2019-02-07T12:42:47+03:00

«Кишинев навсегда остался в памяти летним»: Марина Степнова прилетит на «Утраченный воздух»

Известная писательница расскажет о старом, настоящем Кишиневе
Наталья ДАВИДОВИЧ
Поделиться:
Комментарии: comments1
Марина СтепноваМарина Степнова
Изменить размер текста:

«Утраченный воздух» - так называется литературный вечер, который пройдет 16 февраля в Национальной филармонии. Известные кишиневцы, нынешние и бывшие, будут читать рассказы самых разных авторов, писавших о нашем городе. Грустные и веселые, трогательные и лирические истории, пронизанные любовью к старому, настоящему, исчезающему Кишиневу.

На один вечер из Москвы прилетит Марина Степнова, известная писательница, в юности жившая в нашем городе. Мы решили пообщаться с ней накануне ее приезда в Кишинев.

Расскажите вашу кишиневскую историю. Каким ветром вас занесло в наш город, и как тут складывалась ваша жизнь?

Мои родители переехали в Кишинев в 1981 году. Папа был офицер, мама – врач, обычная и очень советская история с переездами по всей стране. В Кишиневе я закончила школу, три года проучилась на филфаке кишиневского университета – словом, прожила счастливейшую пору: отрочество и раннюю молодость.

- Остались ли какие-то местечки, улицы, дворы, которые вызывают в сердце теплые чувства?

Я очень любила центральный рынок и улочки вокруг него, вокзал, Болгарскую, Армянскую, парк Победы, парк Пушкина, кафе «Прикиндел» на Ленина (там был аквариум и молочный коктейль! И уникальные плацинды из слоеного теста, таких нигде больше не было). Я уехала в Москву как раз в разгар оргии переименований, так что старые названия для меня - единственные. Родные. Вообще Кишинев навсегда остался в памяти летним. Полуденным. Нежный нажим солнца, шероховатый котелец под ладонью, персики, розы, варенье из персиков и из роз, детский смех во дворе – пока не стемнеет. Чудесное было время. До сих пор вспоминаю – и сразу улыбаюсь.

- Поддерживаете ли вы связь с Кишиневом и кишиневцами? Со своими одноклассниками, однокурсниками, друзьями и соседями?

Да, разумеется. Правда, большинство моих одноклассников и однокурсников разъехалось кто куда (целую карту можно утыкать флажками), но мы со многими переписываемся, стараемся перекинуться хоть парой слов в год. И потом в Кишиневе долго жили мои мама с папой, так что я приезжала сперва на каникулы, потом в отпуск. Самое важное для себя не растеряла.

- В 19 лет вы уехали из Кишинева в Москву. Стал ли этот город для вас родным?

Я уехала в город, в котором мечтала учиться и жить. Правда, очень быстро выяснилось, что Москва – идеальное место для работы. Но жить в ней непросто.

Тем не менее, я освоилась. Прижилась. Кляну, как все местные, пробки и цены, мечтаю о домике в деревне, но в любом другом месте быстро начинаю удивляться, отчего это все вокруг такие медленные.

- Мы живем в век космополитов. Люди много передвигаются, мигрируют, и теперь гораздо меньше привязаны к одному месту. Насколько важно знать историю своей семьи, своего города?

Висеть в воздухе без опоры – довольно неприятное и утомительное времяпровождение. Поэтому мне кажется, любому человеку важно понимать, откуда он родом, к чему крепится, в каком направлении растет. К тому же лично я очень любопытна – мне все интересно: как дедушка познакомился с бабушкой, что это за платье в старом чемодане, кто жил в этом доме до нас. Но это не мешает мне любить путешествия, не привязывает к одной точке. Именно в дороге чаще всего понимаешь – насколько дорог тебе дом.

- Вас часто называют последовательницей Людмилы Улицкой и Дины Рубиной в современной русской литературе. Как вы к этому относитесь?

С чувством юмора и пониманием. Критика и отзывы – это очень субъективная вещь и всерьез радоваться или убиваться тому, что тебя с кем-то сравнили, просто глупо. Вон в Европе меня то и дело с Набоковым сравнивают, с Булгаковым, и даже со Львом Николаевичем Толстым. Начнешь в это верить – и все, можно вызывать санитаров. В России критики все больше группируют авторов по гендерному признаку. Девочки налево, мальчики направо. Все девочки похожи друг на друга по умолчанию. Девочки же. Это еще забавнее, хотя санитаров в таком случае лучше вызывать уже критикам, конечно.

- А писатели общаются между собой? Возможна ли между писателями дружба?

Да отчего же вы так писателей демонизируете )) Обычные самые граждане, разве что тараканы в голове шуршат чуть погромче. И общаются писатели между собой, и дружат, и враждуют. Все, как у живых настоящих людей.

- Ваша книга “Женщины Лазаря” сразу после выхода взлетела на первую строчку в списке бестселлеров. Вы были готовы к такому успеху?

Нет. Не была готова и не готова до сих пор. «Женщинам Лазаря» исключительно повезло – книга попала к лучшим в стране агентам, а потом – к лучшему в стране издателю. Вот и все. Так бывает. Редко, но бывает.

- По версии Forbes, «Женщины Лазаря» вошли в десятку самых читаемых в России книг о любви. И это, действительно, один из лучших современных романов о любви. Насколько это личная история для вас?

Я не пишу о себе никогда – это непререкаемое правило. Но все мои истории – очень личные, потому что все чувства героев – это мои чувства. Все их вымышленные жизни я проживаю взаправду, всерьез. Именно поэтому писать так трудно.

- Творческие люди часто отстраняются от своих произведений: не перечитывают написанные ими книги, не слушают свои песни. Можно ли сказать, что однажды выплеснув свои чувства, мысли, впечатления, человек старается дистанцироваться от них? Перечитываете ли вы свои книги?

Не перечитываю – зачем? Это просто неинтересно. Иногда, конечно, приходится – например, при переиздании необходимо вычитывать новую верстку. И всегда это неприятно – хочется все переделать, переписать.

- А ваш читатель, каким он вам представляется?

Ужасную вещь скажу – я никогда не думаю про читателей. Книги я пишу для себя и только для себя. Если бы их не издавали и не читали – все равно бы писала. Мне кажется, это честно. Начнешь искать модную тему, угождать кому-то – ты пропал. Надо рассказывать то, что интересно тебе самому. Тогда и читатели будут настоящие. И очень разные. Мне очень, очень повезло – у меня как раз такие.

- Дети сейчас читают гораздо меньше, чем еще 10, а тем более, 20 лет назад. Да и взрослые, кажется, тоже. В чем причина? И нужно ли заставлять детей читать?

Когда я была школьницей, нас тоже все время шпыняли, что мы мало читаем, а вот наши родители… Специально пошла и спросила маму (она родилась в 1937) – да, их тоже в школе ругали, что они меньше читают, чем прежде. Полагаю, это естественная и повторяющаяся реакция на подрастающее поколение. Такой нервный педагогический тик. На самом деле, процент читающих людей по популяции всегда одинаковый. И всегда этот процент невелик. По-настоящему читать книги – такая же сложная работа, как и писать их.

- Почему 16 февраля нужно прийти на наш литературный вечер “Утраченный воздух”?

Потому что это редкая и счастливая возможность вспомнить прошлое и помочь будущему.

Подпишитесь на новости:
 
Читайте также