2019-07-20T22:33:36+03:00

Ирина Влах – «Комсомолке»: «Я знаю людей, знаю проблемы каждого села, каждого города, поэтому никакого страха перед вступлением на пост руководителя региона не испытывала»

Башкан учила корреспондента нашей газеты носить традиционный гагаузский костюм и рассказала о том, каково оно – быть лидером целой автономии [ЭКСКЛЮЗИВ "КП"]
Поделиться:
Комментарии: comments8
Башкан автономии Ирина Влах не чурается надевать традиционный гагаузский костюм. Фото: из архива Ирины ВлахБашкан автономии Ирина Влах не чурается надевать традиционный гагаузский костюм. Фото: из архива Ирины Влах
Изменить размер текста:

Накануне инаугурации башкан Гагаузии Ирина Влах дала эксклюзивное интервью "Комсомольской правде" в Молдове.

Пожалуй, впервые в моей журналистской практике интервью с руководителем такого уровня началось ровно в назначенное время, минута в минуту. Как правило, приходится ждать в приемной. А еще поразило, что башкан Гагаузии Ирина Влах отключила звук мобильного телефона, и он не трезвонил во время интервью постоянно. Как выяснилось, так и в работе ведет себя глава Гагаузской автономии, которая на днях вступила на эту должность на второй срок.

Башкан помогла корреспонденту "Комсомолки" примерить один из элементов гагаузского народного костюма Фото: Наталья СИНЯВСКАЯ

Башкан помогла корреспонденту "Комсомолки" примерить один из элементов гагаузского народного костюмаФото: Наталья СИНЯВСКАЯ

Честно говоря, Гагаузия изменилась в лучшую сторону: это замечают все, кто хотя бы раз в год бывает на юге. А еще там появилась национальная одежда, оригинальная, немного, порой, непонятная. Поэтому специально для меня из Гагаузии привезли деталь национальной одежды, - костюмы воссоздавали по крупицам, проведя целое научное исследование. И в ходе интервью мы поговорили с Ириной Влах и об одежде, и о том, как ее носить. Я даже попробовала это сделать, а башкан мне помогала.

Башканские серьги помогли на выборах

- Во-первых, поздравляю с победой на выборах. А во-вторых… национальный костюм – неужели это так важно?

- Спасибо за поздравления. Да, для нашей команды очень важно восстанавливать традиции гагаузов, сохранять и развивать наш язык. По большому счету, идея образования автономии изначально была вызвана желанием сохранить культуру, язык, традиции гагаузского народа. Затем уже задачей было получение политического статуса региона. В этом году автономии – 25 лет. Но я не могу припомнить, чтобы особое внимание уделялось сохранению, продвижению гагаузских традиций. Наша команда 4 года назад, когда мы начали работать, особый акцент сделала на восстановление традиций и обычаев, праздников гагаузов. Мы приняли решение, чтобы у каждого города автономии был свой фестиваль, свой праздник. Чтобы можно было показать всему миру кто такие гагаузы и продвигать туризм. У нас уже давно отмечаются традиционные праздники – Касым и Хедерлез. Касым, который считался началом зимы и окончанием скотоводческого сезона, празднуется 8 ноября, в этот день мы отмечаем и Gagauz arap Yortusu – Фестиваль вина, мероприятия проходят в Комрате. Наш национальный праздник Хедерлез отмечается 6 мая в Чадыр-Лунге, он традиционно проходит на конеферме «Ат-Пролин». Мы решили создать еще один фестиваль – народного гагаузского костюма, который проводим в городе Вулканешты.

Для нас очень важно – восстановить образ гагауза. Мы потихоньку начали собирать элементы костюма. Почти в каждой семье какие-то свои традиции сохранили, одежду национальную, кто-то держит в сундуках свадебные наряды, платки. Некоторые детали национальной одежды еще используются, но, в основном, женщинами в возрасте. Пришлось восстанавливать, воссоздавать народный костюм по крупицам.

Гагаузские сережки помогли Ирине Влах в первой предвыборной кампании. Фото: из архива Ирины Влах

Гагаузские сережки помогли Ирине Влах в первой предвыборной кампании. Фото: из архива Ирины Влах

Я ношу гагаузские сережки. Такие сережки дарит свекровь невестке во время сватовства либо они передаются из поколения в поколение в семье по женской линии. Мой национальный костюм начался с гагаузских сережек, которые мне подарили. И даже в предвыборной кампании в 2015-м году одним из элементов моей эмблемы был узор гагаузских сережек. Эту деталь заметили.

И я с гордостью могу сегодня констатировать, что традиции потихоньку возвращаются: многие женщины стали носить гагаузские сережки.

- Это сережки с особым узором?

- Да.

- А правда, что они помогли вам выиграть выборы?

