2019-06-02T23:12:46+03:00

Ректор Медицинского университета им. Тестемицану: «Обидно, когда за рубежом Молдова ассоциируется лишь с вином и коньяком, хотя в Медуниверситете мы готовим отличных специалистов»

В эксклюзивном интервью «КП» Иван Абабий рассказал, как в медицинском вузе воспитывают арабскую молодежь и что делать, чтобы выйти из "кадрового тупика" в медицине
Поделиться:
Комментарии: comments20
И.Абабий: «мечтаю о том, чтобы легче жилось нашему народу – слишком много тяжких испытаний выпадает на его долю».И.Абабий: «мечтаю о том, чтобы легче жилось нашему народу – слишком много тяжких испытаний выпадает на его долю».
Изменить размер текста:

В числе лауреатов межгосударственной премии «Звезды Содружества», которую на днях вручили в ходе Форума научной и творческой интеллигенции СНГ, был и наш земляк - ученый с мировым именем, ректор молдавского Государственного медицинского и фармакологического университета им. Н. Тестемицану (ГМФУ) И.И. Абабий. В нашей беседе Иван Иванович откровенно рассуждал о том, почему нельзя форсировать решение языковых проблем, что осложняет порой обучение в медуниверситете арабской и турецкой молодежи, нужно ли законодательно регулировать «миграцию» врачей.

«Сначала меня спасала латынь»

- Вы награждены многими орденами и медалями, являетесь почетным членом академий ряда стран. При этом все знают, что вы феноменально скромный и очень добрый человек. Откуда эти не слишком современные в нашем рациональном мире свойства характера?

- Всё в нас из детства… У меня были замечательные родители, но особое духовное родство связывало с бабушкой, Ксенией Ивановной, и с дедом, Андреем Трофимовичем. Он был удивительно мудрым человеком, колхозное начальство всегда советовалось с ним – когда, что и где сеять. Благодаря ему в селе построили несколько колодцев, потом колодцы продолжали строить мой отец, другие сельчане – брали с деда пример. До сих пор помню, каким добром и светом были наполнены минуты, когда мы с ним лежали под орешником на кровати и он по памяти читал лермонтовское «Бородино». Село наше Окю-Алб - молдавское, я русского, в отличие от деда, не знал, но «Бородино» слушал завороженно, как музыку. Так вот, и мама и дед объясняли: хвастовство, злоба – большой грех.

- Когда вы окончили школу, ваш дядя Николай Тестемицану, известный хирург, ортопед-травматолог, был ректором Кишиневского мединститута. Это сыграло решающую роль в вашем выборе профессии?

- Врачом я решил стать еще в детстве. Сильно хворала мама – болели сердце, суставы. Так хотелось поскорее выучиться и помочь ей! Она мое решение одобрила: «Дело хорошее, только в начальники не иди – лечи детей». Правда, сразу после школы я чуть не оказался в лётном училище – как все мальчишки в те годы, бредил авиацией. Но аттестат я получил в 16 лет, а туда принимали с 17-ти. К тому же, трое друзей-одноклассников решили поступать в мединститут. С ними и поехал в Кишинев. Так вчетвером мы стали студентами этого вуза.

- Известно, что университет, который вы теперь возглавляете, - преемник ленинградского мединститута – после войны в Кишинев приехал большой десант специалистов высочайшего класса, заложивших основу медицинского образования в Молдове. Нынешние студенты знают об этом?

- Мы бережно храним многие традиции в учебном процессе, заложенные в те далекие уже времена Василием Куприяновым, Анатолием Зубковым, другими блестящими педагогами. Имена некоторых российских профессоров, наряду с именами таких известных молдавских ученых, как Николай и Василий Анестиади, Тома Чорбэ, Наталья Георгиу, увековечены на созданной нами Аллее выдающихся врачей. 38 великолепных бронзовых бюстов, установленных в сквере перед университетским социально-культурным комплексом, стали одной из визитных карточек нашего вуза. Кстати, в Кишиневе живет и здравствует один из моих любимых педагогов – Наталья Васильевна Кердиваренко. Ее отец был в первом эшелоне той ленинградской профессуры. Позже, окончив наш институт, осталась в нем преподавать и Наталья Васильевна. В моей судьбе она сыграла особую роль. Дело в том, что в институт я поступил, совершенно не зная русского, а молдавских групп тогда не было. Поначалу растерялся – что делать? Стал усердно заучивать все термины на латыни. Узнав об этом, Наталья Васильевна посоветовалась с зав. кафедрой Борисом Зиновьевичем Перлиным, также приехавшим из Ленинграда. Вердикт был такой: парнишка старательный, пусть учится! А уже через пару лет я отлично говорил по-русски. Так подробно рассказываю об этом, потому что сейчас некоторые «горячие головы» хотят форсировать решение языковых проблем, готовы вытеснить русский из системы образования. Я этого не допускаю, помню, как по-отечески мудро поступили когда-то мои учителя.

