2018-11-29T18:21:57+03:00

Ольга Чолаку – «Комсомолке»: «Я не хочу гневить Бога, сейчас у меня столько концертов, сколько не было в 25 лет, когда за выступление платили 3 рубля»

[фото]
Поделиться:
Ольга Чолаку - почти полвека на сцене!Ольга Чолаку - почти полвека на сцене!
Изменить размер текста:

Известная молдавская певица рассказала в эксклюзивном интервью о своей семье, о джазе, о том, как в Кишиневе на торговой базе на Петриканах доставала импортную обувь.

Не прошло и полутора месяцев, как известной молдавской певице был вручен Орден Республики. Многие поздравили кратко: «Наконец-то!» И действительно, заслуженная артистка Молдовы, в отличие от своих коллег по сцене, только недавно удостоилась высшей награды страны. А между тем, Ольга Чолаку сегодня не менее популярна, чем в 1990-х, когда пела в оркестре «Флуераш». Чем жила, как живет сегодня, певица рассказала в интервью нашему корреспонденту.

Семья Чолаку: родители и пять сестер

Семья Чолаку: родители и пять сестер

Родом из Лозова

- Ольга, вы выросли в необычайно красивом селе Лозова, в большой семье. Как вы считаете, место, откуда человек родом, семья определяют выбор человека?

- Думаю, что тут влияние оказывают многие факторы. Лозова, действительно, очень живописное село, окружено четырьмя холмами, - прямо как горы! Это откладывает отпечаток на характеры людей. Кроме того, это древнее село, и в нем всегда жили не самые бедные люди – мазилы (земледельческое крестьянское сословие, – прим. ред.) Тогда крестьянство разделялось на сословия, а мазилы были зажиточными людьми. И это тоже, наверное, имеет значение. У нас в селе – очень амбициозные люди, трудолюбивые. Из Лозова вышли некоторые известные в мире личности, а многие добились успеха в своих профессиях. Например, вице-президент Академии наук Румынии Виктор Спиней. Не буду перечислять других знаменитых людей из Лозова – их много. Думаю, место, окружение, в котором формируется человек, имеет огромное значение.

Сестры Чолаку, 1960 г.

Сестры Чолаку, 1960 г.

- А вы из сестер какая по старшинству?

- Я - средняя, две сестры старше меня и две младше. Сейчас нас уже четверо, старшая сестра умерла.

- Сельских детей всегда заставляли работать. Вас не минула эта участь? Кстати, замечено, что сельские наиболее трудолюбивы, среди них чаще бывают трудоголики.

- Да, нас заставляли работать. Отец был лесником. Мы жили в лесу, хотя у нас был и дом в селе. У нас было огромное хозяйство: коровы, лошади, свиньи, овцы, гуси, индюки. Естественно, всегда было что делать. Отец каждый день раздавал нам задания, а так как он был очень строгим, - попробуй не выполни. Не дай Бог, он увидит, придя с работы, что мы сидим без дела. Он за всю жизнь никогда нас даже пальцем не тронул, но тогда отец предъявлял претензии маме. Он считал, что дети не должны сидеть без дела. Как сейчас помню, он говорил маме: «Видишь палочку? Вот дети должны ее переносить с одного места на другое триста миллионов раз! Но не сидеть!» Вот такой он был строгий в этом плане. Так что я с детства умею и лошадь запрячь, знаю, как за ней ухаживать, могу коров доить, траву косить, с ульями обращаться и многое-многое другое...

Артистка умеет не только петь, но и траву косить

Артистка умеет не только петь, но и траву косить

- Что-нибудь из этого пригодилось в жизни?

- Никогда нелишне знать, уметь все: жизнь непредсказуема, и не угадаешь, что тебе пригодится, а что – нет. Совсем неплохо знать, как доить корову или косить траву. Конечно, здесь, в Кишиневе, мне не пришлось доить коров или запрягать лошадь, но я научилась работать, мне привили дисциплинированность и трудолюбие. Это у нас оттуда, из села. И мы же не только во дворе работали. Я научилась у мамы шить на машинке, и это очень пригодилось. Мама плела кружево, я тоже это освоила.

- А кем ваша мама работала?

- Мама была домохозяйкой. Нас же было пятеро сестер в семье, большое хозяйство, поэтому она работала дома. Мама умела все: жена лесника – это обязывало. Она умела обращаться и с ружьем, и с косой, и с топором. Мама – очень сильный человек. Она всю жизнь прожила в доме в лесу, ей приходилось выполнять и мужскую работу, и женскую.

- У вас сохранился родительский дом? Вы бываете в Лозова?

- Да, сохранился, там живет сестра, которая старше меня. Мы его немного реконструировали. Там много земли – простор, воздух, поэтому я люблю туда приезжать.

