2019-06-21T14:00:53+03:00

Закулисье молдавского балета: Зачем «упростили» «Жизель», куда пропала прима-балерина и опасно ли супругам танцевать в дуэте!

Народные артисты Кристина и Алексей Терентьевы рассказали корреспонденту «КП», почему без сожаления отказываются от выгодных контрактов
Поделиться:
Комментарии: comments4
Это - классическая постановка Жизели.Это - классическая постановка Жизели.
Изменить размер текста:

Недавно в Кишиневе состоялся III гала-концерт «Звезды балета». Придумали и уже в третий раз организовали этот праздник народные артисты РМ Кристина и Алексей Терентьевы, чьи имена можно увидеть на афишах балетных спектаклей во многих странах мира. Мы попросили наших знаменитых соотечественников рассказать о том, как появилась идея концерта, об их ближайших и перспективных творческих планах.

УСЛОВНО РОДНОЙ

- Мне посчастливилось побывать на всех трех представлениях, и каждый раз зал долго не отпускал артистов со сцены, ведь выходили на нее не просто звезды балета…

Алексей:

- Да, практически все они – выпускники Нацио-нального хореографического колледжа, бывшие солисты Национального театра оперы и балета им. Марии Биешу, питомцы молдавских педагогов- хореографов. Приглашать их в Кишинев на гала-концерты и было нашей главной идеей.

- Однако все три года звучит «закулисный» вопрос: почему это сказочное действо происходит не в стенах вашего родного театра?

Кристина:

- «Родным» мы его теперь называем весьма условно, хотя Алексей проработал здесь 23 года, а вместе мы танцевали на этой сцене 16 сезонов – все главные партии. Но, уволившись, уже третий год мы входим в театр… лишь через кассу, по билетам. Не пускают нас и в репетиционный зал.

- Но за рубежом понятие «молдавский балет» сегодня ассоциируется именно с вашими именами. Что же заставило уволиться из театра?

Алексей:

- То же, что вынудило уехать из Молдовы десятки, если не сотни наших коллег. До 2009 года балетная труппа выживала, в основном, за счет гастрольных гонораров -месяца по три мы ежегодно танцевали в Англии. Но потом гастроли прекратились. Почему – никто толком не объяснил. К тому времени мы с Кристиной получили награды на трех международных конкурсах и не хотели прозябать дома без работы. Вдумайтесь: наши ведущие солисты, танцуя 1-2 спектакля в месяц, получают 3000 леев. Если спектаклей нет – 2000. Понятно, что мы не стали отказываться от предложений выступать на международных гала-концертах, в спектаклях зарубежных трупп. Дирекцию театра это раздражало, и было заявлено, что наш гастрольный график не совместим с театральным репертуаром. Скажу сразу, что логики в этом нет, при желании все прекрасно можно согласовывать, как делают это солисты во всем мире. Причем руководство театра уверяет, что танцевать на других сценах нас побуждает только финансовый вопрос. Но это не так. Известно, что балетный век короток. Если всерьез хочешь реализоваться, нужно использовать все возможности.

- Тем более, что на упомянутых конкурсах вы побеждали триумфально. В 2007-м из Вены Кристина привезла Гран-при, а в 2008-м на конкурсе в Варне вы отличились сразу в 5 номинациях! У Кристины – золотая медаль, вы были признаны «Лучшим партнером»…

Кристина:

- В Варне дороже всех наград стало искреннее внимание наших кумиров – председателя жюри Владимира Васильева и его супруги Екатерины Максимовой. Они высоко оценили нашу сложную программу – три серьезных па-де-де и два неоклассических танца Раду Поклитару, удостоенного там «золота» за хореографию. После конкурса Владимир Викторович дал нам свой телефон, завел речь о стажировке, о сотрудничестве.