- Когда уже после выборов команда готовилась к какому-нибудь празднику, договаривались, что все надевают какую-нибудь деталь гагаузского народного костюма. Первый вопрос, который у всех возникал: «А где купить, где взять гагаузскую одежду?» Проблема была не только у нашей команды. Исполнители гагаузских песен и танцев тоже не были одеты в наши настоящие, традиционные костюмы. Мог выйти на сцену исполнитель гагаузских песен в какой-нибудь рубахе, расшитой блестками, что несвойственно нашему народному костюму. Тогда я отдала распоряжение восстановить гагаузскую одежду, одеть народные коллективы в нее. У нас есть научный центр, он и занимался сбором информации, восстановлением костюма. Пришлось даже отправлять делегацию в Санкт-Петербург, где в музее хранится гагаузский костюм. По крупицам собирали. И когда удалось восстановить традиционную одежду, я заказала себе народный костюм. Теперь могу похвастаться, что у меня есть и платье гагаузское, и костюм, и платки, и монисты, и браслеты, то есть, почти все элементы традиционного гардероба. И этим могу похвастаться не только я, но и многие гагаузские семьи. Люди пооткрывали свои сундуки, достали оттуда старинную одежду, приданное, которое шила каждая женщина, готовясь к замужеству. Обязательно в приданном были платья и вещи для убранства дома. И сейчас, когда мы проводим фестивали, представляем коллекции народного костюма.

Фестиваль вина в Гагаузии проходит весело, даже президент Молдовы Игорь Додон не удержался и пустился в пляс. Фото: из архива Ирины Влах

Фестиваль вина в Гагаузии проходит весело, даже президент Молдовы Игорь Додон не удержался и пустился в пляс. Фото: из архива Ирины Влах

Быть главной региона – это не страшно

- В детстве вы кем мечтали стать? Не башканом ли?

- Нет, вообще не собиралась заниматься политикой. Хотя всегда была лидером, и в школе, и в университете, и, так получилось, дома, – я старший ребенок в семье. От родителей, наверное, это передалось: у меня отец был на руководящей должности. Мы были воспитаны в хороших, добрых традициях. Мне ближе гуманитарные науки – литература, история, языки. Так сложилось, что я поступила на юридический факультет в Государственный Комратский университет, проработала около 10-ти лет в автономии, в налоговой инспекции и в аппарате Исполнительного комитета Гагаузии. Потом в Академии наук Молдовы защитила докторскую диссертацию. В 2005-м году мне предложили участвовать в парламентских выборах. Так я вошла в политику. С 2005-го по 2014-й я являлась депутатом парламента от партии коммунистов. В 2010-м выдвигалась кандидатом на пост башкана Гагаузии, это была моя первая избирательная кампания. А уже в 2015 из 13-ти кандидатов на пост башкана я в первом туре обошла своих оппонентов-мужчин и стала главой региона.

- Не страшно было? Это же огромная ответственность…

- Нет, не страшно. У меня уже к тому времени был достаточно большой опыт политической деятельности, я уже хорошо была знакома с реалиями и парламентской работы, и сотрудничества с законодательной и исполнительной властью автономии. В качестве депутата парламента я больше времени проводила в Гагаузии. Я знала проблемы каждого села, каждого города, хорошо знала людей, поэтому никакого страха не испытывала. Но работа, до того, как приняла участие в избирательной кампании, была проведена большая. Я много трудилась над собой, - это и образование, и здоровый образ жизни, и формирование команды, это очень много вещей, над которыми ты должен поработать, прежде чем примешь решение стать кандидатом на высокую должность. Если не работать над собой, не инвестировать в себя, ничего не получится.

Ирина Влах может и гагаузским танцам обучить. Фото: из архива Ирины Влах

Ирина Влах может и гагаузским танцам обучить. Фото: из архива Ирины Влах

В автономии дышится по-другому

- Что во время предыдущего срока на посту башкана было запланировано, но не удалось реализовать, а чем можно похвастаться?

- Для любого руководителя регионального масштаба, республиканского масштаба самое главное – доверие людей. Если ты смог добиться того, что жители региона тебе доверяют, значит ты очень много работал, значит ты честен перед людьми. И выполняешь то, что обещал. Со своей стороны хочу сказать, что очень трудно выполнить все свои обещания. Есть ситуации, которые от тебя не зависят. Есть вопросы, которые, как ты думаешь, можешь решить, но сталкиваешься с такими обстоятельствами, которые не позволяют это сделать.

В 2015-м году наша команда подготовила хорошую программу деятельности на 4 года. И сегодня, по прошествии этих четырех лет, могу заверить, что большинство своих обещаний мы выполнили. Нам удалось изменить жизнь в автономии к лучшему, мы можем это смело утверждать.

- Что именно удалось изменить?

- За эти 4 года Гагаузия стала регионом, открытым на 360 градусов. Мы работаем со всеми нашими партнерами. Никто не ожидал, что мы будем так открыты миру. Нам удалось привлечь внимание лидеров мировых держав, и не просто привлечь внимание, а принимать их у себя в гостях. Наши партнеры реализовали у нас серьезные программы и проекты. Нам удалось привлечь в автономию инвестиции для развития экономики региона. Если до 2015-го года считалось, что у нас, в основном, аграрный регион, нам удалось дифференцировать экономику. Наша команда начала развивать промышленность.