В родительском доме в селе Лозова всегда делали вино

В родительском доме в селе Лозова всегда делали вино

Читать по-русски

- У вас в семье кто-то поет? Пел? Кто вам такой талант «подарил»?

- Отец. Он был невероятно одаренным человеком. У него был очень редкий голос - бас. Он пел и в церковном хоре, и в сельском. Нашему хору в Лозова в этом году исполнилось 100 лет. Хор был очень известен, с гастролями побывал и в Москве, и в Симферополе. Для моего отца принарядиться в воскресенье, пойти в церковь, петь в хоре – это был настоящий праздник.

- А вы в детстве пели в сельском хоре?

- Я пела в школьном хоре, была его солисткой до тех пор, пока не уехала в Кишинев. В 9-м классе я уже училась в школе № 1, нынешний лицей Г. Асаки, в Кишиневе, там же 10-й окончила.

- А почему из села уехали доучиваться в город?

- Получилось так, что старшую сестру «украли» в невесты. А потом к нам в магалу приехал парень, односельчанин, он из армии вернулся. Он сказал моему отцу, что украдет меня, в общем, хотел жениться. Отец испугался, и чтобы не случилось в семье второго такого инцидента с быстрым замужеством, отвез меня в Кишинев. И мне посчастливилось окончить самую сильную школу в столице. Здесь учились только сыновья министров, богема...

- Где же вы жили?

- В этом мне тоже очень повезло. Я жила в семье академика Куртиева, известного химика. Он знал моего отца, так как каждый год ученый приезжал со своей женой – она была больна, - и они жили у нас в лесу. Он дышала свежим воздухом, пила парное молоко, ела мед. У Куртиевых не было детей, они жили в огромном доме на улице Островской в Кишиневе, и этом доме было много книг. Я жила у них два года, научилась читать по-русски и получила доступ к большой литературе – русской, мировой. В школе я же на русском не читала. Он мне начал давать народные сказки, потом - Чехова, Шолохова и т.д. Таким образом приучил меня читать, привил любовь к чтению.

Ольга Чолаку любит простор, природу, цветы

Ольга Чолаку любит простор, природу, цветы

Отпуск с «цыганами»

- Закончив режиссерский факультет, вы почти сразу устроились на телевидение. Это было в то время престижно. А потом вы оставляете эту работу и покоряете сцену, - это же был риск, вдруг по каким-то причинам вы не добились бы успеха. Что подтолкнуло к такому повороту?

- После окончания института искусств я получила распределение в Хынчешты, где проработала полтора года в Доме культуры в качестве режиссера. Затем переехала в Кишинев, где на телевидении года 3-4 трудилась режиссером в редакции учебных программ. Все это время, да еще и в школьные, и в студенческие годы, я пела в разных самодеятельных коллективах, выходила на сцену. В 1977-м меня встретил Борис Филипчук (заслуженный артист РМ, танцор, – прим. ред.), который был художественным руководителем ансамбля молдавских цыган. У него горели гастроли – Симферополь, Севастополь - побережье Черного моря, - солистка ансамбля ушла. А я как раз была в отпуске. С ним я работала еще в Молодежном центре, он меня знал. Филипчук предложил мне поехать на гастроли, сказал: «Отдохнешь заодно». И я поехала на месяц. Имела такой успех, так мне это понравилось... На телевидение я не вернулась. Работала в филармонии. Потом меня заметил маэстро Сергей Лункевич, который пригласил меня в ансамбль «Флуераш».

- Вы брали уроки вокала?

- У меня нет специального музыкального образования. Но, будучи студенткой режиссерского факультета, изучала историю музыки и обучалась игре на фортепиано. Это не для большой сцены, но было вполне достаточно, чтобы аккомпанировать себе. Мне очень нравилось играть на фортепиано, и я еще и самостоятельно занималась. Что касается вокала... Когда меня начали приглашать на телевидение, известный Антон Ункуцэ, много лет выпускавший лучшие музыкальные программы, предложил посетить легендарную певицу Тамару Чебан, чтобы «показать» ей мой голос. Она меня прослушала и вынесла вердикт: «Я не смею лезть: то, что дал Бог, как он поставил голос, так пусть и будет, это богатый, тембральный голос! Если я возьмусь за нее, я просто испорчу. Пусть поет!» На этом мое вокальное образование закончилось. Я потом самостоятельно занималась, у меня были друзья, которые хотели, чтобы я пела джаз. Был такой джазовый музыкант Александр Руденко, который давал мне уроки. Это не имело успеха, я имею в виду сам жанр не пользовался популярностью. И я забросила это. Вот тогда из-за джаза пропустила очень много шлягеров, которые и сегодня поются. Тогда Ян Райбург предлагал мне красивые эстрадные песни. А я под влиянием серьезной джазовой музыки отказывала. Говорила, что эстрадные – несерьезные песни. Ион Суручану брал эти песни, он всю жизнь их поет и имеет большой успех, а я со своим джазом осталась в проигрыше...

