2018-11-21T16:33:34+03:00

Европу губят мигранты и собственные бюрократы

Политобозреватель Юлия Латынина объясняет, как одно неверное решение канцлера ФРГ Ангелы Меркель привело к закату ее карьеры
Поделиться:
Комментарии: comments680
Октябрь 2015-го. Через месяц после громкого заявления Меркель в сторону Германии направились сотни тысяч людей. Так колонну с мигрантами сопровождали полицейские в Словении. Фото: Srdjan Zivulovic/REUTERSОктябрь 2015-го. Через месяц после громкого заявления Меркель в сторону Германии направились сотни тысяч людей. Так колонну с мигрантами сопровождали полицейские в Словении. Фото: Srdjan Zivulovic/REUTERS
Изменить размер текста:

В Германию в 2015 году после любезного приглашения фрау Меркель хлынули потоки мигрантов, которые работать явно не собирались. Это были преимущественно молодые люди. С дорогими мобильниками, с высокими запросами. Многие из них заплатили за переселение тысячи евро. Потому что те, кто реально бежал от войны, - они просто вышли из зоны боевых действий и, не имея денег, там же и осели.

А европейских мигрантов, так же как бедняков - участников крестовых походов, влекло сказочное видение земли обетованной, где все бесплатно раздают и работать не надо.

ГЛАВНЫЙ МЕХАНИЗМ ИСЛАМИЗАЦИИ

10 лет назад я разговаривала с одним чеченцем - он некоторое время жил в Германии на правах беженца (почему-то потом вернулся). И вот у него прямо звезды в глазах горели! Он говорил: «Слушай, ты не представляешь, как там хорошо! Заходишь в церковь - тебя кормят бесплатно, одежду дают, медицина - бесплатно, за квартиру платят».

И вот ехали эти люди, конечно, за земным раем, и бóльшая их часть, конечно, была не сирийцы. Поэтому права на статус беженца не было. Поэтому рвали они документы и назывались сирийцами.

А это их сразу ставило в уязвимое положение. Потому что в Германии человека без документов встречают единоверцы и говорят: «Ходи в мечеть, а то мы тебя заложим иммиграционным властям, докажем, что ты не сириец - и тебя депортируют».

Видимо, один из главных механизмов исламизации. Один из преподавателей на курсах мигрантов мне с удивлением сказал: «Ты понимаешь, они приезжают не религиозные. Они уже здесь такими становятся».

И это мне как-то ужасно напомнило механизм образования талибов в Афганистане. Талибы - они принципиально отличались от обычных афганцев, которые в начале 80-х воевали против Советского Союза. Конечно, простые афганцы тоже были мусульманами. Но они росли в семьях, имели свою историю, традиции, обряды.

А талибы образовывались в лагерях беженцев. Там ничего не было - ни истории, ни обрядов, ни возможности работать. Просто подачки. Быстро заводилась организация, которая контролирует раздачу этих подачек, которая раздает их только тем, кто ходит в мечеть. А самое главное - человеку нужна принадлежность к коллективу. И вот эти молодые люди, которые выросли без кола, без двора, попадали в мечеть, и там им говорили: «Все должно быть так!».

Механизмы, которые были использованы исламистами в пакистанских лагерях беженцев в 90-х, сейчас на полную силу работают в Германии. Естественно, немцы сейчас этим сильно разочарованы…

Ну а чего они хотели? Сначала немцы радостно открыли беженцам двери. В Венгрию посылали спецпоезда, чтобы доставить их на новую родину. Ждали их фрау на перронах со специально приготовленным халяльным мясом.

Поезда вернулись разгромленными. Халяльное мясо было съедено, но беженцы просто открыто на камеру журналистам выражали презрение: «Ну слушайте, что эта женщина тут делает без платка, без мужа?»

В городке Эфенбург несчастные беженцы категорически отказались есть еду, которую для них приготовили. А вместо этого потребовали деньгами.

В Венгрии устроили бунт, когда их не пускали в Германию, швыряли на рельсы упаковки воды, которые несли. Все эти истории, конечно, сейчас в своих агитационных роликах с удовольствием собирает «Альтернатива для Германии».

