2018-12-24T18:15:36+03:00

«Мы хотели ограбить банк»

Пять тайн писателей Литвиновых
Поделиться:
Комментарии: comments6
Анна и Сергей Литвиновы свой первый детектив написали ровно 20 лет назадАнна и Сергей Литвиновы свой первый детектив написали ровно 20 лет назадФото: Личная страница героя публикации в соцсети
Изменить размер текста:

Писателей Анну и Сергея Литвиновых я знаю давно. Готовили мы с ними всякие детективы- загадки для читателей КП. Потому позвонила им запросто. Хорошие они ребята, без чванства и зазнайства. Хотя могли бы и носы задрать. Свой первый детектив они написали ровно 20 лет назад. С тех пор у них вышло уже 80 книг тиражом более 10 миллионов экземпляров, причем некоторые романы переиздавались по 30 раз. По их детективам снято несколько сериалов, а новый – «Ныряльщица за жемчугом» - 15 декабря будут весь день показывать по ТВЦ – целых восемь серий. Словом, есть о чем поговорить. Поэтому и предлагаю:

- Ну что, посидим в кафе - в честь двадцатилетия вашей творческой деятельности?

- Давай! – сразу соглашается Анна. – Где-нибудь в районе Речного вокзала устроит?

- Угу, - тихо радуюсь.

Я на этой станции метро живу.

- Отлично. Такой-то ресторан знаешь? – спрашивает Сергей. – Вроде хороший.

Тут я замолкаю. А потом начинаю возмущаться:

- Признавайся, как вы это делаете? А?

Дело в том, что ресторан этот прямо в моем доме находится.

Они неприлично ржут.

Тайна первая. Мистическая

Сергей: - Конечно, хотелось бы сказать, что я и сестра моя Анна Витальевна обладаем экстрасенсорными способностями, прозреваем сквозь пространство и время. Но, как говорил Шерлок Холмс, надо просто быть внимательным, и ты прослывешь провидцем.

- То есть хвоста за мной не было, мистики тоже?

Сергей: - Сейчас из социальных сетей можно узнать все. Я понял, что ты в этом районе живешь. А ресторан просто угадал.

Аня: - Подожди! Сейчас все испортишь!

Сергей: - Нет, ну что-то мистическое в работе писателя есть. Вот в начале нашей работы был случай. Сижу я в офисе в центре Москвы. Пишу. И такое немудрящее сравнение печатаю на машинке:

- Она так загорела, что стала похожа на негритянку…

В этот самый момент распахивается дверь. Входит негритянка. Спрашивает:

- Книги купить не хотите?

И достает из сумки книги того издательства, в котором мы собираемся этот роман публиковать. Так что мистика бывает, да.

- Еще говорят – написанное притягивается. А у вас все время кражи, убийства. Не страшно?

Сергей: - Надо соблюдать правила писательской безопасности. Не ставить в романах людей, похожих на тебя и твоих близких, в тяжелую ситуацию. И уж не дай бог мочить. Наоборот. Пусть выигрывают в лотерею, находят клады, получают Нобелевские премии.

И счеты сводить с врагами тоже не стоит. Есть порок у авторов - вставь своего врага в роман, сделай там ему плохо. И ему это в жизни отзовется. У нас был такой случай в самом начале - один человек обидел мою сестру, оскорбил. И мы вставили похожего персонажа в роман. Даже ничего такого уж злого с ним не сотворили: просто он стал в книге бандитской шестеркой и в разборке так испугался, что описался. А через несколько месяцев после выхода романа нам сообщают, что он умер. От инсульта.

И мы зареклись: все, больше никакой книжной мести. Нам не дано предугадать, как слово наше отзовется. Хорошее - пожалуйста, плохое - нет.

- И какие хорошие пожелания сбылись?

Аня: - Одна знакомая просила, чтобы я описала, как она рожает младенца. У них с мужем не получалось. Мы придали одной из героинь ее черты, и через шесть месяцев после выхода книги беременность состоялась.

Сергей: - Подожди, что-то я не помню...

Анна: - Это моя знакомая была...

