2019-07-03T12:15:05+03:00

Мам, дай денег: В Молдове есть прокуроры, которым помогают родители

Практически каждый седьмой государственный обвинитель указал в своей декларации об имуществе и интересах за 2018 год, что получил материальную помощь
Виктор МОШНЯГ
Поделиться:
Комментарии: comments16
Владимир Мошняга. Фото zdg.mdВладимир Мошняга. Фото zdg.md
Изменить размер текста:

Как и в предыдущие годы, и за 2018 год прокуроры из Республики Молдова задекларировали, что они получили щедрые пожертвования в денежном выражении от родителей или других близких родственников. Анализ ZdG показывает, что практически каждый седьмой государственный обвинитель указал в своей декларации об имуществе и интересах за 2018 год, что получил материальную помощь.

Точнее, из 637 прокуроров, работающих в органах прокуратуры, по меньшей мере, 100 из них получили в прошлом году денежные суммы в виде «пожертвований». Ситуация походит на 2017 год, когда 90 прокуроров указали в своих декларациях об имуществе и интересах, что они получили пожертвования.

37 тыс. евро пожертвовано родителями за последние 6 лет

Владимир Мошняга является прокурором Прокуратуры по борьбе с организованной преступностью и особым делам (ПБОПОД) с момента основания учреждения в 2016 году. Ранее он работал в Отделе осуществления уголовного преследования Генеральной прокуратуры (ГП). Как и многие его коллеги, в последние годы прокурор вносил в декларации об имуществе тот факт, что он получал щедрые пожертвования, особенно от своих родителей.

За период 2013–2018 гг. Владимир Мошняга написал в своих декларациях об имуществе и личных интересах, что получил в виде пожертвования от родителей и родственников, в рамках семейных мероприятий, не менее 37 тысяч евро. В декларации об имуществе за 2018 год прокурор написал, что двое его детей получили пожертвование от своих бабушек и дедушек на общую сумму 5 тыс. евро. А годом ранее прокурор указал, что в рамках «семейных событий, дней рождения, праздников» его дети получили два аналогичных пожертвования на общую сумму 8 тыс. евро.

И в 2016 году, утверждает государственный обвинитель, он и его семья получили первые пожертвования в результате тех же «семейных событий». Их общий объем – 8,5 тыс. евро. 2015 год не стал исключением, прокурор указал доход в виде пожертвований в размере 8 тыс. евро. Такую же сумму, 8 тыс. евро в виде пожертвований Мошняга указал в декларации об имуществе за 2014 год. В 2013 году Владимир Мошняга указал в своей декларации, что он дважды организовывал крестины, на которых получил общий доход в размере 31 тыс. евро.

Скромный дом родителей в с. Коржова против дома на миллионы в Кишиневе

Согласно информации, содержащейся в декларации об имуществе и интересах прокурора, больше всего пожертвований внесли его родители – Григоре и Ольга Мошняга. Мать прокурора по профессии метеоролог. Отец государственного обвинителя всю свою жизнь проработал водителем. Оба родителя живут в селе Коржова, Дубоссарского района, в скромном домике вблизи реки Днестр, а селяне утверждают, что они ведут достойную жизнь, но они никогда не видели, чтобы те демонстрировали роскошь, которая позволила бы им пожертвовать тысячи евро.

Помимо того, что они являются стабильными спонсорами своего сына, Григоре и Ольга Мошняга также являются владельцами недвижимости на миллионы, строительство которой почти завершено. Она официально находится в селе Ставчены, мун. Кишинев. Фактически, недвижимость находится в двух шагах от столичного района Рышкановка, в районе, где в последние годы начали расти несколько элитных домов. Двухэтажная недвижимость с мансардой завершена с улицы, будучи построена на земле, приобретенной родителями Владимира Мошняги в 2013 году, и еще не было официально сдано в эксплуатацию.

Дом на миллионы в Кишиневе. Фото zdg.md

Дом на миллионы в Кишиневе. Фото zdg.md

Объяснения родителей: «Хотя мальчик там, а я здесь, все строится на мои деньги»

Григоре и Ольгу Мошняга мы нашли дома, в Коржова. Поначалу нервные, впоследствии они заявили, что недвижимость в столице действительно их. «Это мой дом. Мы продали дом, инвестировали в другой», – сказала нам мать прокурора, раздраженная тем, что нас интересует имущество ее семьи.