Сентябрь 2015 года. Знаменитый снимок - беженец делает селфи с фрау Меркель возле входа в министерство по делам мигрантов. Через несколько дней канцлер официально объявит: страна готова принять у себя всех беженцев. Фото: Fabrizio Bensch/REUTERS

Сентябрь 2015 года. Знаменитый снимок - беженец делает селфи с фрау Меркель возле входа в министерство по делам мигрантов. Через несколько дней канцлер официально объявит: страна готова принять у себя всех беженцев. Фото: Fabrizio Bensch/REUTERS

ХОРОШЕЕ И ПЛОХОЕ

Конечно, не все беженцы вели себя так. Во всех германских городах, где я была, обязательно просила: «Расскажите мне две истории про беженцев, с которыми вы столкнулись. Самую хорошую и самую плохую».

И я заметила удивительную закономерность. Самые хорошие истории обычно были связаны с беженцами, которых человек знает сам. Вот он сдает квартиру беженцу - это замечательный человек, сириец, пытается интегрироваться.

Но плохих историй, к сожалению, было гораздо больше. И они были связаны как раз с теми людьми, которых ты лично не знаешь. Очень много плохих историй рассказывали женщины. И они были не про изнасилования, убийства, которые у нас у всех на слуху. Но вот просто идет женщина, к ней на улице пристает араб… А она с ним разговаривает, она же немка, хочет быть участливой к чужому горю. Он просит ее подарить ему телефон, она, естественно, ему отказывает. Он бьет ее посреди улицы немецкого города по щеке.

Другая женщина просто стоит и смотрит на беженцев. Восточному мужчине этот взгляд кажется таким вызывающим, что он откалывается от толпы, проходит мимо женщины и задевает ее грудь локтем. И больше она не осмеливается поднимать глаза на мигрантов. Ей это, мягко говоря, неприятно.

Затем улицы стали покрываться мусором, а в Германии это не принято. А в Дюссельдорфе беженцы сожгли общежитие, причем заявили властям, что у каждого под подушкой сгорели деньги. Власти, конечно, выплатили компенсации, новое жилье нашли (ну как же обижать несчастных беженцев).

Преподаватели на курсах рассказывали, что беженцы им открыто

говорят: «Вы здесь пожили, мы теперь поживем. Все равно Европа будет нашей». Или вот диалог двух беженцев: «У тебя сколько детей?» - «Пять». - «Молодец. Будешь получать тысячу евро пособий».

Причем очень быстро были выучены слабые стороны хозяев, неверных. Например, мигрант учиться не хочет. Но если ты пытаешься его заставить, то он на тебя пишет донос, что ты расистка.

СОВСЕМ НЕ РАЙ

Причем разочарованы были не только немцы. Разочарованы были и беженцы. Немецкий рай при таком массовом наплыве оказался вовсе не раем.

Германия ведь не такая уж богатая страна. Она страна бережливая. Минимальная зарплата немца - 1,5 тысячи евро в месяц, средняя зарплата где-то 2400. Живет немец в скромной по американским меркам квартире. Это такая четырех- или пятиэтажка, выстроена на месте уничтоженных ковровыми бомбардировками кварталов. Покупку стиральной машины немец планирует за 2 года вперед, билет на поезд берет за месяц вперед, чтобы дешевле.

Богатые пригороды, какие есть для среднего класса в Америке, в Германии - редкость. В этом смысле беженец получает сопоставимо с минимальной зарплатой 400 евро на человека плюс 400 - 450 евро на съем квартиры. Плюс 200 евро на детей. И есть еще различные пособия, которые можно просить.

ВЫГОДНЕЕ БЫТЬ БАНДИТОМ

И вот что самое поразительное. Что исламизм с одной стороны, а немецкая бюрократия с другой - вот это и создает безумную ситуацию в стране.

Вот реальная история, которую мне рассказывали. Два брата приезжают в Германию. Один собирается интегрироваться, учит язык, ищет работу. Но в результате ему приходит извещение о депортации. Потому что он нарушил какие-то юридические нормы. Просто у него не было адвоката, который бы подсказал, что и как. Ему просто в голову не пришло, что адвокат нужен. Зачем? Я же и так все по закону хочу делать!

А другой брат - реальный грабитель, он в Германии на банк напал. Он в открытую смеется, что эта страна будет мусульманской. И его оставляют, потому что он хитрое существо - он взял себе адвоката. И адвокат доказывает миграционным властям, что если этого человека выслать в страну его обитания, то у него будут нарушены права, потому что он в стране обитания тоже был грабителем. А сами знаете, какие там ужасные тюрьмы.

