2018-11-29T14:30:51+03:00

Женщина, которой не везет: уехала из Молдовы, когда началась война в Приднестровье, и с тех пор на нее сыпятся одни несчастья

Александра Резан даже не может оформить пенсию в России, так как собрать документы из Молдовы не может
Лидия ТКАЧ
Поделиться:
Комментарии: comments3
Александра Резан надеется на лучшее (Фото: province.ru).Александра Резан надеется на лучшее (Фото: province.ru).
Изменить размер текста:

Александра Резан родилась в 1963 году в Одесской области. Мама у Сашеньки и ее младшего брата Коли работала дояркой на местной ферме. Однажды, когда Шуре было девять лет, она решила истопить печку. Дома, кроме ее четырехлетнего двоюродного брата Славика, никого не было. Мать использовала для этих целей керосин, сообщает province.ru.

Девочка перепутала емкости и схватила бутылку с бензином. Пламя вырвалось из топки и охватило лицо, шею и грудь. Теряя сознание от неожиданности и страшной боли, Саша успела сообразить, что нужно бежать на улицу. У крыльца, уже теряя сознание, девочка прыгнула в бочку с водой. Вечером мама нашла ее на крыльце, отвезла в больницу.

Потом были длительные и мучительные поездки в Москву. В столичном ожоговом центре Сашу лечили не один год.

- Брали лоскуты кожи с ног и пересаживали на шею грудь, лицо, – вспоминает женщина, показывая мне голые ноги в шрамах. – Там, в больнице, и школу мне пришлось заканчивать. Колюшку мать оставила со своей сестрой Верой, а сама устроилась санитаркой в медицинский центр, чтобы все время быть рядом со мной.

В 1981 году Шура познакомилась с Анатолием Мазуром и вышла за него замуж. Молодые переехали к нему на родину в Приднестровье, в Бендеры. В 1982 году у пары родился сын Владимир.

- Однажды мы с мужем и ребенком отправились свадьбу к друзьям, - рассказывает Александра. При одном воспоминании об этом дне женщина волнуется, и по лицу ее идут красные пятна. – В центре Бендер у памятника Ленину молодые возлагали цветы, а мы стояли рядом и радовались за них. Неожиданно на площадь въехали танки. Сидящие на них люди в масках начали стрельбу по людям. Сначала мы подумали, что это какие-то учения.

Но через секунду стало понятно, что навстречу в бронированных машинах на толпы людей движется сама смерть. Постреляв людей, танки начали давить их гусеницами. Поднялся крик, стоны, плач раненых… Муж Александры быстро сориентировался, схватил за головы жену и сына и пригнул к асфальту, лег сам на землю.

Потом каким-то чудом через кладбище, по кукурузным полям, по лесам группа людей стала пробираться в сторону Украины. Расстояние в 117 километров они с товарищами по несчастью преодолели за три месяца. Шли только по ночам, днем прятались.

- В Одессе нас никто и слушать не захотел, – вспоминает Александра. –И мы стали пробираться в Москву. Там муж заболел. Врачи определили у него онкологию. Он вернулся к родне в Одессу – умирать.

Александре с сыном ехать было некуда. И начались скитания.

- Нам в итоге выправили документы беженцев и предложили Вологодскую область, - продолжает рассказ моя собеседница. –Поначалу жили в Тарногском районе, потом в Сокольском. Потом переехали в поселок Майский Вологодского района. Но поскольку не было до 2008 года гражданства, не могла прописаться нигде. Мне посоветовали выйти замуж. Тогда мол, и гражданство можно оформить.

Но новая семья не принесла Александре счастья. Оказалось, что супруг – не тот, с кем она мечтала бы провести остаток жизни. Когда ее сын отслужил в армии в Подмосковье, наша героиня развелась и решила вернуться в Вологду.

Неожиданно Александре повезло. Когда она работала в деревне Рубцово под Вологдой, встретила немолодого киргиза Владимира. Он был инвалидом первой группы. Как и она когда-то, получил сильнейшие ожоги пятидесяти процентов тела. Новый знакомый предложил Александре ухаживать за ним: сам сильно болел, а родные жили в Казахстане.

- Денег дать не могу, - сказал Владимир.- самому не хватает. Но если будешь за мной ухаживать, жилье и тридцать соток земли завещаю тебе.

Александра согласилась. Похоронила женщина Владимира в 2011 году и получила обещанную часть дома и землю.

- Все это я продала, - вспоминает женщина. – Стала приглядываться к квартирам в Вологде. Предлагали район Заречья, но я купила квартиру в центре. Еще и на мебель хватило. Дом показался нам раем: большие комнаты, свой туалет, метраж – 40 квадратов! Вокруг дома небольшой уютный дворик, шесть квартир. Все соседи дружные, летом и зимой выходили гулять, возле дома - небольшие грядки, где можно посадить лук и укроп. Но в 2014 году начались проблемы.

- Дом старый, капитального ремонта не было 42 года, - сетует Александра. – У соседей на втором этаже с крыши течет вода, когда дождь или капель. Все это протекает и к нам. Даже фундамента под пристройкой нет.

С пенсией нашей героине тоже не везет. Хотя по возрасту она должна была выйти на пенсию в этом году, но перед визитом в Пенсионный фонд попала на операцию. С работы пришлось уволиться. В итоге в ПФР обратилась лишь 8 мая. Через три месяца пришел отказ: не все документы собраны. А как их собирать, если Молдова и Украина – теперь другие страны.

- В итоге стою пока в центре занятости и получаю пособие 5400 рублей, которое еще потом вычтут, когда пенсию получу, - вздыхает Александра. – У меня и астма, и сахарный диабет, и стенокардия, и гипертония. Мечтаю сейчас только об одном: чтобы дом расселили, ведь у нас всего восемь квартир. Людям из соседнего дома дали жилье. Вот бы и нам так!

Подпишитесь на новости:
 
Читайте также