2019-07-06T19:42:21+03:00

Российский эксперт: то, что произошло в Молдове, нельзя назвать "революцией черешни", это политический компромисс

Доктор политических наук Виктор Васильев считает, что молдавская проблематика не может не волновать общественность России
Поделиться:
Комментарии: comments1
То, что происходит в Молдове, не может не волновать Россию.То, что происходит в Молдове, не может не волновать Россию.Фото: Сергей СЕДЛЕЦКИЙ
Изменить размер текста:

В последнее время тема ситуации в Молдове вновь стала занимать много места в российских СМИ. Чем это вызвано и как могут развиваться события в республике – на эту тему обозреватель "Красной звезды" беседует с ведущим научным сотрудником ИМЭМО имени Е.М. Примакова доктором политических наук Виктором ВАСИЛЬЕВЫМ.

– Виктор Иванович, сегодня тема Молдавии едва ли не вытеснила тему Украины…

– Не вытеснила, но стала расхожей. В чём тут дело? Молдавская проблематика не может не волновать общественность России. Молдова – не чужая нам страна. Молдаване на протяжении нескольких веков защищали нашу общую родину, обогащали её интеллектуальный и экономический потенциал. В республике хранят память о павших бойцах многонациональной Красной Армии – на ежегодных праздниках 9 Мая тысячи людей разных национальностей несут обрамлённые георгиевской ленточкой фотографии фронтовиков. Картины киностудии «Молдова-фильм», яркие программы национальных ансамблей «Жок», «Норок», «Оризонт» стали неотъемлемой частью культурной сокровищницы нашей страны… Поэтому интерес россиян к Молдавии, проходящим в республике процессам вполне понятен. Тем более что сегодня в них появился некий новый мотив.

– Вы имеете в виду прошедшие в Молдавии парламентские выборы, которые привели к неожиданным для многих результатам? Большинство в парламенте теперь заняли представители партии социалистов, выходцем из которой является нынешний президент страны Игорь Додон, и блок ACUM, образованный несколькими проевропейскими партиями, которые сумели договориться о сотрудничестве…

– Действительно, итоги выборов оказались несколько неожиданными. На мой взгляд, здесь свою роль сыграл целый набор факторов, которые оказали существенное влияние на формирование, скажем прямо, уникальной для нашего времени коалиции. Социалисты Молдавии никогда не скрывали симпатий в адрес РФ, выступали за многоплановое сотрудничество с Москвой. Со своей стороны Россия всегда честно, открыто подчёркивала взаимовыгодность конструктивного сотрудничества между нашими странами, не ставила предварительных условий. При этом Москва обращала внимание на очевидные преимущества от членства Кишинёва в структурах СНГ, ЕАЭС и рекомендовала провести выверенные расчёты последствий от подписания Молдавией соглашения об ассоциации с ЕС.

Период доминирования Демократической партии Молдовы, возглавлявшейся одним из богатейших людей республики Владимиром Плахотнюком, привёл к заметному обнищанию населения – из трёх миллионов жителей Молдавии почти один миллион в качестве гастарбайтеров находится за рубежом, из которых около 700 тысяч работают в РФ.

На социальное неблагополучие в республике, стремящейся в Евросоюз, обратили внимание даже на Западе. Генсек Совета Европы Турбьерн Ягланд ещё в 2016 году предупредил об опасности для Молдавии, которая находится на краю пропасти вследствие коррупции, всевластия олигархов. В американской газете The New York Times он даже назвал Молдавию «захваченным государством», имея в виду фактическую приватизацию власти группой олигарха Плахотнюка.

Итоги парламентских выборов в феврале 2019 года выявили новый расклад внутриполитических сил. Демократическая партия Плахотнюка, хоть и выступила неплохо, она в итоге смогла рассчитывать на поддержку 40 депутатов из 101 – большинства не получила. Пророссийская социалистическая партия получила 35 мест, 26 – проевропейский блок ACUM. Социалистов и сторонников вхождения в Евросоюз объединила общая цель – изгнание из власти клана Плахотнюка, нагло грабившего республику. Плахотнюка сегодня обвиняют, в частности, в том, что он причастен к выводу из трёх молдавских банков одного миллиарда долларов!

Нынешнее вытеснение олигархов из властных структур благодаря коалиции социалистов и ACUM нельзя назвать революцией черешни, это – разумный политический компромисс, возможно, тактический… Премьер-министром республики стала лидер «Действия и солидарности» Майя Санду, спикером парламента – социалистка Зинаида Гречаная. Президент Игорь Додон, как и новый министр обороны, – тоже представители социалистической партии.

– И какие главные цели стоят перед новой коалицией?