Сергей: - Да позвали бы меня, вот делов-то! Шучу, шучу! Мы еще себе всякие добряки в книгах устраиваем. Мечтал я побывать на Кубе. И вот в одном романе мы нарочно так лихо завернули сюжет, что действие закончилось на Кубе. При том что ни я, ни Аня там не были. А через полгода нам в издательстве говорят: мы с вами отлично работаем уже 10 лет, хотим наградить вас поездкой, выбирайте, куда. И мы сказали - на Кубу!

Аня: – Еще мы на сотовой связи с Сережей экономим. Если мне надо ему позвонить, достаточно только об этом подумать – и он тут же звонит сам. И я так же. Какая-то особая связь.

Тайна вторая. Криминальная

- А теперь расскажите, с чего это вы вдруг 20 лет назад взялись писать детективы?

Аня: – Вообще-то сначала мы хотели ограбить банк…

– Что?!

Аня: - Понимаешь, в 90-е годы Сережа прекрасно себе работал в журнале «Смена». А я начала над ним издеваться: в такое время пахать на дядю пошло! Давай начнем свое дело! Открыли мы рекламное агентство…

- Помню, «Пятый угол»…

Аня: – Вот, и ты туда же! Как только его ни называли. «Пятая нога», «Пятое колесо». А это был «Пятый отдел»! Приятель мой сказал, что по-английски звучит круто. А по-русски, когда говорили: позвоните нам в «Пятый отдел», казалось, будто мы из спецслужб. Клиенты ржали. Одному Лисовскому понравилось.

Сергей (с гордостью): – Помнишь историю с выносом коробки из-под ксерокса? Там был и наш гонорар! Но потом Лисовский увлекся разведением кур, курам пиар оказался не нужен. Мы разорились.

Аня: - И мне было перед Сережкой стыдно. Я его сюда сманила, а у него жена, сын. В стране – кризис, кругом правит криминал. И в какой-то момент, отчаявшись, я на полном серьезе стала рассматривать вариант – как нам ограбить банк. Муж до кризиса на хорошей должности в банке работал. Все там знал. А мой друг Дима – он сейчас в Силиконовой долине глава крупной фирмы – мог любой вирус запустить. Короче, собрала я их на кухне, говорю: придумывайте схему. Сидели они до четырех утра. Схему виртуальной кражи придумали. Я утром просыпаюсь, спрашиваю: какова опасность, что нас поймают?

Дима говорит: - Процента три. Деньги будут долго ходить, но маленькая вероятность спалиться при их снятии есть.

И мне так маму стало жалко. Не переживет ведь. Короче, грабить не стали.

- Аня, скажите, что вы сейчас это придумали!

Сергей: - Какое - придумали? Аня звонит мне: Сережа, как ты относишься к идее ограбить банк? Я говорю: Аня, при нашем везении, если есть три процента спалиться, мы точно в них попадем. Конечно, мы бы на это не пошли. Но мозги у Ани в криминальную сторону повернулись. И она села писать детектив. Схему эту, кстати, мы потом в одном из своих романов описали.

Аня: - Да, я приступила к плану Б. Придумала героев: Таню Садовникову. Диму Полуянова. И еще появился картежник, игрок. Они у меня увлекались парашютным спортом – как, кстати, и я. Взлетели на самолете, он задымился, они выпрыгнули и… Что дальше, я понятия не имела. Помучилась, пошла к Сереже. Он говорит: как интересно. А что дальше?

- Это ты мне скажи!

Так и началось наше сотрудничество. Если уж не можем в жизни ворочать миллионами, надо хоть помечтать!

Первый роман мы разослали без всякого блата в пять издательств. Четыре ответили, что готовы его взять. Гонорар был 150 долларов.

- А когда романы стали приносить вам реальные деньги, на которые можно жить?

- С 1998 года мы начали, а перестали подрабатывать году в 2005. До этого писали рекламу. Ну вот смотри. За второй роман мы выклянчили тысячу долларов. На двоих за несколько месяцев труда – ерунда. А дальше стало еще хуже. Сейчас в издательствах говорят, что жить на писательские гонорары могут только те, кто входит в десятку самых издаваемых авторов. Мы болтаемся где-то к концу этой десятки. Если бы мы были один человек, мы жили бы…

- Прекрасно?