Григорий Мошняга был спокойнее. После того, как он напомнил нам, что мы находимся на территории, где необходима аккредитация для съемок, и отметил, что если бы на его месте был «местный, а не молдаванин, который боролся за целостность Молдовы в 1992 году», мы, вероятно, провели бы вечер, разговаривая с приднестровской милицией, он тоже согласился рассказать о доме в мун. Кишинев.

«Мне 60 лет. Всю жизнь я работал. Если хотите, я покажу вам, какой дом я построил здесь, в Дубоссарах, после чего я продал его. И квартиру я продал в Дубоссарах, и построил дом в Кишиневе. Это мой дом. Я хозяин. Я могу поехать показать вам, что у меня был дом в Кишиневе, который я продал. Все было официально. В Налоговой также есть информация, что я заплатил налоги. Я сделал все законно. Я работал на автобусе 40 лет. Могу я построить себе дом или нет? Здесь, где я живу, находится родительский дом. Я думал, что дети приедут сюда, но они не приезжают, и поэтому я перешел жить в родительский дом. Дом в Кишиневе мой. Все сделано законно. Хотя даже сын там, а я здесь, стройка идет на мои деньги. Я не могу бегать каждый день в Кишинев. Я сказал им: «Сделайте на ваш вкус, чтобы я в старости жил, и вы будете рядом со мной. Однако, кто знает, чьим будет этот дом, сына или дочери, потому что у меня и дочь есть в Кишиневе. Я купил ей квартиру. Но я не знаю, кто будет жить в доме со мной, сын или дочь. Тот, кто будет вести себя лучше», – сказал нам Григоре Мошняга.

Мошняга: «Но да, родители помогают мне»

Владимир Мошняга указал в своей декларации об имуществе и интересах за 2018 год, что за прошедший год он получил, помимо пожертвований, 331 тысячу леев в виде зарплаты прокурора. Он также задекларировал, что владеет сельскохозяйственными угодьями площадью 1,45 га, а с 2014 года владеет и долей в квартире площадью 93 кв.м., построенной в столице в многоэтажке на побережье парка «Долина роз». Если сейчас его родители постоянно жертвуют ему впечатляющие денежные суммы, Владимир Мошняга подарил своей матери, Ольге Мошняга, в 2009 году квартиру площадью 43 квадратных метра, принадлежавшую ему, по ул. Пушкинская горка в Кишиневе. Таким образом, он смог зарегистрироваться в списке прокуроров, не имеющих жилья, и, соответственно, может купить квартиру по специальной цене, всего за 350 евро за квадратный метр, в доме, специально предназначенном для прокуроров, на ул. Мелештиу. Жилье по льготной цене, хотя и было куплено Мошнягой, не отражено в его декларациях об имуществе и интересах, где мы находим только задолженность компании, которая его построила, «Basconslux».

«Я не прокурор, на данный момент. Да, я подал в отставку», – отметил Владимир Мошняга. Он ушел в отставку вскоре после того, как в общественном пространстве появились обвинения в его адрес в том, что он использовал отношения в системе в процессе развода и опеки над ребенком. Что касается пожертвований, которые он получал в период, когда он был прокурором, Мошняга сослался на своих родителей.

«Я не знаю, как люди в селе могут говорить нечто подобное (что его родители не могли сделать пожертвования, прим. ред.). Родители что вам сказали? У них было несколько объектов недвижимости, которые они отчудили, даже в городе Дубоссары. Их было несколько. Я не говорю об одном или двух…», – отметил прокурор. На вопрос о том, как родители смогли заполучить такую собственность и денежные суммы, экс-прокурор сослался на то, что они «работали всю свою жизнь». «Я не могу ответить вам на вопросы о том, как родители смогли заработать эти деньги. Они работали всю свою жизнь, заработали на имущество, которое у них было. Очевидно, что и дом в Кишиневе их. Нет, я не вложился в него. Иногда кто-то может попросить меня, чтобы я туда съездил, может быть, с некоторой логистикой. Ничего другого», – говорит Мошняга. «Откровенно говоря, я не считал все пожертвования. Может быть, вы считали. Но да, родители помогают мне. Пожертвования – для детей, а не для меня». Он утверждает, что квартира в многоквартирном доме для прокуроров не фигурирует в его декларациях об имуществе в разделе о недвижимом имуществе, поскольку она до сих пор не была полностью оплачена. «Еще есть долги перед строительной компанией».

