает из публичного поля и пытается спасти свою страну. Фактически в одиночку и в гриме. «Комсомолка» с разрешения издательства «Эксмо» публикует наиболее интересные отрывки:

«ДОКАЗАТЕЛЬСТВА ВИНЫ РУССКИХ ДАЖЕ НЕ НУЖНЫ»

– Лично мне, господин президент, – говорит канцлер (ФРГ. - Ред.) Рихтер, застегивая запонки с присущим ему королевским достоинством, – доказательства того, что кибератаку организовали русские, не нужны. Как вам известно, Германия совсем недавно пережила ряд подобных инцидентов: Бундестаг, штаб-квартира ХДС. Последствия мы разгребаем до сих пор.

Речь о взломе серверов нижней палаты немецкого парламента. Прежде чем спецслужбы обнаружили утечку и перекрыли канал, хакеры успели похитить электронную переписку и огромные массивы конфиденциальных сведении . Время от времени их стратегическими дозами сливают в Интернет.

Подобной атаке подверглась и штаб-квартира Христианско-демократическои партии ФРГ, которую представляет канцлер Рихтер. У них тоже пропало множество документов с секретнои перепискои , где встречаются высказывания по поводу политическои стратегии, предвыборнои кампании и разным ключевым вопросам, порои в довольно грубои форме.

В обоих инцидентах подозревают кибертеррористическую группировку «АРТ28», они же «Fancy Bear», которая, как считается, была создана под эгидои ГРУ, российскои военной разведки.

ВИРУС-СТИРАТЕЛЬ

Стас (хакер из Донецка, перешедший на сторону президента США. - Ред.) устало смотрит на сидящих перед ним политических лидеров. Одежда, которую ему выдали после душа, мешковата, но другои не нашлось. Видно, что прошедшие двенадцать часов его изрядно потрепало. Однако, несмотря на все это, парень нисколько не смущается своеи аудитории. Да, мы имеем огромное влияние и власть, нам подчиняется значительная военная мощь, но сеи час он – учитель, а мы – всего лишь ученики...

– Нашим вирусом заражены абсолютно все устройства, подключенные к интернету в США.

Премьер-министр с канцлером смотрят на меня, их лица бледны. Да, мы обсуждаем нападение на Америку, но они прекрасно понимают, что их страны на очереди. Отчасти поэтому я и хотел, чтобы они услышали все от Стаса.

– А как получилось, что под ударом только США? – спрашивает канцлер Рихтер. – Интернет же охватывает весь мир.

– Верное замечание, – кивает Стас. – Дело в том, что мы атаковали интернет- проваи деров только на территории Штатов. Не исключено, что вирус проник в сети других стран вместе с американским трафиком, но даже если так, то в незначительнои степени. Мы целились в США. Мы хотели поставить страну на колени...

...-Такие вирусы называют «ваи перами», то есть, «стирателями», – объясняет Стас. – Как, собственно, следует из названия, они стирают – подчистую – всю информацию на устрои стве. Ноутбуком можно будет разве что дверь подпирать, а роутером – прижимать бумаги. Интернет-сервера и все прочие устрои ства, подключенные к сети, тоже перестанут работать.

И наступят Темные века.

«США НИКОГДА НЕ НАНЕСУТ УДАР ПЕРВЫМИ»

Перед домиком останавливается вереница черных внедорожников. Из первого выходят сотрудники российской службы безопасности и представляются коллегам из Секретной службы.

Я тоже стою там, готовыи к встрече; одна мысль в голове затмевает все прочие: «Так начинаются войны».

Вместе с лидерами Израиля и Германии я пригласил на наш мини-саммит президента Чернокова. Версии о причастности России тогда не было – да и сеи час я в нее до конца не верю, – но на эту страну работают лучшие кибертеррористы мира, и если они непричастны, то их помощь окажется бесценна. Кроме того, последствии им следует бояться не меньше нашего. Если такои атаке подвержены США, то и остальные страны мира – тоже. Россия не исключение.

А если Россия и правда стоит за всем этим, тогда причин приехать еще больше. Сунь- цзы не зря говорил: «Держи друзеи близко к себе, а врагов еще ближе».

Так что приглашение – заодно и проверка. Если Россия причастна к «Темным векам», едва ли Черноков прилетит сам и будет вместе со мнои наблюдать, как происходит катастрофа. Нет, он отправит вместо себя кого-нибудь, чисто для проформы.

