2019-03-04T15:04:26+03:00

Все - в колхоз! Резиновая каша, крысы и ледяной холод в бараках молдавскому студенту не помеха, главное – поменьше работы и побольше вина

«Комсомолка» выяснила, почему, несмотря на суровые условия, молодежи в республике нравилось участвовать в «битвах за урожай»
Поделиться:
Комментарии: comments31
Работать в колхозе можно было и сидя. Студенты факультета журналистики КГУ, 1980-е. Фото: facebook/caminul nr.6Работать в колхозе можно было и сидя. Студенты факультета журналистики КГУ, 1980-е. Фото: facebook/caminul nr.6
Изменить размер текста:

Именно так это и называлось – «битва за урожай»! Почему-то как только этот самый урожай появлялся, обязательно должна была быть битва, и все в едином порыве, под бравурную музыку, после коротких спичей, произнесенными партийными работниками, взобравшимися на трактор, одетыми почему-то не к месту – в костюм с галстуком... Они и призывали нас, слегка пьяных от полученной, наконец-то, свободы, удачного побега от всевидящего родительского ока, всеми силами броситься к выполнению главной на тот момент задачи партии (а партия была в то время одна – да, и такое было в истории Молдовы) – убирать урожай.

Считалось, что убирать урожай может любой. И когда один из студентов принес справку декану факультета журналистики КГУ (сейчас – МолдГУ) о том, что ему нельзя работать на солнце, Георгий Горинчой (ныне покойный) сказал, как отрезал: «Здесь не написано, что вы не можете работать на винограднике!» «Откосить» от колхоза можно было. Но стоило ли?! Эта романтика, свобода.... дорогого стоили. У сегодняшних студентов этого нет, не было и вряд ли уже когда-нибудь будет.

К битве за урожай готовы! Студенты факультета журналистики КГУ, 1980-е. Фото: facebook/caminul nr.6

К битве за урожай готовы! Студенты факультета журналистики КГУ, 1980-е. Фото: facebook/caminul nr.6

«Комсомолка» выяснила, как это было, - студенческие колхозы в Молдове в советское время. Сразу замечу, что было два вида поездок студентов в колхозы: на консервные заводы или в поля, сады, на виноградники.

Размещение

Как правило, жили в бараках, их строили на скорую руку специально для таких «спасателей» урожая, как мы. Летом там могли размещать другие отряды. Осень – время молдавских студентов. При отсутствии бараков студентов расселяли в местных школах, тракторных бригадах (тоже в бараках).

Условия в школах были чуть лучше, чем в бараках. А вот последние, хоть и каменные, хоть и побеленные снаружи и выкрашенные в зеленую или синюю краску внутри, человек на 10-15, представляли собой суровое зрелище, больше коровники напоминали. Внутри – ряды железных кроватей со скрипучими сетками, постельные принадлежности и белье далеко не новое, тонкие одеяла. Были какие-то тумбочки и шкафчики, столы, пару стульев – все было таким, будто их выбросил кто-то за ненадобностью.

Студенты, конечно, пытались создать какой-то уют из подручных средств, но удавалось это с трудом. Кстати, не везде были розетки, приходилось их проводить самим, от освещения, которое ограничивалось одной лампочкой под потолком, правда, пользоваться нагревательными приборами строго воспрещалось.

В некоторых бараках была еще одна напасть - крысы и мыши. Одну студентку филфака крыса укусила за нос ночью. Был большой скандал, но крыс меньше не стало.

Особенно жутко было, когда наступали холода, - а студенты могли работать и до конца октября – начала ноября. В спальнях пар изо рта шел. Тогда спасали фуфайки – такие ватные рабочие куртки: мы сваливали их вместо одеял на кровать.... и так выживали.

Туалеты и душ – деревянные, наскоро сколоченные строения на улице, тоже довольно жуткие. В теплые дни принимать душ было даже романтично. В холод мы старались помыться за 5 минут, пока окончательно не задубеешь.

Весело было в колхозах! Студенты факультета журналистики КГУ, 1980-е. Фото: facebook/caminul nr.6

Весело было в колхозах! Студенты факультета журналистики КГУ, 1980-е. Фото: facebook/caminul nr.6

Другое дело – работа на консервном заводе. Это настоящие вип-условия по сравнению с работой на полях. Бараки – более приличные, внутри могут быть туалеты и душ с горячей водой и даже отопление: коммуникации, как правило, подключены к заводу. Были розетки. И дважды в такие колхозы-заводы мы привозили электроплитки и даже электродуховку однажды захватили с собой (пекли пироги и делали горячие бутерброды). Это была какая-то нереально комфортная жизнь.

Кормежка

Вечно голодные студенты – это и про колхоз. Свиней лучше кормили, жалели как-то. Студентам же доставалось то, что осталось после несунов (которые несли с работы домой все, что «плохо лежит», а их было достаточно: на один кусок мяса могли претендовать от колхозного (сельского) руководства до простой поварихи).