– Если речь идёт о тактическом союзе для преодоления олигархической диктатуры, то союзники по правительственной коалиции должны отдавать себе отчёт о крайне сложном процессе политической стабилизации, улучшения социально-экономического положения. Социалисты и их коалиционные партнёры, судя по их высказываниям, учитывают опыт Украины, олигархи которой ввергли когда-то в целом благополучную республику в хаос гражданской войны, в обнищание населения.

– Означает ли это более эффективное взаимодействие парламента с президентом страны?

– Преодоление власти олигархов стало стартовой темой для конструктивного взаимодействия между всеми ветвями власти – президентом, парламентом, правительством. Смена состава «ручного» для Плахотнюка Конституционного суда, члены которого, кстати, имели румынские паспорта, также способна оказать стабилизирующее воздействие на настроения граждан, потерявших веру в справедливость вердиктов судебных инстанций.

– А что вы скажете относительно звучавших утверждений о том, что исход выборов – это некий результат международной договорённости?

– Итоги парламентских выборов определили граждане Молдавии, значительная часть которых отдали симпатии социалистам. Создание коалиции большинства смогло состояться при учёте интересов всех участников компромисса, достижению которого содействовали усилия представителей РФ, ЕС и США. Синхронность консультаций важных акторов европейской политики с ключевыми игроками Молдовы способствовала выходу страны из затянувшегося кризиса, предотвращению возможного силового противодействия переменам со стороны Плахотнюка.

В начале июня, поясню, в Кишинёве побывали комиссар Евросоюза по вопросам расширения и политики соседства Йоханис Хан, директор офиса Восточной Европы государственного департамента США Брэд Фреден, заместитель председателя Правительства РФ Дмитрий Козак, который является специальным представителем президента по торгово-экономическому сотрудничеству с Молдавией. Не секрет и то, что 14 июня американский посол в Кишинёве Дерек Хоган побывал в штаб-квартире демократической партии, где имел 15-минутую беседу тет-а-тет с Плахотнюком, а спустя несколько часов олигарх вылетел на частном самолёте из страны.

Молдова, получив в 2018 году статус наблюдателя в ЕАЭС, значительно расширила возможности участия в интеграционных процессах и на постсоветском пространстве

– Молдавия является де факто самой бедной страной Европы, и некоторые скептики говорят, что взаимодействие России с ней для нас малозначимо. В чём вообще значение для нас отношений с Кишинёвом?

– России никогда не помешает союзник, партнёр, готовый сохранить общую историю, развивать взаимовыгодные торгово-экономические связи, защищать права русскоязычного населения. По итогам 2018 года товарооборот между нашими странами достиг 940 миллионов долларов, улучшив показатели 2017 года – 826 миллионов. Москва, идя навстречу Кишинёву, отменила с 1 января по 1 июля 2019 года пошлины на импорт ряда товаров из Молдовы. Идут интенсивные консультации о параметрах нового контракта по поставкам российского газа после 1 января 2020 года. Стабильность правящей коалиции, её благожелательность по отношению к Москве, несомненно, скажутся на финальном оформлении газового документа.

Молдова, получив в 2018 году статус наблюдателя в ЕАЭС, значительно расширила возможности участия в интеграционных процессах и на постсоветском пространстве. Плотность контактов между Москвой и Кишинёвом приобрела новую динамику, насыщение. Додон, думается, теперь и новая коалиция заинтересованы в сбалансированном внешнеполитическом курсе Молдовы.

К слову, как мне представляется, оценка молдавского политического пространства как рассечённого на пророссийские и проевропейские силы примитивна и поверхностна. На левом фланге молдавского общества большинство относит себя к сторонникам сближения с ЕС, а в правом блоке есть немало активистов с доброжелательным отношением к РФ. Примечательны опросы об отношении молдаван к мировым лидерам. Если Владимиру Путину доверяют 66 процентов граждан Молдавии, то к Ангеле Меркель испытывают доверие 28 процентов опрошенных. Ещё более скромные показатели у президентов Румынии и Украины – 24 и 10 процентов соответственно.

– Повлияет ли нынешняя ситуация в Молдавии на её взаимоотношения с Приднестровьем?

– Поживём – увидим. Я не исключаю, что эта проблематика может привести к трениям между партнёрами по коалиции. Правые партии по идеологическим соображениям не так уж сильно отличаются от своих предшественников, которые по подсказке из посольств западных стран на разных международных форумах требовали вывести российские войска из Приднестровья. Кстати, этот вопрос покажет политическую зрелость ACUM и нового премьера. Надо учитывать, что Майя Санду в 2010–2012 годах была советником исполнительного директора Всемирного банка в Вашингтоне, после чего и началась её успешная политическая карьера на родине. О политиках следует судить не по словам, а по делам их. Как принято говорить, «по плодам их узнаете их…»

Подпишитесь на новости:
 
Читайте также