2019-03-20T09:28:50+03:00

Как слепой из Молдовы выживает в России: казалось, что страшней войны в Приднестровье ничего нет, оказалось, есть — это голод!

У Василия Прутяна нет телефона с выходом в Интернет, а он тоскует по дочерям и внукам - «давно не слышал их голоса»
Поделиться:
Комментарии: comments2
Василий Прутян скучает по дочкам и внукам (Фото: RT).Василий Прутян скучает по дочкам и внукам (Фото: RT).
Изменить размер текста:

RT отправился в Калужскую область, где в советское время было создано поселение для незрячих людей — Русиново. Инвалиды по зрению приезжали туда работать и в бытовом плане были устроены неплохо. Ситуация изменилась в 1990-е годы, когда завод, на котором они трудились, почти лишился заказов. Сегодня незрячие собирают здесь медицинские пипетки. За эту кропотливую и монотонную работу они получают около 10 тыс. рублей в месяц.

Ориентир — специальные поручни для обеспечения передвижения слепых. Дорожка, идущая по улице Русиновской в городе Ермолино Калужской области вдоль железных перил, — ежедневный маршрут нескольких десятков последних обитателей бывшего образцового города для инвалидов по зрению, который был создан ещё в советское время. Путь идёт от жилых пятиэтажек к проходной завода, где слепые собирают медицинские пипетки.

В 1948-м в калужской деревне Русиново начали собирать потерявших на войне зрение солдат. Сотня ослепших фронтовиков и сотня зрячих из числа местных жителей производили различные бытовые мелочи, для изготовления которых не требовались большие знания — только терпение и неутомимость рук. Затем на базе этой артели было решено создать целый город для слепых. В сотне километров от Москвы выросли завод, жилой микрорайон, дом культуры, поликлиника, школа-интернат, детский сад, магазины.

В Русиново стали съезжаться люди со всей страны. Ехали по собственному желанию — это место не было резервацией для инвалидов. Здесь люди с ограниченными возможностями по зрению и слепые жили полноценной жизнью. На предприятии Всероссийского общества слепых (ВОС) работали 1100 человек, больше половины — инвалиды по зрению 1-й и 2-й групп.

По тем временам их зарплаты (200—250 рублей) позволяли обеспечить всё необходимое для достойной жизни. Квартиры они получали от государства бесплатно. Слепые создавали семьи, их дети ходили в детсады и школы.

Однако всё это закончилось с распадом Советского Союза.

- Беру стеклянную трубочку, надеваю на один её конец резинку, затем укладываю собранную пипетку в футляр и плотно закрываю его, — Василий Прутян комментирует рутинную операцию. — И так семь часов подряд. Но я очень рад, что у меня есть работа. Мне без неё не выжить.

57-летний инвалид пять лет назад приехал в Ермолино из Приднестровья. В Бендерах, по его словам, сегодня и здоровым людям нелегко, а работы для незрячих нет вообще.

Травму, приведшую к полной слепоте, Василий получил во время службы в армии, 37 лет назад.

- Я помню солнце, я видел его, — говорит инвалид, не переставая работать.

В начале 1990-х в Бендерах шли боевые действия между войсками ставшей независимой Молдавии и отрядами местной самообороны.

- Казалось, что страшней войны ничего быть не может, — говорит Василий. — Но, оказалось, есть. Когда у меня не стало работы, мы реально оказались на грани голода.

Василий Прутян и его жена поехали в Русиново. Он ещё в советские годы слышал, как хорошо там живётся слепым. В действительности всё оказалось не совсем так, но работу Василий Прутян получил.

- Слепые подбирают любые кусочки радости, которые не замечают зрячие, — философски рассуждает он.— Когда появилась пусть маленькая, но стабильная зарплата, мы с моей Клавдией Ивановной взяли ипотеку и купили в Балабаново однокомнатную квартиру.

Банк выдал Прутянам 1,3 млн рублей. Пенсия по инвалидности у Василия 17 тысяч рублей, а на «РУСиНовоПАК» он зарабатывает около 10 тысяч рублей в месяц. Его зрячая жена работает уборщицей в школе и получает 9,7 тысяч. Ежемесячно на выплату по ипотечному кредиту уходит 26,5 тысяч рублей. Но оптимизма Василий не теряет:

- Единственное, чего мне сейчас в жизни не хватает, — телефона с возможностью выхода в интернет. Одна дочь, Лена, осталась в Приднестровье, семья другой дочери, Яны, снимает квартиру в Подмосковье. У меня два внука и пять внучек. Давно не слышал их голоса...

Подпишитесь на новости:
 
Читайте также