Это были каши, которые не падали на пол, если перевернуть тарелку вверх дном. Или слипшаяся вермишель. Жидкие супчики с маленькими кружочками жира, как круги на воде, намекающими на то, что в бульоне какое-то время находилось сало (или мясо).

Единственное, что можно было есть – вареные яйца, сливочное масло (давали по такому маленькому кусочку), сметану (хоть и жидкая), хлеб.

Однажды в Тудорово (сейчас – Тудора) района Штефан-Водэ, где мы убирали сначала персики, потом яблоки, студенты призвали к ответу председателя колхоза. «Вы кормите нас одной кашей, которую невозможно есть!» - возмущались студенты. «Неправда, не одной кашей, а пятью: перловкой, рисовой, манной...!» - парировал председатель. Спорить было бесполезно.

И тогда студент провляла чудеса изобретательности. Самое легкое – сообщить родителям о бедственном положении или, при наличии денег, сделать набег на местный магазин. Мы на еду выменивали то, что собирали на полях или в садах (в общем-то, меняли на вино, к которому «полагалась» и закуска). Пару раз умыкнули консервы в местном магазине и котлеты в общественной столовой «Ветерок» в Кучурганах. Но воровство, скорее, для куража, чем с голодухи. Еще кто-то однажды отловил несчастную заблудившуюся (далеко от села) курицу, и мы зажарили ее на костре. Когда удавалось, мы готовили салатики, пекли картошку на костре и поджаривали хлеб над костром, доставали где-то добытую брынзу и сало, помидоры. Казалось, ничего вкуснее этого нет на свете. Все это запивалось добрым домашним вином, мы пели песни под гитару и спорили до хрипоты.

Студент-журналист Слава Мороз где-то нашел бахчу, 1988 г. Фото: facebook/caminul nr.6

Студент-журналист Слава Мороз где-то нашел бахчу, 1988 г. Фото: facebook/caminul nr.6

Совсем по-другому кормили на консервных заводах. Там столовые даже круче студенческих были – готовили вкусно! Для студентов организовывали отдельные столовые, но можно было и на завод пройти, и там копеек за 40-50 наесться до отвала.

И кроме того, можно было «пробовать» заводскую консервацию... А она часто было гораздо вкуснее той, что продавалась в молдавских советских магазинах.

В нашем случае, – а мы были на заводах в Каменке и Григориополе, - в районных центрах были кафе, и можно было иногда себе позволить даже пирожное.

Работа, одежда и заработки

Собирали все, что растет в Молдове, и что созревает к осени: лук, помидоры, виноград, яблоки, персики и т.п. Тем, кто работал на винограднике, особенно «везло». Уже к концу первой недели штаны можно было в прямом смысле поставить, стирать особо было негде, разве что пару раз за месяц-два (девочки делали это раз в неделю), а в конце сезона их просто выбрасывали. У работавших на персиках была другая проблема – они постоянно чесались.

Рабочую форму студентам, как правило, не выдавали. Разве что фуфайки, которые, действительно, спасали в холода. Остальное все привозили из дома.

На заводах выдавали рабочие халаты, сапоги, перчатки, косынки.

Стирали, как правило, раз в неделю, в условиях, приближенных к боевым. Грели кипятильником или брали из душа нагретую за день воду, прихваченный из дома порошок или хозяйственное мыло, - никаких машинок, тем более, «автоматов».

Честно говоря, я ничего ни разу так и не получила за работу в колхозе. Думаю, еще и должна осталась (снимали какие-то деньги за еду). По всей видимости, к физическому труду не приучена. Как и многие мои сокурсники. А вот некоторые студенты работали так, что могли и несколько сот рублей получить после возвращения из колхоза. Одной студентке, которая лучше всех работала, на моей памяти, даже подарили цветной телевизор. Это было в то время... как автомобиль сегодня выиграть в лотерею...

Платили немного, например, сбор 1 килограмма винограда в разное время - от 1 до 3 копеек. Кажется, что это ничтожно мало. Но собрать ведер 20-30 винограда в день несложно, а это – считайте – от полутора рублей до пяти примерно. То есть за месяц легко можно было заработать от 70 рублей до 100. А если постараться, то и все 200 рублей. Как правило, колхоз продолжался от одного месяца до двух.

Если, конечно, не отлынивать... А вот работать студенты в большинстве своем не хотели. И самое худшее, что могло быть за это, - порицание на комсомольском собрании. Больше привлекала романтика – вечера у костра с гитарой, чтение стихов и споры на вечные темы, преферанс по ночам, свидания и признания... А еще были танцы под магнитофон, драки с местными, «самоволки» (мы ездили в Белгород-Днестровский просто так, город посмотреть) и, конечно, вино... мы же в Молдове! Какая утром работа?!

Подпишитесь на новости:
 
Читайте также