- Это какие годы?

- Где-то 1974-й.

Ольга и Валентин с ансамблем Dacii

Ольга и Валентин с ансамблем Dacii

Концерт за 3 рубля

- Нельзя не согласиться, что у наших артистов до 1990-х были одни условия для творчества, а после появился шоу-бизнес. Какой этап вы считаете в своем творчестве до 1990-х самым успешным?

- Солисту в то время было сложно, если сравнить с сегодняшними реалиями. По многим причинам. Во-первых, для того чтобы пробиться на сцену, надо было пройти пробы «политического характера». Каждое слово твоих песен должно быть завизировано. Во-вторых, тогда нас одевали: нельзя было выйти на сцену в том, что тебе нравится. Если правительственный концерт, нам шили платья для выступлений в Театре оперы и балета. И давали пропуски на базу на Петриканах, чтобы мы могли выбрать обувь.

Ольга спела дуэтом со своим отцом.

Ольга спела дуэтом со своим отцом.

- Что за база?

- Это была база импортного товара исключительно для узкого круга. И мы имели право на одну единицу обуви, одну единицу платья, одну блузку. Это было только дважды в год, не каждый день.

- А вы платили за это?

- Нет, платило государство, телевидение. Мы носили эти вещи, а когда уходили с телевидения, должны были все это богатство сдать в костюмерную. Это реквизит телевидения.

- Только на сцене появлялись в этом импорте с базы?

- Нет, и так носили...

- Вас заставляли на русском петь? Или был выбор?

- Как сказать... это хорошо принималось. Но не это главное. Надо было петь про большую нашу страну – Советский Союз. Если поэт приносил стихи, и там были слова «цара мя» - это об СССР. Если я хочу петь про Молдову, надо было говорить «цэришоара мя» («маленькая страна»). Сложно было с текстами. И третья огромная сложность – за концерты нам не платили достойных денег. Сначала мы получали за концерт 3 рубля, а когда я стала заслуженной артисткой - 5 рублей. Зарплата была 70 рублей в месяц. Чтобы собрать деньги на хорошие импортные сапоги, надо было копить несколько месяцев.

- Зато сейчас – полные магазины и полная свобода!

- Да, сейчас все есть. Никакого контроля, каждый поет, что хочет. Раньше немыслимо было, чтобы солист сочинил для себя песню. Говорили: «Он что, официально признанный поэт или композитор?!»

Александрина, дочь певицы, не упускает возможности побывать на мамином выступлении

Александрина, дочь певицы, не упускает возможности побывать на мамином выступлении

Гастроли для диаспоры

- Сейчас молдавский артист на заработки от гастролей и концертов может хорошо жить?

- Если артист востребован, - а для того, чтобы быть востребованным, ты должен чего-то стоить, - он может жить только за счет творчества, и неплохо жить. Его приглашают на концерты, на свадьбы, на храмовые праздники. В нашей профессии мы существуем, только пока мы востребованы. Я не хочу гневить Бога, сейчас у меня столько концертов, сколько не было в 25 лет.

- А сколько концертов?

- В этом году у меня было 105 выступлений, почти каждый второй-третий день. Когда я работала в филармонии, у нас было 5-7 концертов в квартал.

- Вы продолжаете также активно гастролировать?

- С гастролями пришлось немного поубавить темпы. Уже и не люблю сейчас много ездить. Вот недавно пригласили в Италию, пришлось отказаться. Для меня это уже сложно. Перелеты, аэропорты, ужасно устаешь... так что не стоит овчинка выделки. За эти три-четыре дня в Италии я могу выступить здесь на двух-трех свадьбах и получить те же деньги.

- Вы недавно в Израиле были... это наша диаспора вас пригласила?

- Нет, это были коммерческие гастроли. В Румынии (в Констанце) на фестивале, где мы выступали с нашим театром-варьете, нас увидел израильский импресарио, он был в составе жюри. Позже он пригласил меня, уже без театра, на гастроли в Израиль. Я давала там где-то 10 концертов. Позже он приглашал меня еще раз, в составе группы румынских артистов. Потом гастроли в Израиле уже с другим импресарио. Мы много там выступали.

- Насколько известно, у наших артистов публика – Румыния, местная, то есть, Молдова, СНГ. За границей кто приходит на ваши концерты?

- Диаспора молдавская и румынская, выходцы из СССР. Но сейчас появляется и новый зритель. Я выступала в Италии, а так как 70 процентов наших молдаванок в этой стране вышли замуж за местных, то и мужья-итальянцы приходят на концерты. Им, кстати, очень нравится наша музыка.

