2019-04-17T22:04:36+03:00

В квартире жителя Кишинева два месяца жил медведь: «Мне подарил его папа на день рождения вместо собаки – ребята со двора кормили мишку бутербродами»

Медвежонка Алтая любила вся детвора на Рышкановке, к нему водили школьные экскурсии, а когда зверя увозили навсегда, он даже плакал от горя
Леонид РЯБКОВКорреспондент "КП" в Молдове
Поделиться:
Комментарии: comments4
Сурен с АлтаемСурен с Алтаем
Изменить размер текста:

Если семья Берберовых, в бакинской квартире которых жил лев, прогремела на весь Советский Союз, то о том, что обычной кишиневской квартире жил медведь, знали только в столице Молдавской ССР. История с медведем закончилась хоть и печально, но, слава Богу, не трагически, как со львом у Берберовых...

- Мне было десять лет, это был 1969 год. - улыбается Сурен Оганесян. - Отец его привез с Алтая на день рождения.

Отец Сурена работал в то время в Молдвинпроме, был даже замминистра. Постоянно мотался по командировкам, решал вопросы со сбытом винной и коньячной продукции. Жила семь на Рышкановке, на улице Бурлаченко, недалеко от озера.

- Он приехал с очередной командировки, был на Алтае. - продолжает Сурен. - После обеда звонок в дверь. Я бегу открывать, чувствую, что это отец. Он меня обнял, но стоит на пороге, не заходит. Смотрю, а у него в руке поводок, выглядываю, а там — медвежонок!

- А вы, наверное, собаку хотели?

- Я подумал, что там собака, всегда у отца просил собаку. Но радости было! И брат Арарат так обрадовался!

Мама Сурена кормит мишку виноградом.

Мама Сурена кормит мишку виноградом.

- Медвежонка так и назвали — Алтай. Охотники убили медведицу, но не заметили, что у нее было двое медвежат. Одного подарили отцу Сурена, а второго отдали в цирк. Алтай прожил в квартире семьи Оганесян около двух месяцев. Кормили его кашами, молоком из соски, маленький же был.

- Квартира у нас была просторная, - говорит Сурен. - Жил мишка в доме, на балконе. Потом ему всем двором построили в палисаднике у озера сарай большой. Как сейчас помню, в магазины привозили яйца в клетках, они были перестелены соломой. Мы ходили в магазин несколько дней эту солому собирали, насобирали на метр высоты.

Алтай прожил в этом сарае на цепи около полугода. В еде он не нуждался — дети из всех окрестных домов мишку подкармливали, из ближайшего детсада ему приносили то, что не доели детишки.

Сурен (его брат Арарат за медвежонком) с мамой в парке во время прогулки со своим питомцем

Сурен (его брат Арарат за медвежонком) с мамой в парке во время прогулки со своим питомцем

- Мама у нас была такая шумная, большая. - улыбается Сурен. - Медвежонок, который жил в палисаднике, когда хотел есть, просто мычал. И мама наша ему с четвертого этажа: «Подожди, сейчас вынесу кушать!» Все окрестные дома это слышали!

- Рядом были две школы — 33-я и 53-я. Как большая перемена, все школьники — к медведю! - вспоминает Сурен. - Все, что родители давали детям, все бутерброды тащили этому медведю! С ним играли, он никогда в жизни никого не тронул! Наилучшее воспоминание детства!

А потом все закончилось. Пришла журналистка брать интервью у матери Сурена, брала она его рядом с сараем, где жил Алтай. Пришла на свою беду, с большой овчаркой.

- Эта собака все время гавкала на медведя, рычала, а Алтай даже не обращал на нее никакого внимания, - рассказывает Сурен. - Вдруг овчарка сорвалась с поводка и бросилась на медведя. Как сейчас помню его взгляд, он ведь в жизни никого не тронул, он даже не повернулся к ней, как дал ей лапой, когда она прыгнула на него. тогда я впервые увидел огромные когти у него, овчарка упала замертво.

После этого началась кампания против медвежонка Алтая.

- Его пришлось отдать, привезли его в Измаил, в местный Дом пионеров, - говорит Сурен. - Он там жил в клетке, это последние сведения, которые были о нем...

Вся окрестная детвора провожала Алтая, все плакали.

- Столько горя было, столько возмущения! - до сих пор не может успокоиться 60-летний Сурен. - Алтай, как ребенок, плакал! Когда его по трапу вели в грузовую машину, у него слезы лились! Понятно, что это хищник, долго это не могло продолжаться.

- Меня удивляет, как ваш отец рискнул сделать вам такой подарок...

- Он же был маленький! Я в Норильск из Кишинева уехал в 77-м, на Крайний север... Я знаю, что такое маленький медвежонок. Это безобидное существо. Конечно, дальше нереально было его держать.

- Школа, милиция не возмущались, когда он у вас жил?

- Да нет! Медведь всегда был на железной цепи в сарае. Приходил участковый, проверял. Не помню, чтобы кто-то возмущался, наоборот, столько радости было! Прямо классами приходили из школ на экскурсию, чтобы увидеть Алтая, дети играли с ним. Детей он любил, а вот взрослых немного сторонился. Рядом был парк, он еще не был заасфальтирован, мы выходили с Алтаем туда, жарили шашлыки, гуляли с ним. Он, как кошка, по деревьям лазил! С собаками играл...

- Как ваш отец смог привезти медведя? Разве с таким хищником пускали в самолет?

- В то время это была одна страна, не было этих разрешений фитосанитарных, таможен, границ!

Вся семья Оганесян на прогулке с медвежонком (Сурен обнимает Алтая).

Вся семья Оганесян на прогулке с медвежонком (Сурен обнимает Алтая).

Сурен Оганесян мечтает приехать в Кишинев. Он работал оперным певцом в нашем театре оперы и балета, работал в Будапеште, в Одессе, но со сцены давно ушел. Живет в Испании, открыл свой ресторан. Иногда поет в нем. Но Кишинев не отпускает:

- Медвежонок Алтай, наверное, самое сильное впечатление моего детства! У меня детство было такое, шебутное. Помню, учился я уже в музыкальной школе на Димитрова, мне там одноклассники рассказывали про этого медведя, меня не помнили, а вот медведя запомнили на всю жизнь! Вся Рышкановка Алтая помнила! Целыми классами приезжали с Центра, с Ботаники на экскурсию!

Подпишитесь на новости:
 
Читайте также