2019-02-05T18:00:05+03:00

Спикер парламента Молдовы: «Если выяснится, что за отказ от евроинтеграции надо объединяться с Приднестровьем, то мы не готовы платить такую цену»

Андриан Канду дал понять, что при определенных обстоятельствах Молдовы может отказаться от Левобережья
Поделиться:
Комментарии: comments55
Андриан КандуАндриан Канду
Изменить размер текста:

Пока еще председатель парламента Молдовы Андриан Канду дал большое интервью онлайн-изданию «Европейская правда». Публикуем тот момент, который остался практически незамеченным молдавскими СМИ – о возможной реинтеграции страны.

- Я уверен, что однажды – хотя, к сожалению, не завтра и, видимо, не в ближайшее время – но в среднесрочной перспективе мы сможем договориться о возврате Приднестровья в статусе автономии и о начале реинтеграции. Причем на практике это уже началось – нам нужно будет только продолжить то, что мы уже делаем, - заявил Канду.

– Будет ли в этом заинтересована Россия? И на каких условиях?

– Конечно же, Россия хочет сохранить контроль в Приднестровье. Вопрос в том, какие именно гарантии Россия получит в обмен на свой уход из Молдовы.

Лично я верю: мы можем договориться, если Россия получит гарантии невступления Молдовы в НАТО, а также гарантии того, что Молдова не объединится с Румынией, гарантии того, что российское население не будет лишено прав, гарантирующих меньшинствам международные стандарты. Тогда сможем договориться о международной миротворческой миссии в Приднестровье, а не российской, о вывозе (или ликвидации) огромного хранилища оружия, которое там находится. А мы при этом предоставим Приднестровью максимально широкую автономию – шире даже той, которую имеет Гагаузия.

И если эта договоренность получит международное благословение, если ее поддержат крупные международные игроки – то приднестровский вопрос будет решен.

– Что будет с движением Молдовы в ЕС?

– А вот здесь не может быть никаких дискуссий. Это – однозначно наше будущее. В этом вопросе компромиссов быть не может. Это – не та цена реинтеграции Молдовы, о которой может идти речь. Если выяснится, что цена – это отказ от евроинтеграции, то наш ответ будет – нет, мы не готовы платить такую цену.

Подпишитесь на новости:
 
Читайте также