То есть если человек совершил преступление, у него шансов остаться в Германии больше, чем если бы он не совершил. И это касается не только вот таких бытовых преступлений. Германия с 2006 года не может депортировать одного из телохранителей бен Ладена ровно по той же причине: на его родине его права человека нарушат. Значит, человек этот живет на деньги немецких налогоплательщиков плюс еще гигантские деньги тратит полиция на наблюдение за ним, потому что он потенциальный террорист, а вот сделать ничего нельзя.

И здесь мы, собственно, приходим к главному - к правительственному ведомству, которое занимается беженцами, - BAMF.

ЧИНОВНИЧИЙ БАРДАК

До недавнего времени BAMF возглавляла Ютта Кордт - это как раз опора Меркель. И за время мигрантского кризиса у этого ведомства стало все хорошо. Штат увеличился с трех тысяч до семи с лишним тысяч человек. Деньги огромные потекли туда.

Если говорить просто - главным бенефициаром всей этой истории является именно BAMF. И то, что оно делает, не влезает ни в какие ворота.

Простой пример. Если нормальные законопослушные люди с заграничными паспортами едут в Германию, то у них берут отпечатки пальцев. Но с беженцами BAMF этого не делало до конца 2016 года. Ровно до того времени, как оказалось, что террорист Анис Амри, который на грузовике въехал в рождественскую ярмарку в Берлине, к тому времени уже имел 14 разных удостоверений личности. Более того, он был уже осужден в одной из стран ЕС за грабежи. Он, кстати, был исламизирован во время переезда в Европу.

То же самое с детьми. Человек, которому на вид 30, говорит: «Я ребенок, мне 16, мне полагается детское пособие». И считается, что BAMF никак это не проверяет.

ИТОГО

Где ты тут немцев видел?

Была гениальная история с израильским журналистом. Его зовут Цви Иехезкели. Вы можете посмотреть его фильм в интернете. Он приезжает в Берлин с сирийским поддельным паспортом. Думает, что его заметут… Первый, кого он встречает, - это немецкий бюрократ, который бывший палестинец. Он объясняет ему, как нужно дальше обманывать этих неверных немцев, говорит: «С помощью Аллаха ты можешь начать здесь новую исламскую жизнь».

В районе Берлина, заселенном беженцами, Цви, который выдает себя за сирийского журналиста, потому что хорошо знает арабский, начинает спрашивать: «Вы хотите жить по местным законам или по шариату?» Ему все говорят: «Конечно, по шариату. И вообще где ты здесь вокруг видишь немцев?»

И действительно, вокруг ларьки, шаурма, мечети и грязь. И эти люди открыто говорят Цви о том, что они пришли сюда, чтобы захватить во имя Аллаха Европу.

Еще один инструмент поразительной исламизации - это, конечно, сама политика по выдворению беженцев, потому что за 2016 и 2017 годы Германия отказала в праве политического убежища 400 тысячам человек, а депортировано из них меньше 50 тысяч. Все остальные подают апелляции, и это длится бесконечно.

Вся система заточена под то, чтобы оставались именно недобросовестные беженцы. Это выгодно немецкой бюрократии, потому что она получает возможность вечно о них заботиться. И исламистам - потому что они получают ценного кадра.

И политик, который совершил эту ошибку (а это Меркель), несомненно, должен уйти, потому что в этом заключается особенность демократии. В авторитарных странах политики, совершившие такую ошибку, не уходят и не гибнут, а гибнет страна, в которой они правят. А в демократических странах уходит политик, и страна получает возможность выжить.

Материал подготовлен по радиопередаче «Код доступа» (выходит каждую субботу в 19.08 на «Эхе Москвы»).

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Жизнь мигранта в Германии: Тысячи евро пособия, бесплатные еда и жилье, и работать не надо!

Записки учителя в языковой школе для беженцев с Ближнего Востока

Василий Яшкинас - журналист-германист. В качестве эксперимента отправился в Гамбург в интеграционную школу для беженцев обучать их немецкому. Прошел год, и он рискнул поделиться с читателями «Комсомолки» своими наблюдениями. (подробности)

Еще больше материалов по теме: «Нашествие мигрантов в Европу»

Подпишитесь на новости:
 
Читайте также