Пожертвования в размере 15 тыс. евро: «То, что я указал, соответствует истине, потому что я не написал ложь»

Владимир Мошняга, однако, отнюдь не единственный прокурор, который задекларировал, что он получил пожертвования в прошлом году. В ПБОПОД, например, мы выявили еще 7 государственных обвинителей, утверждающих, что они получили пожертвования. Больше всего денег, 15 тысяч евро, поступили на счета Романа Русу. Он работает в ПБОПОД с августа 2016 года, ранее занимал должность прокурора в секторальной столичной прокуратуре. Русу – племянник бывшего заместителя генерального прокурора Евгения Русу. Государственный обвинитель утверждает, что деньги были якобы получены от его родителей, однако, он не указывает в своей декларации – от его родителей или его супруги. Родители прокурора Романа Русу работают на государственной службе, как и его теща.

Мы спросили Романа Русу, как его родители, работая на государство, могут позволить себе пожертвовать ему сумму около 300 тысяч леев. «Видите ли, это относится и к родителям жены. Я не указал, чьи родители пожертвовали. Это родители супруги пожертвовали», – уточнил прокурор. Отвечая на вопрос, где они работают, что могут себе позволить пожертвовать такую сумму, прокурор не стал указывать эти детали. «Спросите родителей. Почему я должен делать вам заявления о родителях? Родители имели и сделали соответствующие пожертвования. То, что я указал, соответствует истине, потому что я не написал ложь. То, что было указано в декларации, правильно, это не ошибка», – отметил Русу.

На неоднократные просьбы рассказать нам, чем занимаются его сваты, прокурор также ответил отказом. «Я думаю, что вы располагаете всеми возможностями, как расследовательская газета, чтобы проверить. Я думаю, что у вас есть возможности, и вы можете проверить. Они живы, они в стране, и вы можете связаться с ними. Я не думаю, что могу помочь вам с их контактными номерами. Узнайте, где они работают и позвоните им. Все, что они хотят заявить, пусть заявят они», – призвал нас прокурор.

Теща прокурора: «Я пожертвовала деньги, чтобы купить машину дочери»

Хотя он не стал подробно рассказывать о своих сватах, ZdG установила, что прокурор сослался на Екатерину и Тудора Цуркану. Как и его родители, теща государственного обвинителя работает на государственной службе, будучи работницей Министерства экономики и инфраструктуры. Его тесть также работает в компании «Asito Direct».

«У меня были накопления. Это не значит, что я накопила эти деньги сейчас. Работаю. Я пожертвовала деньги, чтобы купить машину дочери. Да, много лет работаю на государственной службе», – уточнила Цуркану, которую мы нашли по номеру телефона в ее служебном кабинете в Министерстве экономики и инфраструктуры. Согласно информации с сайта министерства, она возглавляет Административно-финансовый отдел. Тем не менее, данные из ее декларации об имуществе и интересах за 2018 год показывают, что Цуркану является заместительницей главы Управления институционального менеджмента. Отвечая на вопрос, возможно ли в государственной системе накопить столько денег, чтобы дарить детям, теща прокурора ответила: «Возможно, или невозможно… Если есть накопления, и работаешь со своим мужем, а дети уже взрослые… Я не столько делаю приобретения, сколько вкладываю деньги в детей», – уточнила Екатерина Цуркану.

Согласно данным из ее декларации об имуществе и интересах за 2018 год, в прошлом году Екатерина Цуркану заработала 200 тыс. леев в виде служебного оклада, а ее супруг, в компании «Asito Direct», – 76 тыс. леев. Больше всего денег, 232 тыс. леев, поступило на счета семьи Цуркану в качестве государственного представителя, которым она является в рамках ряда коммерческих обществ: «Moldtelecom», «Po ta Moldovei», «Fiscservinform», «Metalferos», «Moldexpo», Пансионат в Холерканах или «Red Nord B l i». В виде пенсии супруги Цуркану собрали еще около 160 тысяч леев.

39,7 евро пожертвований для прокурора Антикоррупционной прокуратуры

Не только прокуроры ПБОПОД в прошлом году получили щедрые пожертвования, но и не менее 10 государственных обвинителей из Антикоррупционной прокуратуры (АП). Самыми щедрыми были родители прокурора Дорина Компана, государственного обвинителя, в последние годы ведшего несколько резонансных дел. Согласно данным из его декларации об имуществе и интересах за 2018 году, прокурор получил денежные переводы от «родителя», находящегося за рубежом, на общую сумму 39,7 евро (около 800 тыс. леев).