Российские спецагенты открывают заднюю дверь второго внедорожника. Оттуда выходит чиновник: премьер-министр РФ Иван Волков. Правая рука и доверенное лицо Чернокова. В прошлом – полковник Красной армии. Некоторым он известен как «Крымский мясник». Командир, которого подозревают в многочисленных военных преступлениях сначала в Чечне, затем в Крыму и наконец в Украине: от насилия и расправ над мирными жителями до бесчеловечных пыток военнопленных и даже применения химического оружия.

Невысокий, крепкого сложения, будто стопка кирпичей. Волосы подстрижены так коротко, что на голове виден лишь черный бобрик, как у индейца-могавка. Ему под шестьдесят, однако весьма подтянут. Хотя на ринг больше не выходит, по некоторым данным, каждый день посещает тренажерный зал. Покатый лоб изрезан острыми морщинами, приплюснутый нос не раз ломали.

– Признаться, я расстроен, что президент Черноков не прилетел лично.

На самом деле, «расстроен» – не то слово.

– Поверьте, он расстроен не меньше. Увы, болезнь. Ничего серьезного, однако путешествовать врачи не разрешают. Уверяю вас, я наделен всеми полномочиями от его имени. Также мой президент просил передать, что не только расстроен, но и обеспокоен. Глубоко обеспокоен вашими провокационными действиями.

Я молча указываю в сторону заднего двора. Он кивает, и мы направляемся туда.

– В палатку? Хорошо. Подходящее место для такого разговора.

У палатки нет двери или молнии, только тяжелые перекрывающиеся полотнища спереди. Раздвинув их, я прохожу внутрь, Волков за мной.

Сюда не проникает наружный свет, поэтому освещение искусственное: керосинки по углам. В центре – деревянный столик и стулья, как для пикника, но я к ним не иду. В присутствии человека, подозреваемого в безжалостном истреблении гражданских лиц и представляющего государство, которое, возможно, угрожает моей стране, я предпочитаю стоять.

– Президент Черноков считает провокацией ваши недавние учения, – заявляет Волков. Слова он растягивает с жутким акцентом, особенно выделяя «провокацией».

– Обычные тренировочные полеты.

Мимолетная кривая усмешка.

– Тренировочные полеты, – с неприязнью повторяет он. – Прямо как в две тысячи четырнадцатом.

В 2014 году, когда начался конфликт в Украине, США направили в Европу два стелс- бомбардировщика В-2 для «тренировочных полетов». Посыл был вполне прозрачен.

– Прямо как тогда, – подтверждаю.

– Только куда масштабнее, – уточняет он. – Авианосцы и подлодки с ядерными боеголовками передислоцировались в Северное море. Стелс-авиация совершает полеты над Германией. И в довершение всего – ваши совместные учения в Латвии и Польше.

– И учебный ядерный удар, – добавляет он.

– Россия недавно проделала то же самое, – замечаю я.

– Не в ста километрах от ваших границ.

Он стискивает зубы, от чего лицо становится еще квадратнее. В голосе звучит вызов, к которому примешивается страх. Неподдельный страх. Никто из нас не хочет войны, потому что в ней нельзя победить. Вопрос, как водится, в том, где проходит граница нашего терпения. Вот почему надо быть аккуратным, когда проводишь черту. Если кто-нибудь ее пересечет, а мы ничего не сделаем, то нас перестанут бояться. При этом любые активные действия означают войну, – а ее не хочет никто.

– Господин премьер-министр, вы знаете, зачем я вас пригласил. Вирус. Он поднимает брови, как бы удивляясь резкому переходу. Уловка.

– Вирус мы обнаружили около двух недель назад, – говорю я. – И сразу поняли, что его цель – сделать нас уязвимыми перед нападением. Лишившись военной мощи, мы не сможем противостоять врагу. Поэтому, господин премьер-министр, мы немедленно сделали две вещи. Во-первых, мы воссоздали континентальные системы внутри страны – по сути, с нуля. Можете сказать, что мы заново изобрели велосипед, неважно. Мы создали новые рабочие системы, никоим образом не связанные с устройствами, которые могли быть заражены вирусом. Все новое: и сервера, и компьютеры, и все остальное.

Начали мы с самого основного – стратегических оборонных систем и ядерной инфраструктуры. Мы приложили все усилия, чтобы они никак не были связаны с вирусом. Потом перешли к другим вещам. С радостью сообщаю, господин премьер-министр, что задача выполнена успешно. Две недели мы трудились не покладая рук. Полностью перестроили военную инфраструктуру в континентальной части Соединенных Штатов. В конце концов, именно мы когда-то создали эту систему, так что повторить ее было не так сложно, как могло бы показаться.