- А уже через месяц – новое золото Кристины на конкурсе в Стамбуле! Да, представляю себе лицо кассирши, у которой всенародно любимые титулованные артисты вынуждены покупать билеты на спектакль…

Алексей:

- В кассе нас встречают традиционным вопросом: «Когда вы, наконец, выйдете на нашу сцену? Зрители все время спрашивают: в каком спектакле танцуют Терентьевы?»

- Какими же видятся вам нынешние балетные постановки из зрительного зала?

Кристина:

- Проблем много… Труппа небольшая, человек 40, но процентов на 80 она состоит из учащихся колледжа, без которых невозможен ни один спектакль. Их участие в постановках – дело хорошее, но для того чтобы набраться опыта, им нужно «опериться», 5-6 лет поработать рядом с профессионалами. Они же выходят на сцену в каждом акте, без должной актерской школы. Нет сегодня и примы, которая «держала» бы полный репертуар. Многие солисты уехали, а профессиональный уровень оставшихся вынуждает менять, «облегчать» хореографию.

- Но зрителя уверяют, что «Лебединое озеро», «Спящая красавица» в Кишиневе соответствуют постановкам в Санкт-Петербурге, а «Щелкунчик» - спектаклю в Большом театре, ведь у нас его ставил сам Григорович!

Кристина:

- Изначально так и было. Мы всё это танцевали, берегли как зеницу ока. Наш с Алексеем театральный педагог-репетитор Ольга Васильевна Гуриевски (Василати), в прошлом – прима кишиневского театра, ничего не позволяла менять, упрощать в тех постановках. Ее уход из жизни в прошлом году стал большой утратой для молдавского балета. А сегодня больно видеть, как «искорежены» многие спектакли. Не по злому умыслу, а потому что солисты технически не осилят их истинную версию, рискуют получить травму. Скажем, в «Жизели» уже не танцуют всю «диагональ баллоте». Какие-то сложные пируэты, вращения, прыжки вообще убирают из постановок. Неискушенный зритель этого, как правило, не замечает, спектакли «вытягивают» живая музыка, сохранившиеся декорации. И дирекцию это устраивает.

ЗАКУЛИСНЫЙ МАСТЕР-КЛАСС

- Но все же, под каким предлогом театр отказался в 2017-м включиться в проведение вашего первого гала-концерта?

Алексей: - Директор заявил, что сцена занята, нет никакого «окна», хотя речь шла об одном вечере. Более того, саму нашу идею он счел «непрофессиональным подходом» и запретил участие в гала-концерте театрального кордебалета. А ведь это было бы очень полезным для артистов! Не лишней была бы для театра и плата за аренду зала. К счастью, нас поддержал директор Дворца Республики Николай Думбравэ, и уже третий год мы встречаем гостей в этих стенах. В прошлом и в нынешнем году подставляло нам плечо и Министерство культуры.

- Но сцена Дворца, наверное, не стандартна в балетном плане?

Алексей:

- В старинных театрах Испании мы с успехом выступали и на крохотных подмостках. А в лондонском Альберт-холле сцену соорудили из каких-то сборных панелей. Так что сцена Дворца Республики для нас вполне приемлема, тем более, что недавно ее реконструировали: выровняли, отциклевали, взяли в аренду профессиональный линолеум.

- Приглашая настоящих звезд, вы решаете и просветительские задачи. Благодаря вам наш зритель увидел сцены из легендарных балетов «Пахита», «Корсар». А с каким восторгом принял зал миниатюру «Золотой божок» из «Баядерки»! Этого балета уже 25 лет нет в нашем репертуаре.

Кристина:

- В Кишиневе остался скудный репертуар, поэтому хотелось порадовать зрителя яркими номерами. При этом очень непросто было совместить дату концерта с гастрольными графиками гостей. Сейчас разгар сезона, и каждый из них незаменим в своих труппах. Надежда Котец и Константин Ткач приехали из Италии, Вадим Лоленко – из Москвы, Софья Матюшанская – из Санкт-Петербурга, Рада Думиника – из Мадрида

- Это, наверное, коммерческая тайна, но все же спрошу: их выступления предполагали солидный гонорар?