В декларации государственный обвинитель указал даже номера «таможенных сертификатов», посредством которых деньги попали в страну. Дорин Компан родом из села Слободзея-Душка, Криулянского района, а местные жители сообщили нам, что его мать, Валентина, в течение многих лет находится за рубежом. В последние дни у Дорина Компана был отключен сотовый телефон, так что мы не смогли связаться с ним, чтобы спросить об обстоятельствах получения пожертвований.

540 тыс. леев для еще одного прокурора из Антикоррупции

Роман Статный, еще один прокурор АП, также привык к щедрым пожертвованиям. Он утверждает, что в прошлом году он получил пожертвование в размере 40 тыс. леев от своей матери Юлии Статной, еще 60 тыс. леев – от своего отца Петру Статного и еще 50 тыс. леев – от своего брата, Игоря Статного. И остальные члены семьи прокурора якобы получили пожертвования в прошлом году: 230 тыс. леев – от матери супруги Елены Бордияну и 100 тыс. леев – от ее отца Илие Постанчука. 30 тыс. леев было получено от Романа Статного и еще 30 тыс. леев – от его отца. В целом семья Статных отчиталась в пожертвованиях на сумму 540 тыс. леев в течение 2018 года. Полученные пожертвования в два раза превышают его доходы в виде оклада прокурора.

И в последние годы Роман Статный указывал щедрые пожертвования. Например, в 2017 году те же лица пожертвовали в общей сложности 440 тыс. леев. В 2016 году в карманы семьи прокурора поступило 225 тысяч леев, а годом ранее – 258 тысяч леев: тоже от родителей, брата, бабушек и дедушек. В 2014 году, первом, в котором государственный обвинитель указал пожертвования в декларации об имуществе и интересах, прокурор вписал сумму в 160 тысяч леев. Статный работает в АП с 2008 года.

Прокурор: «Какого ответа вы ждете? Сказать, что нет?»

Петр Статный, отец прокурора Романа Статного, является директором «Red Nord» Сынжерей и местным советником от Демократической партии Молдовы. В декларации об имуществе и интересах за 2018 год он сообщил о доходе в виде зарплаты в размере 267 тыс. леев на «Red Nord». От продажи участка земли, сдачи в аренду ряда участков сельскохозяйственного назначения, а также от его пенсии и пенсии его супруги, Петр Статный также отчитался в сумме около 300 тыс. леев. В 2017 году, когда они пожертвовали сыну солидную сумму, Петр Статный и его супруга Юлия отчитались в общем доходе в 346 тысяч леев. Хотя публичные данные показывают, что до начала этого года родители прокурора управляли компанией «Olimp Statnîi», которой принадлежал «смешанный магазин» в Сынжерее, фирма не была указана в декларации об имуществе и интересах Петра Статного. В начале этого года фирма была ликвидирована. Игорь Статный, брат-жертвователь прокурора Романа Статного, является управляющим «Euroglass Garant», основанного другим его братом, Александром.

«Если я указал в декларации, значит, что вы понимаете, что у родителей есть деньги для пожертвования. Какого ответа вы ждете? Сказать, что нет?» – отметил Роман Статный, отвечая на вопрос о том, есть ли у его родителей столько денег, чтобы позволить им постоянно их жертвовать. «Моя мама является учредителем предприятия, а мой отец работает в подразделении «Red Nord». Он руководитель. В том числе он на пенсии, он также работает и является советником. Если вы сделаете расчеты, вы увидите, что он может заработать», – уточнил Статный. На вопрос о том, есть ли у него и его семьи документальные доказательства, подтверждающие наличие пожертвований, прокурор ответил вопросом:

Роман Статный: «Когда Вы получаете подарок от Ваших родителей, Вы это документально оформляете?»

Репортер: Ну, я не получаю от моих родителей такие денежные суммы.

Роман Статный: Мои родители более снисходительные, добрые…

Репортер: Родители смогут оправдать наличие таких сумм в случае проверки?

Роман Статный: Вы должны спросить у них.

Фигуранты расследования Фото: Из архива "КП"

Фигуранты расследованияФото: Из архива "КП"

Отец прокурора: «Я приезжаю в гости для пожертвований»

Отвечая на вопросы ZdG, Петр Статный признался, что помогает своему сыну, но отметил, что надеется, что «процедура» скоро закончится. «То, что у меня было собрано, они взяли у меня потихоньку. Как только что-то собиралось… Я приезжаю в гости для пожертвований. То есть для поддержки», – говорит отец прокурора с улыбкой. «Да, и в прошлом году, и раньше. Я уже жду, когда это закончится, потому что они большие. Уже можно избавиться от этих субсидий, но пока никак. Пока мы работаем, у нас еще есть возможность. Максимально, чем можем, помогаем. Хорошо, что мы здоровы», – отметил Петр Статный.