- Нет, нормально. Но так как нас двое, то получается, что жить можно, но не широко.

Тайна третья. Картежно-рулеточная

- Про первые 150 долларов вы сказали, что половину их проели, половину спустили в казино. По-прежнему часть гонорара в казино просаживаете? Кто у вас такой азартный?

Аня: – Казино сейчас закрыли. Играть люблю я. Но в покер. А Сережа – такой персонаж колоритный. Он шел прямо к столу с рулеткой. И ставил всегда на одно число. Это был его тайный ритуал. Китайцы – их в казино много - собирались около него и смотрели, открыв рот.

- Число-то какое?

Сергей: - Не выдавай!

Аня: – Да ладно, не жадничай. Число 27.

Так вот. Оно у Сережи не выпадало ни-ког-да. Поставит 50 раз по доллару на 27 – нет. Как только он вставал, все китайцы тут же ставили на 27. И оно выпадало раза три подряд.

А вот у меня довольно легкая рука. Я всегда была в небольшом плюсе: долларов 500 в год. Брала с собой на игру только 200 долларов. Но мне резко перестало везти с тех пор, как появились дети. Я долго о них мечтала, у нас ничего не получалось, потом вдруг получилось. И видно, Бог решил: я сделал то, что ты у меня просила. Больше судьбу не искушай.

Тайна четвертая. Писательская

- На всех встречах вас спрашивают: как вы пишете вместе. И я спрошу. Ругаетесь?

- Никогда. Мы вообще за всю жизнь два раза поругались. И не из-за работы. Сережа убеждал меня, что нельзя так транжирить деньги.

- Хорошо. Кто в вашей паре более кровожадный? Кто пишет сцены убийства?

Сережа: -Я, конечно! Тут не оспаривается, мне даже нравится.

Аня: - Я как-то хотела написать про маньяка, открыла книги - и меня затошнило. Так что Серенчик у нас ответственный за все эти гадости.

- А кто в вашей паре больший лентяй, а кто - мотор?

Аня: - Я, конечно, лентяй. Ну, не лентяй-лентяй, но я часто увлекаюсь другими вещами – теннисом, например, дети играют, и я стала участвовать в турнирах. Театры, путешествия…Я больше поддаюсь искушениям.

- Кто больший критик, а кто позитивист-оптимист?

Сергей: - Я критик! О! Я очень строгий! И критик, и самокритик!

Аня: -Таких критиков надо отливать в бронзе при жизни...Обычно критики любят так опустить, что молодые авторы чуть не с Крымского моста в реку кидаются. А Сережа очень уважительно, четко, по делу. Ему, если не писать, надо идти молодых учить.

- А кто у вас больший авантюрист?

Сергей: - Смешной вопрос.

Аня: - Да, это я. Я влезаю во всякие истории.

Сергей: - Сколько она крови попортила всей семье! 375 раз прыгала с парашютом. А мы каждый раз трясись!

- Кто сюжеты придумывает?

Аня: – Оба. Берем из головы. Иногда – из газет, в той же «Комсомолке» много интересных сюжетов.

Сергей: – А вот тетралогия про Космос - совсем другое. Там часть героев реальны - Королев, Гагарин, отряды космонавтов. Захотелось передать аромат эпохи, ведь конец 50-х - начало 60-х годов для России - великолепное время. Чуть ли не самое прекрасное за последние 150 лет. Энтузиазм, надежды, успех космонавтики. Мы читали много мемуаров, встречались с теми, кто помнит, как запускали первый спутник, как полетел первый космонавт.

Аня: – Для начала мы настояли, чтобы наш папа написал мемуары. Он работал в этой сфере, многих участников космической программы знал лично.

Сергей: – Кое-что придумали. Например, шестую космонавтку из женского отряда – на самом деле их было пять. Но про главную тайну мы написали полуфантастический детектив "Аватар судьбы". Высказали предположение, кто убил Королева и Гагарина.

– Вы считаете, их убили?!