Алексей:

- В прошлом году у нас был генеральный спонсор и, соответственно, выше были и гонорары. В нынешнем такого спонсора не оказалось, и гонорар был скромнее. К счастью, артисты восприняли это с пониманием, сознавая, в каких условиях выживает Молдова. А главное, они ехали домой, и этим все сказано. Им хотелось, чтобы на пике формы их увидели родные, друзья, чтобы за них порадовались педагоги.

Кристина:

- Важно и то, что благодаря гала-концертам (в этом году роль ведущей очень профессионально исполнила директор Национальной филармонии им. С. Лункевича Светлана Бивол), в зале звучат имена таких личностей, как Ирина Матюшанская, Евгений Гырнец, Юрий Горшков, Елена Царикова.Каждый из них проложил уникальную тропу в мире молдавского балета. Скажем, Евгений Гырнец –единственный в стране балетный хореограф, благодаря которому в репертуаре нашего театра появился спектакль «Ромео и Джульетта».

Алексей:

- Рады мы и возможности выпускать на эту сцену учащихся хореографического колледжа. Мы с Кристиной очень ответственно относимся к подготовке их номеров: много репетируем, в прошлом году на собственные средства пошили для юных артистов два комплекта костюмов. Больше трех десятков ребят на наших гала-концертах смогли увидеть звезд балета не из зала, а совсем рядом, за кулисами, в деле. Поверьте, это дорогого стоит. В балете нет мелочей, поэтому для молодежи было важно наблюдать, как большой артист настраивается перед выступлением, завязывает тесемки пуантов, разогревается, как борется с волнением, как после выступления восстанавливает дыхание. Тут начинающих танцовщиков ждали настоящие мастер-классы, без лишних слов и назиданий.

- Знаете, в Кишиневе можно услышать снобистское утверждение, что в Молдове говорить о настоящем балете не серьезно.

Алексей:

- Те же снобы могут говорить, что нет у нас и настоящих художников, певцов. Конечно, это не так! И в непростой социально-экономической ситуации, когда закрыты многие фабрики, заводы, научно-исследовательские институты, балет в Молдове существует. Он является национальным достоянием, которое необходимо развивать, беречь. Да, театральная труппа малочисленна, «обескровленна», но она есть. В хореографическом колледже многие классы не укомплектованы, и все же там вспыхивают чудо-звездочки. А главное, здесь сохраняют русскую балетную школу в ее классическом виде – школу, которую отличают глубокая духовность, артистизм.

Кристина:

- Но колледж переживает сложные времена. В советские годы педагоги ездили по городам и селам в поисках талантливых детей, а сегодня этого нет. В прошлом году в балетный первый класс поступило всего четыре ребенка! Народный артист РМ Юрий Горшков, которого несколько поколений учеников называли «папой», был смещен с поста директора колледжа из-за нелепого закона, установившего возрастной ценз для руководителей учебных заведений. В 2018-м, выступая перед гала-концертом на телевидении, мы с Алексеем пригласили с собой нынешнего директора Юрия Мадана, чтобы он «напомнил» о существовании уникального для Молдовы учебного заведения, привлек туда молодежь. Но колледж нуждается в системной государственной поддержке.

БАЛЕТНЫЕ ФРИЛАНСЕРЫ

- Где вы сегодня чаще выступаете? Хватит времени, сил не отказаться от идеи гала-концерта в будущем году?

Кристина:

- Мы – свободные художники, с гастрольными турами, представляя родную Молдову, исколесили Англию, Испанию, Китай, Северную Америку.Часто выезжаем на гастроли с российской труппой - в Испанию, на Тайвань, в другие страны. В год получается более 100 спектаклей. Памятными стали для нас выступления на Голден Гала в Японии, куда до нас молдавских танцовщиков не приглашали, на престижных гала-концертах в Братиславе, в Будапеште, в Таллине, на фестивале им. Нуреева в Казани. Полтора года отработали по контракту в Канаде, но продлевать его не стали. При комфортной жизни в Монктоне мы не могли максимально реализовываться на сцене. Позже, получая предложения о контрактах с театрами в Будапеште, в Бухаресте, в других городах, мы без сожаления отказывались от них, оставаясь балетными фрилансерами, работающими с полной самоотдачей там, где нам интереснее всего.