Он подтвердил, что фирма, основанная его супругой, «Olimp-Statnîi», недавно была ликвидирована. «Недавно мы передали здание под ремонт и сдачу в аренду. В принципе, она не приносила большого дохода, она продавала три кастрюли в день. В основном, пожертвованные деньги поступали из заработной платы и пенсий. У нас не было другого источника дохода», – сказал Петр Статный. Согласно данным из декларации об имуществе и интересах, прокурор Роман Статный управляет автомобилем модели «Land Rover Freelander». Он декларирует два автомобиля аналогичной марки, один из которых 2002 года выпуска и принадлежит ему на праве владения, а другой – 2007 года и находится в его собственности.

И прокуроры территориальных прокуратур получили щедрые пожертвования. Больше всего денег, около 10 тысяч евро, получили семьи не менее 10 государственных обвинителей. Однако проверки, проведенные ZdG, показывают, что, как и в случае большинства прокуроров ПБОПОД и АП, лица, указанные прокурорами в качестве жертвователей, находятся за границей, поэтому практически невозможно установить, обладают ли они достаточными финансовыми ресурсами для дарения.

ТОП прокуроров территориальных прокуратур, указавших пожертвования в декларациях об имуществе и личных интересах за 2018 год:

Прокурор: Кожокару Владислав, главный прокурор, Прокуратура Криулян

Жертвователь: Морошану Вера, Морошану Георге, Морошан Вероника

Сумма: €4200 евро, $3500, $3500

Прокурор: Гырбу Наталия, Прокуратура АТО Гагаузия

Жертвователь: Барган Иван и Барган Матрёна (родители)

Сумма: €10 тыс.

Прокурор: Дулгеру Ион, Прокуратура мун. Кишинэу

Жертвователь: Дулгеру Галина Леон (перевод)

Сумма: €10 тыс.

Прокурор: Дерменжи Валериу, Прокуратура Яловен

Жертвователь: Дерменжи Мария

Сумма: €10 тыс.

Прокурор: Чуботару Дорина, Прокуратура Оргеев + Чуботару Василе, глава Прокуратуры Теленешт

Жертвователь: Ветрилэ Татьяга Исае, Ветрилэ Михай Георге (родители)

Сумма: €9480

Пожертвования из деклараций об имуществе: законодательство против реальности

Мы спросили Иона Николаева, представителя Инспекции по неподкупности, каковы рычаги учреждения по проверке законности и достоверности пожертвований в декларациях об имуществе и интересах чиновников. «В рамках дела о проверке инспектор по неподкупности имеет право получать данные и информацию от любого физического или юридического лица. Инспектор имеет право спросить, пожертвовало лицо или не пожертвовало. Если человек, сделавший пожертвование, находится за пределами страны, конечно, процедура сложнее. Но в ходе проверки мы можем проверить только предмет декларации, членов семьи, сожителя или сожительницу. В случае если жертвователи не являются членами семьи или сожителями, мы не можем провести проверку и в отношении этих лиц, чтобы узнать, откуда у них данные финансовые ресурсы. В этой ситуации можно обратиться в Налоговую службу, чтобы узнать, имело ли это лицо доход на территории Республики Молдова и облагалось ли оно налогом. Это также может проверить и орган уголовного преследования, если будет установлено, что в декларации были указаны ошибочные или ложные сведения», – отметил Ион Николаев. В настоящее время нет завершенных процессов, демонстрирующих, что были чиновники, указавшие фиктивные пожертвования в декларациях об имуществе.

Обязательство указывать в декларациях об имуществе и интересах доходы должностных лиц в виде пожертвований появилось в законодательстве в 2016 году, но на данный момент нет достаточных рычагов для проверки их достоверности, говорит эксперт по борьбе с коррупцией Марианна Калугина. «Очевидно, что возможность указывать пожертвования в декларациях служит неблагонамеренным лицам, которые хотят обелить деньги, имеющиеся в их распоряжении. Но таким был риск. Практически невозможно создать абсолютно совершенный механизм. Существует также большая проблема с лицами, которые делают пожертвования из-за границы, пока их статус не регулируется. К сожалению, есть много вещей, которые остаются несовершенными, но не представляется возможным создать абсолютно совершенный механизм», – считает Калугина.

zdg.md

Подпишитесь на новости:
 
Читайте также