- Сегодня у вас, насколько я знаю, идет преподавание на 4 языках: русском, румынском, французском и английском.

- Да, так сложилось, поскольку обучаются здесь студенты из более чем 30 стран. На каждой кафедре трудится по 5-6 преподавателей, которые владеют иностранными языками: читают на них лекции, пишут статьи, выступают с докладами на международных конференциях, семинарах, которые регулярно проходят в этих стенах. Знаете, обидно, когда за рубежом Молдову ассоциируют лишь с нашими винами и коньяками, ведь мы и замечательных врачей готовим для многих стран. К примеру, в Индии, в штате Керала, я своими глазами видел колоссальную востребованность подготовленных нами специалистов.

«Пять Евтушенко – еще не Пушкин»

- А с какими иностранными студентами сложнее работать?

- Больше проблем с арабской, турецкой молодежью – она по натуре экспрессивная, громкая, говорливая. К тому же, эти мужчины на наших молодых преподавателей женского пола смотрят порой свысока. Приходится воспитывать особо строптивых. Дисциплина в нашем деле – вопрос важнейший, нарушать ее не позволяем никому. Но и скучать у нас студентам не приходится – в университете отличные спорткомплексы, крепкие футбольные, баскетбольные, волейбольные команды. Многие с удовольствием занимаются художественной самодеятельностью, знакомят с искусством своих народов.

- Ваш университет сотрудничает почти с сотней вузов мира. Понятно, что для молдавских студентов, резидентов, аспирантов чрезвычайно привлекательна стажировка в известных зарубежных клиниках и медицинских вузах, в лабораториях с первоклассным оборудованием. А чем интересен зарубежным партнерам кишиневский медуниверситет?

- Летом студенты фармацевтических факультетов из Польши, Румынии, Украины, других стран проходят очень интересную, насыщенную практику в нашем научном центре выращивания лекарственных растений у села Бардар, в 15 км от Кишинева. Мы планируем расширить этот питомник, где на нескольких гектарах произрастает более 250 лечебных трав. Когда-то мы сами отправляли своих студентов на такую практику в Грузию, в другие регионы. Но государство помогло обустроить данный научный центр, и теперь важность такой учебной площадки трудно переоценить. Профильные кафедры нашего фармацевтического факультета ведут там разработку новых лекарств на основе местного растительного сырья, проводятся исследования совместно с Академией наук РМ, готовятся диссертации.

Так же активно практикуются приезжающие к нам иностранные студенты в университетском центре симуляции. Самые современные методы подготовки и непрерывного образования специалистов здесь внедряются в соответствии с международными стандартами. При помощи виртуальных тренажеров-симуляторов высокой точности студенты уже со второго курса получают опыт общения с пациентом, различные медицинские навыки. Кстати, с работой этого центра все желающие смогли ознакомиться в День открытых дверей, который прошел у нас в минувшую субботу. Сотни юношей и девушек посетили уникальный Музей анатомии человека, наш Стоматологический центр, Научную медицинскую библиотеку. В этом году впервые в рамках Дня открытых дверей состоялась выставка участников художественного конкурса «Доктор глазами ребенка». Его победители были награждены почетными дипломами.

- Вы – обладатель многих патентов на изобретения в сфере детской отоларингологии. Какое из них стало особенно памятным, знаковым?

- Есть такая болезнь – папилломотоз гортани. Эта доброкачественная опухоль, возникающая иногда с рождения, может полностью блокировать дыхательные пути. Считается, что провоцирует это далеко не редкое заболевание - папиллома-вирус. В начале 80-х в лаборатории московской детской больницы №9 (ныне – больница им. Г. Сперанского) мы с коллегами провели основательные иммунологические исследования, в ходе которых я и предложил применить для лечения этого недуга левомезол. Решение оказалось верным, для многих детей – в буквальном смысле спасительным. В середине 80-х для обследования и лечения этой болезни к нам в ту больницу приезжали даже из Сибири, с Дальнего Востока. В той же клинике в 70-80-х годах я учился в аспирантуре, в докторантуре. С благодарностью вспоминаю своих наставников – Дмитрия Ивановича Тарасова, директора НИИ неврологии Верещагина. Это были уникальные специалисты, очень отзывчивые люди. Академик Верещагин с долей юмора наставлял меня: «Запомни: даже пять Евтушенко – это еще не Пушкин! Даже пять кандидатских - еще не докторская, которая должна решать поистине глобальную проблему». И я помнил эти слова, исследуя в докторской диссертации вопросы рецидивирующих заболеваний у маленьких детей, их профилактику. Сознавал, что это касается практически каждого ребенка!