А идею гала-концертов в Кишиневе будем развивать. Еще есть за рубежом блестящие молдавские артисты, готовые в них участвовать. Среди них - солист Государственного балета Берлина Дину Тамызлыкару, прима пражского театра Алина Нану, Анатолий Устимов, гордость труппы в Ростове-на-Дону. Не исключено, что расширим формат и начнем приглашать не только выходцев из Молдовы. Среди наших друзей немало таких известных артистов, как россияне Андрей Баталов, Евгения Образцова. Конечно, их приезд предполагает серьезные гонорары, поэтому будем иначе продумывать вопросы рекламы, продажи билетов. Вообще, идей много: от дивертисментов до триптихов, состоящих из одноактных балетов. Главное, чтобы они вдохновили и потенциальных спонсоров.

- Верно ли, что в последние 15-20 лет меняется не только современный, но и классический балет?

Алексей:

- Это так. Когда я учился в московском училище, у нас только Цискаридзе (он был на 4 года старше) славился своей растяжкой. А сегодня все мужчины в балете должны садиться на шпагат. У женщин очевиднее упор на полное «открытие ноги», как у Надежды Павловой. Есть изменения и в техническом плане, и в пластическом. По большому счету, балет – это математика, где есть и расчет, и полет. Что уж говорить о неоклассике, требующей все большей гибкости, выносливости. Мы с Кристиной очень рады сотрудничеству с Поклитару, с Борисом Эйфманом, с Георгием Ковтуном. Это совершенно разные мастера, неординарные личности.

Кристина:

- Помню, с каким напряжением, подъемом в 2007 году мы с Алексеем репетировали балет Эйфмана «Реквием». Работали сначала с его ассистенткой. Когда в Кишинев прилетел Борис Яковлевич, наш труд он одобрил, но вдруг заключил: нужна новая вариация мужской партии. И эту вариацию он создал и отрепетировал с Алексеем за один день! Так же неистово работал с нами Ковтун во время постановки своего балета «Лучафэрул». Репетировали мы с 10 утра до 8 вечера, иногда без перерыва на обед! В пылу страстей Георгий Анатольевич, страдавший от болей в пояснице, мог запросто подхватить на руки балерину, чтобы показать, как выполнить поддержку.

- Не сочтите некорректным «возрастной» вопрос. Артисты балета могут выходить на пенсию уже при 20-летнем стаже. Думали, чем займетесь после ухода со сцены?

Кристина:

- Алексею сейчас – 43, мне – 36. Для балета это солидный возраст, но мы в отличной форме и планируем танцевать не один год. Без ложной скромности скажу: мы так часто выходим на сцену, что обрели большое мастерство, опыт. Ну а со временем займемся педагогической деятельностью. Определенные наработки уже есть – на базе залов колледжа репетируем с его питомцами-участниками гала-концертов, проводим другие индивидуальные занятия. Нам предлагают и сегодня плотнее заняться педагогической работой в колледже, в Академии музыки, театра и изобразительных искусств. Но этому препятствует гастрольный график.

- Насколько я знаю, не без вашей поддержки засверкала звезда Софьи Матюшанской – она стала дипломантом конкурса в Стамбуле, ведущей балериной театра в Петербурге, была номинирована на «Золотую маску».

Кристина:

- Прежде всего, мы помогли Софье развеять все сомнения, когда эта талантливая артистка намеревалась уйти из балета. Она выезжала с нами на гастроли, обрела опыт, уверенность в себе.

СЕЛФИ В ТРОПИКАХ

- Правда ли, что вы хотите открыть свою балетную студию?