Волков слушает меня без эмоций. Не верит мне, впрочем, как и я ему. По понятным причинам, воссоздание военной инфраструктуры производилось в режиме строжайшей секретности, мы нигде это не афишировали. Так что он вполне может подумать, что я блефую. Проверить мои слова нельзя.

Что ж, тогда я расскажу ему о том, что проверить можно.

– Во-вторых, одновременно с этим мы сделали все, чтобы обособить внешнюю военную инфраструктуру. Точно так же, с нуля. Если коротко, то все компьютерные системы в европейском арсенале, которые имели доступ к нашей внутренней инфраструктуре, заменены новыми системами. Мы сделали их независимыми, чтобы гарантировать, что в случае, если вдруг все системы в США перестанут работать, а компьютеры сгорят...

Волков моргает и на мгновение отворачивается, как будто ему что-то попало в глаз. Впрочем, тут же снова поворачивается ко мне.

– ...Чтобы гарантировать, господин премьер-министр, что даже если кто-то на корню уничтожит нашу внутреннюю военную систему, мы все равно нанесем удар, используя европейские ресурсы. Иными словами, мы готовы вести военные действия против государства, которое стоит за вирусом или которому пришла в голову бредовая идея воспользоваться сложившимся положением и, допустим, напасть на США. В общем, европейские учения были необходимы, чтобы проверить работоспособность систем, – заключаю я. – Кстати, хорошая новость: все прошло успешно. Хотя вы, скорее всего, в курсе.

Кровь слегка приливает к его лицу. Разумеется, он в курсе. Русские наверняка внимательно наблюдали за ходом учений. Хотя Волков ни за что мне в этом не признается.

Увы, на деле все не так радужно, как на словах. За две недели многого не сделаешь. Лишь высшему командованию известно, насколько неполноценны новые системы по сравнению с существующими. Впрочем, меня уверили, что все будет работать. Приказы дойдут до адресатов. Ракеты взлетят и попадут в цель.

– На данный момент мы совершенно убеждены, что если вирус уничтожит нашу внутреннюю операционную сеть, мы все равно сможем полноценно вести боевые действия любого рода с использованием как ядерного оружия, так и обычных вооружений, а также авиации, посредством баз НАТО в Европе. Какая бы страна ни стояла за вирусом или ни воспользовалась бы ситуацией, чтобы нанести удар по США или нашим союзникам, мы сохраняем за собой право ответить в полную силу. Я не имею в виду конкретно Россию, просто так выходит, что почти все наши союзники у вас под боком. Вот именно, – повторяю я чуть более веско, – под боком.

Брови Волкова едва заметно сходятся. Как и говорила Нойя, расширение НАТО вплотную к границам России воспринимается Кремлем весьма враждебно.

– Однако если Россия, как уверяет президент Черноков, непричастна к вирусу и не воспользуется ситуацией, то бояться ей нечего. – Я отсекаю рукой. – Нечего.

Волков кивает, его лицо слегка расслабляется.

– То же самое я говорю всем, кого мы подозреваем. Поверьте, мы вычислим виновных. А если вирус сработает, то будем считать это объявлением войны.

Волков сглатывает, понимая всю серьезность моего заявления.

– Мы никогда не нанесем удар первыми, господин премьер-министр, могу поклясться. Но если ударят по нам, то мы ответим. – Я кладу руку ему на плечо. – Так и передайте президенту Чернокову. А также мои пожелания скорейшего выздоровления.

И, наклонившись пониже, добавляю:

– А пока поглядим, поможете ли вы нам остановить вирус.

Книга «Президент пропал»

Книга «Президент пропал»

«ПОСОЛ РОССИИ, ВОН ИЗ МОЕЙ СТРАНЫ»

Андрей Иваненко напоминает мне типичного дедушку из рекламы хлопьев: морщинистый, лысый, с венчиком невесомых седых волос. Очень удачный образ, однако под этой безобидной маской скрывается кадровый разведчик, отличник шпионской подготовки, элитный сотрудник КГБ СССР. По завершении карьеры перешел на дипломатическое поприще и теперь занимает пост посла РФ в США.

– Вы могли бы оказать нам куда большую помощь, если бы предупредили о вирусе заранее.

– Заранее?.. – он разводит руками. – Не понимаю.

– Россия все знала, Андрей, весь замысел саудовской верхушки. И их интересы совпали с вашими. Нет, вам нужно было не уничтожить нас, а унизить, полностью лишить влияния, чтобы мы больше не вставали на пути ваших амбиций. Чтобы мы корчились в судорогах, пока вы возрождаете советскую империю.

– Господин президент, позвольте... – произносит он с искренним изумлением.

Такие люди способны, глядя прямо в глаза, убеждать вас, что Земля плоская, солнце встает на западе, а Луна сделана из плесневого сыра. И при этом пройдут тест на полиграфе.