Ольга и Валентин. 1973-й год

Ольга и Валентин. 1973-й год

Любовь со второго взгляда

- Общеизвестный факт: вы познакомились с супругом Валентином, когда работали на телевидении. Это была любовь с первого взгляда?

Валентин Бэтрынак, супруг:

- Конечно, это была любовь с первого взгляда!

- У него была с первого взгляда, у меня со второго... увидел меня в коридоре телевидения, а у меня были волосы длиной ниже пояса. Валентин тогда сказал ребятам: «Что за новенькая у нас появилась? Не знаю, кто она, но она будет моей женой». Уже когда мы познакомились, и Валентин мне это рассказал, я спросила кого-то из ребят, так ли это было. Мне подтвердили. Не прошло и месяца, как мы начали встречаться, еще через месяц сошлись, это было на Новый год, а весной сыграли свадьбу.

Ольга Чолаку и Валентин Бэтрынак поженились в 1974-м

Ольга Чолаку и Валентин Бэтрынак поженились в 1974-м

- Свадьба была настоящая молдавская? В селе?

- Да, в селе. Если я скажу, что у нас на свадьбе было 500 человек, вы не поверите. Отец Валентина занимал солидную должность в селе Цауль Дондюшанского района. Женил старшего сына, - так он такую свадьбу отгрохал, палатка – на весь огромный огород! Сама свадьба была в Дондюшанах... Красивое время было. Несмотря на то, что бедные, но счастливые... а может, потому что мы просто молодыми тогда были и смотрели на вещи совсем с другого ракурса.

Двадцать лет спустя: Ольга и Валентин, 1993 год

Двадцать лет спустя: Ольга и Валентин, 1993 год

- Уже скоро 45-летие семейной жизни будете отмечать. Как так много лет удается жить дружной семьей?

- Во-первых, нас связывает творчество. Во-вторых, думаю, это такое Божье провидение.

Сорок с лишним лет спустя: Ольга и Валентин.

Сорок с лишним лет спустя: Ольга и Валентин.

- А ваша дочь Александрина так и живет за границей?

- Она сейчас с мужем живет в Индонезии, на острове Бали.

- Ух! Здорово! Работает там?

- Александрина там работает уже 3 года, она психолог, специалист по кадрам в филиале шведской компании. Она в совершенстве владеет английским, французским, румынским и русским. А на Бали русских много. До этого она со своим мужем три года жила в Бельгии, но там ей не очень нравилось. А от Бали – в восторге.

- У меня дочь живет уже 10 лет в США, да и у многих дети за границей, вряд ли они уже вернутся в Молдову. Я испытываю безумное разочарование из-за того, что наши дети уезжают. А вы?

- Я чувствую сильную боль! И я смотрю... что осталось от Молдовы! Это жалкое подобие народа. Потому что самые лучшие, молодые уезжают. Остались, в основном, старики, бомжи, пьяницы... Кстати, те из молодых, кто здесь, в Молдове, хорошо устроился, им уже не интересна наша музыка. Они идут на концерты Лары Фабиан. У нас сформировался такой класс людей, которые за ночь разбогатели. Для них наша музыка – это фуфло. Им подавай Лидо, Мулен Руж...

По закону жанра

- Но, согласитесь, что в последние годы в Молдове происходит немало в плане продвижения самобытности, культуры, традиций. Множество фестивалей – тыквы, ие, ковра, плацинд и сармале. Я встречаю все больше людей, и молодых в том числе, которые носят национальные блузки и рубашки или стилизованные под традиционные.

- Соглашусь. Из того, что у нас осталось, отрадно признавать, - оживился фольклор. Был период во время перестройки, когда больше половины оркестров народной музыки расформировали. В этом жанре ничего не было. А вот последние 7-8 лет, благодаря, наверное, этим фестивалям, появилось огромное количество молодых исполнителей фольклора, очень талантливых и очень образованных в музыкальном плане. Они уже понимают, что надо делать на сцене. Мы в свое время ползали, как слепые щенки... Они подняли народную музыку на высокий уровень. И не только у нас, но и в Румынии. Как только в Румынии крупное мероприятие, вызывают наши оркестры, прежде всего, - «Лэутары». Ботгрос выработал собственный стиль, дал новое звучание народной песне. Я с ним 6 песен записала.

- Наверное, это уже закон жанра – последним вопросом во время интервью с артистом спрашивать о его планах. Ольга, чего нам ждать от вас в творческом плане?

- Жду – не дождусь, когда закончится этот сезон, и зимой хочу записать новые песни. Но для этого сама собираюсь сочинить слова, музыку... Хочу две новые эстрадные песни и несколько народных. Немного обновлю свой репертуар.

- Удачи вам! Надеюсь, скоро услышим ваши новые песни!

- Спасибо!

Фото: из архива Ольги Чолаку

Подпишитесь на новости:
 
Читайте также