Алексей:

- Такие планы есть. Не исключено, что в ней будет класс и для тех, кто встанет к станку в 40 или в 60 лет. Занятия с теми, кто влюблен в балет и мечтает осваивать азы этого искусства, популярны во многих странах.

- Некоторые ваши коллеги считают, что супругам не стоит создавать дуэт, поскольку споры на репетициях в итоге раскалывают такие семьи.

Кристина:

- Прежде каждый из нас рьяно отстаивал свою точку зрения, но с годами мы стали легче понимать друг друга, и теперь творческий поиск приносит больше радости, ведь без него балет невозможен. А вот супруги, танцующие не в дуэте, нередко расстаются, просто потому, что месяцами гастролируют в разных странах, не видя друг друга. Вообще, мне повезло: для Алексея семья – это главное. Он по натуре такой – заботливый, надежный. Причем я его надежность ощущаю особо. В танце он часто находится у меня за спиной, я его не вижу, но в руках его уверена абсолютно. Иногда артист роняет партнершу даже с верховых поддержек или «заваливает» ее. На репетициях и у нас всякое бывает. А на сцене я могу усомниться в себе, но не в Алексее.

- Падения случались во время выступлений?

Алексей:

- Редко, но случались, артисты – живые люди. На каких только сценах ни приходится танцевать – на скользких, неровных. Но падение для танцовщика - ситуация скорее комичная, нежели трагичная. Барышников умудрился на выпускном экзамене упасть, а «нарезку» из падений Цискаридзе легко найти в интернете.

- Неизбежны в вашем деле и травмы?

Кристина:

- Я уже 10 лет танцую с хронической травмой колена опорной, толчковой левой ноги. Это «наследство» от художественной гимнастики, которой занималась в ранней юности. В 90-е МРТ не было, колени «упустила», и пришлось делать операцию. У Алексея были две серьезные травмы. Разрыв связок получил из-за плохого освещения сцены, полгода тогда лечился. В другой раз «отбил» стопу на слишком жестком помосте. Но эту изнанку профессии – пот, слезы, болеутоляющие таблетки – зритель видеть не должен, как бы ни ныли старые раны.

- Вашей дочери - 17. Она-то эту изнанку хорошо знает. Потому и не пошла по вашим стопам?

Кристина:

- Алиса занимается легкой атлетикой, окончила художественную школу им. Щусева. А к балету трепетной любви, которая появилась в детстве у меня, у нее не возникло. Дома она могла надеть пуанты, пачку, корону, стать принцессой, так что балет не был окружен для нее волшебством. А без любви в этот мир погружаться не стоит.

- В разных странах зритель по-особому воспринимает балет. Где в этом плане выступать сложнее?

Кристина:

- Скажем, в Англии во время спектакля зал холоден и сдержан, но когда закрывается занавес, артисты тонут в долгих овациях. В Испании, напротив, море экспрессии, зритель топает ногами от восхищения, выкрикивает восторженные реплики. А на Тайване после спектакля просят исполнить эффектные элементы, скажем, 32 фуэте. Затем возле театра ставят стол, за которым мы даем автографы. Очередь выстраивается по 200-300 человек! Многие просят о совместном селфи. В тропиках, на жаре, в балетных костюмах эта церемония покажется пыткой! Но сияющие лица, восторг детей, слова благодарности заглушают любую усталость.

- Вы так часто находитесь за пределами республики, что правомерен вопрос: где сегодня ваш дом?

Алексей:

- Мы действительно много ездим, у нас немало друзей по всему миру – бывшие одноклассники, коллеги, руководители коллективов, с которыми нас связывают многогранные творческие планы. Алису Кристина рожала «на английском языке» в Канаде, в Москве вообще редко селимся в гостинице, живем у друзей. Но дом наш – в Кишиневе. Поэтому и хочется помочь родному колледжу обрести второе дыхание. Хочется, чтобы окрепла театральная труппа и чтобы судьбу национального достояния – молдавского балета – решали по-настоящему авторитетные профессионалы.

Фото: личный архив.

Подпишитесь на новости:
 
Читайте также