– Заговорщики сдали вас с потрохами.

– В отчаянном положении, – возражает он, не поведя и бровью, – люди готовы на все, лишь бы...

– Киллер, которого вы наняли, дала те же показания. Совпадения... их слишком много, чтобы закрывать на них глаза. Мы также отследили деньги, которыми Россия расплатилась с наемниками: «Ратниками» и Бах.

– «Ратники»? – переспрашивает он. – Бах?!

– Занятно, если вдуматься, что прежде чем напасть на домик, наемники дождались отъезда российской делегации.

– Ваши... ваши инсинуации совершенно беспочвенны.

Я киваю, даже позволяю себе холодно улыбнуться.

– Еще бы, вы же не дураки, вы провернули все через посредников. Возможно, кто-то и поверит вашим отговоркам. Но только не я.

Из показаний саудитов мы выяснили, что исходный замысел принадлежит Сулиману, и вознаграждение получал только он. Россия тут ни при чем. Однако русские знали, и когда путчисты испугались использовать собственные средства, то обратились к ним из расчета, что те тоже заинтересованы в том, чтобы поставить США на колени. Так Россия выступила не только посредником, а еще и оплатила услуги киллера и наемников.

Я поднимаюсь.

– Андрей, вам пора.

Он качает головой и тоже встает.

– Господин президент, как только я вернусь в посольство, сразу же свяжусь с президентом Черноковым и увер...

– У вас будет возможность пообщаться с ним лично.

Он удивленно замирает.

– Вас немедленно проводят на самолет до Москвы. Остальным сотрудникам посольства предписывается освободить помещения до вечера.

Он ловит ртом воздух, на лбу проступают первые капли пота.

– Вы... Господин президент, вы закрываете посольство России в США? Разрыв дипотношений...

– Только начало. Мы подготовили очередной пакет санкций, увидев который, вы пожалеете о том, что вообще решили связаться с саудовскими путчистами. Кстати, что касается систем ПРО, которые запрашивали у нас Латвия и Литва – тех, которые вы требовали не продавать... Так вот, Андрей, не волнуйтесь, продавать их мы не будем.

Он тяжело сглатывает, мускулы на лице немного расслабляются. – Что ж, господин президент, хотя бы...

– Мы их передадим даром.

– Господин президент, я... я долж... Я не...

Я подхожу вплотную к нему, но даже не понижаю голоса.

– Передайте Чернокову: ему очень повезло, что мы вовремя остановили вирус. В противном случае России пришлось бы воевать со всем блоком НАТО. И она потерпела бы поражение. И не дай бог, Андрей, подобное когда-нибудь повторится. Да, кстати, не вздумайте вмешиваться в наши выборы. Впрочем, после моего завтрашнего выступления вам останется только фальсифицировать свои – это уж сколько угодно. А теперь, – говорю я, – вон из моей страны.

КОММЕНТАРИЙ ЭКСПЕРТА

Татьяна ОГНЕВА-САЛЬВОНИ, клинический психолог, писательница:

«Автор пытается реабилитироваться за жгущий его публичный стыд»

- Писал текст истероэпилептоид. Истероидная оболочка - это желание покрасоваться, презентовать себя с максимально выгодной стороны. А эпилептоидное ядро - это такой тип мышления, при котором кругом враги, а диалог возможен только с позиции силы и внушения страха. И все, что хочет эпилептоид, - чтобы его боялись, тогда он чувствует себя в безопасности. Его самый страшный страх, если его перестанут бояться. О чем герой говорит откровенно. Эпилептоиды часто оказываются у власти, так как их стиль общения - манипуляции на страхе. При этом они так сильно боятся, что предпочитают нападать первыми и запугивать противника на всякий случай. Роман похож на гиперкомпенсацию уязвленного чувства важности. Так как именно такая гротескная идеализация главного героя выдает попытку закрыться от огромного количества обжигающего стыда внутри. Если человек, будучи на вершине, был уличен в чем-то действительно постыдном, то это страшная жженая рана в душе на всю жизнь, и он норовит реабилитироваться любым способом. Роман похож на вот такую «терапию» пережитого публичного стыда, в которой герой практически супермен, спасающий нацию от уничтожения. Поэтому нужен образ очень страшного врага, чтобы его эффектно победить, сделать практически невозможное (что подчеркивается в тексте) и вернуть себе свое достоинство

Подпишитесь на новости:

Понравился материал?

Подпишитесь на тематическую рассылку, и не пропускайте материалы, которые пишет Елена ЧИНКОВА

 
Читайте также