Сергей: – Скажу так: они погибли при загадочных и до сих пор не до конца выясненных обстоятельствах. Смотри: Сергей Павлович Королев, руководитель нашей космической программы, умер на операционном столе. Ему делали очень простую операцию - удаляли полип в прямой кишке. Начали разрезать, обнаружили опухоль, дали наркоз. И он умер. Но! Кто видел медицинское заключение о ходе этой операции? Нет его, не было! И нет до сих пор. Уж совсем при загадочных обстоятельствах погиб Гагарин. Так что есть над чем подумать.

- Кто из ваших героев больше всего на вас похож?

Аня: - Сережа под Полуянова косит. Хотя он и не признается. Один раз я написала, что Полуянов располнел. Как он ругался на меня! Этот герой не может располнеть! Второй его герой – Паша Синичкин.

А моя – Танька Садовникова. Внешне она другая, да и по характеру: блондинка, сексуальная, с шейхом у нее был секс. Языки лучше знает. Но мне хотелось бы быть похожей, да…

- А кто самый лиричный? Кто описывает любовные сцены?

Сережа: – Я…

- То есть? Вот эти все нежности - она прижалась к его щеке... - это все Сережа?!

Аня: - Я его подкалывала: нет, не готов ты писать от лица женщины! А пару лет назад говорю: готов! Это когда он написал: мои соски напряглись...

Сергей: - Да уж. Прошел посвящение.

Тайна пятая. Семейная.

– То есть теперь ты, Сережа, можешь сказать: я знаю, чего хочет женщина?

Сергей: - Да, после 20 лет работы с Аней. Муж и жена тоже понимают друг друга. Но все же отношения соавторов развивают больше. Например, еще в начале нашей с Аней работы я читаю кусок ее текста: «Ему понравилась ее осанка и красивый маникюр". Говорю: Анечка, мужик никогда не будет смотреть на маникюр и осанку. Он посмотрит на грудь, ноги, в крайнем случае - на глаза. Но не на ногти! А я в свою очередь написал про героиню, которая уезжает в командировку: она взяла с собой смену белья. За что получил от Анны Витальевны:

- Она что, прапорщик?!

Так мы начинаем лучше понимать другой пол.

Аня: – И даже написали об этом книжку. Она скоро выйдет. Там о женских и мужских секретах, которые мы друг другу раскрыли.

– Аня! Какие наши тайны ты ему выдала?

Аня: - Например, про беременных. Сережа написал: беременные такие слабые, нервные, трогательные, им надо угождать…

А я ему отвечала: Сирена Вильямс выиграла чемпионат большого шлема, будучи беременной. Представляешь, какая это нагрузка? Неужели вам, мужикам, не пришло в голову, что мы вами просто манипулируем? Ну, кроме реально сложных случаев. Это наше законное право на каприз, когда наконец ты можешь просить все, что захочешь.

– Женщины тебя прибьют. А Сережа? Какую тайну открыл?

Сергей: - Я сказал, что размер груди не имеет значения, имеет значение форма. Если грудь такая аккуратненькая, она будет сексуальной, даже если первый размер. Ну и много другого…

- В семейной жизни вам эти знания помогают? Сколько лет вашим бракам?

Сережа: – Мы со Светланой поженились 36 лет назад.

Аня: – А нашему браку в этом году 20 лет. Наши с Сережей супруги дружат, у них есть много общих тем для бесед. Мы часто собираемся вместе, куда-нибудь ездим. Раньше даже выход каждой книги вчетвером отмечали, но теперь традиция как-то увяла.

– И в чем секрет вашей долгой совместной жизни? А то кругом одни разводы.

Аня: - Я была на концерте памяти Плисецкой. И Андрис Лиепа рассказал, что ему ответил Родион на вопрос о секретах их долгого брака с Майей:

- Я говорю: Майя, поехали в горы?

Она отвечает:

- Поехали!

Потом я слушаю прогноз: там выпал снег. Говорю: давай не поедем в горы?

Она также легко:

- Давай!

У Сережи такая Светлана, она очень мудрая женщина. Я тоже не люблю конфликтовать, если не согласна - лучше промолчу. Не умею скандалить и спорить. Зачем заниматься тем, что ты не умеешь?

- Правильно. Пишите детективы. Это вы точно делать умеете!

Подпишитесь на новости:
 
Читайте также