- Сегодня, пожалуй, главная проблема молдавской медицины – кадровый вопрос: врачи массово уезжают в Румынию, в другие страны из-за низких зарплат. Какой «рецепт» в этом плане может дать ректор единственного в республике вуза, готовящего специалистов для отечественной системы здравоохранения?

- Что касается зарплат, в последнее время ситуация меняется в лучшую сторону. Есть надежда, что государство начало понимать - мы действительно можем оказаться в «кадровом тупике». Но проблема тут значительно шире, нужно системно решать вопросы технического оснащения медучреждений, диагностических лабораторий. Кстати, еще в 2005 году, став министром здравоохранения, я несколько раз с трибуны ВОЗ в Женеве говорил о необходимости законодательно регулировать «миграцию» медицинских кадров, не допускать их катастрофической «утечки» из одних стран в другие. Некоторые зарубежные коллеги спорили со мной, убеждали, что это недемократично. Но я и сегодня уверен, что определенные юридические механизмы в данной сфере все же нужны.

В тот же период, находясь на посту министра, я инициировал создание Стратегии развития медицины Молдовы на 10 лет – с 2007-го по 2017-й годы. Она была высоко оценена в Копенгагене, в штаб-квартире европейского отделения ВОЗ, как первый подобный документ, разработанный в нашем регионе. Но, к сожалению, перманентная политическая нестабильность в республике помешала полностью реализовать ту стратегию.

Вне политики – по Уставу

- Иван Иванович, у вас есть мечта?

- Я мечтаю о том, чтобы легче жилось нашему народу – слишком много тяжких испытаний выпадает на его долю. Конечно, мечтаю о процветании родной альма-матер, воспитавшей так много высококлассных врачей. А еще - о том, чтобы в Кишиневе наконец-то появилась наша университетская больница. Известно, что во всем мире именно университетские клиники демонстрируют высший пилотаж в проведении углубленных научных исследований, в подготовке будущих врачей. В ряде больниц у нас есть свои кафедры, но я говорю о базовом, современном лечебном учреждении, принадлежащем непосредственно нашему вузу. Мне не раз приходилось видеть уникальные университетские клиники в Германии, Австрии, в других странах. Надеюсь, будет чем гордиться в этом плане и нам.

- Скажите, удается вам в условиях политизированного молдавского общества оставаться вне политических баталий?

- В Уставе университета написано, что руководители подразделений нашего вуза не могут быть членами политических партий, проводить какую бы то ни было политическую агитацию. Думаю, в современных реалиях это крайне важно.

- Иван Иванович, чем вы любите заниматься в свободное время?

- Моя страсть – книги, люблю историческую литературу, мемуары. Два моих дяди – братья отца, воевали на фронтах Великой Отечественной. Один из них погиб под Варшавой. Так что есть в истории Второй мировой войны страницы, написанные кровью близких мне людей. Потому и книги о тех годах читаю с огромным интересом.

- Ваша супруга – кардиолог, сын – хирург, дочь и вовсе пошла по вашим стопам, стала детским отоларингологом. А внуки продолжат династию?

С дочерью Полиной, супругой Людмилой Евгеньевной и внуком Андреем.

С дочерью Полиной, супругой Людмилой Евгеньевной и внуком Андреем.

- У меня четверо внуков. И вот, представьте, старшие, Иван и Дмитрий, живущие во Франции, как и я когда-то, «заболели» авиацией. Оба - инженеры, связаны с самолетостроением. Кем станут младшие – Александр и Андрей, не знаю. Может, захотят учить или лечить. Может, станут строить колодцы или самолеты. Главное, чтобы были нацелены на добрые дела, как их прадеды и прапрадеды.

- Иван Иванович, а чем особенно запомнился вам форум в Ашхабаде?

- Прежде всего, поразил сам город, сверкающий белоснежным мрамором небоскребов, зеркальными дорогами. А форум лишний раз подтвердил, что в современном мире по-настоящему конструктивно не соперничество, а сотрудничество. Без экономического, творческого, человеческого содружества, в одиночку республики бывшего СССР обречены на прозябание. Не зря в народе говорят: «врозь – хоть брось!»

Подпишитесь на новости:
 
Читайте также