Мы открыли новые рабочие места в автономии. Поддерживаем и развиваем средний и малый бизнес. Власти Гагаузии финансируют крупные социальные и образовательные проекты. Если до 2015-го года мы думали, что нам способны помочь только внешние партнеры, наверное, мы ошибались. Очень много проектов было реализовано властями Гагаузии. Мы отремонтировали 48 школ, 12 Домов культуры, построили 5 новых детских садов. Более 175 миллионов леев инвестировали в здравоохранение региона. Это не просто ремонт зданий поликлиник и госпиталей, мы построили новые больницы. Мы начали финансировать гранты, которые выдаем тем, кто намерен заниматься бизнесом. Субсидируем и аграрные хозяйства. Мы работаем по многим направлениям.

- Как удалось всего этого достичь?

- Я считаю, что это заслуга нашей команды. Но это был не только хороший менеджмент, но и поддержка со стороны населения, без которой нам было бы гораздо сложнее что-то сделать. Доверие жителей автономии помогало нам идти семимильными шагами. За 4 года мы стали регионом, который ставит перед собой амбициозные задачи. Да, определенные вещи мы еще не сделали: в 2015-м обещали создать совместные предприятия с российскими. Но в связи с тем, что последние 4 года были очень напряженные отношения Молдовы с Россией, и не мы были причиной этого, не удалось достигнуть запланированного. К счастью, ситуация меняется. Отрадно осознавать, что перемены начались в регионах. И мы смело можем утверждать, что у нас изменения начались раньше. Очень хочется, чтобы и во всей Молдове люди стали жить по-другому, лучше. За всем тем, что происходило в июне, мы следили с большим напряжением, переживали. И сегодня – можно утверждать – дышится в стране по-другому.

- Что в планах? Что нового появится в Гагаузии?

- Планируем за следующие 4 года построить аэропорт в Чадыр-Лунге. Построить электростанцию в Вулканештах. Это очень амбициозные проекты. Планируем провести канализацию и воду в 50 тысяч домов в Гагаузии. Это все дорогостоящие проекты. В планах – отремонтировать дороги внутри сел и городов, а также трассы до всех населенных пунктов. Проекты настолько амбициозные, что скептики могут возразить: как можно все это реализовать? Мы знаем как! Знаем какие привлечь ресурсы. Наша команда очень четко все распланировала и просчитала. Первые 4 года позволили нам заложить очень добротный фундамент для развития автономии.

Женское лицо Гагаузии

- Вам удалось наладить отношения с такими государствами как Турция, Россия, Беларусь, Казахстан, Азербайджан, со странами Евросоюза. Думаю, вот это налаживание отношений зависит от людей…

- От людей зависит все!

- А то, что вы женщина, помогает устанавливать такие добрые отношения между автономией и зарубежными странами? Может, особая женская хитрость влияет на ситуацию?

- Дело тут не в хитрости, а в том, как правильно представить регион, показать все его преимущества, обратить на себя внимание. Задача была за прошедшие 4 года привлечь внимание зарубежных партнеров к региону. Была проведена огромнейшая работа. И мои оппоненты даже говорили, что первые два года я только разъезжаю по командировкам, что меня нет в автономии, что я – то в одной стране, то – в другой. Но как хорошая хозяйка, я никогда не возвращалась в Гагаузию с пустыми руками. Всегда привозила полезные связи, проекты. Я считаю, что внешняя политика региона была за эти прошедшие 4 года отработана отлично! И как результат – нам помогли и помогают очень многие страны. За эти годы множество социальных проектов было реализовано при поддержке Турецкой республики – были построены и детсады, и больницы, и дома творчества, и дом престарелых, и воду и канализацию начали в Вулканештах проводить, стадионы строятся. Скоро откроем образовательный центр с помощью Турции.

Президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган побывал в Гагаузии 18 октября 2018 года Фото: из архива Ирины Влах

Президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган побывал в Гагаузии 18 октября 2018 года Фото: из архива Ирины Влах

Огромную поддержку оказывают европейские партнеры, которые за прошедшие 4 года инвестировали в регион многомилионные средства на инфраструктуру, на гранты, на поддержку неправительственного сектора.

Большую помощь оказывает Российская федерация и со стороны правительства, и со стороны регионов-партнеров. Мы работаем с 10-ю российскими регионами.

Ирина Влах трижды встречалась с президентом РФ Владимиром Путиным. Фото: из архива Ирины Влах

Ирина Влах трижды встречалась с президентом РФ Владимиром Путиным. Фото: из архива Ирины Влах

В тоже время нам серьезно помог Туркменистан – построен современнейший детский садик в селе Чишмикёй, где никогда не было ни одного типового детсада. А детки ходили в дома в колхозных бригадах – полеводческой, животноводческой. Сегодня 165 ребятишек посещают современный детский садик в Чишмикёй. Была проведена вода на некоторых улицах в этом селе, тоже благодаря Туркменистану.

Хорошие отношению у нас и с Республикой Беларусь, мы уже более трех лет собираем белорусские трактора.

Активно сотрудничаем с Азербайджаном: построена школа искусств в Чадыр-Лунге, очень красивый комплекс.

Все наши взаимоотношения с зарубежными странами – это не просто слова, это конкретные объекты и проекты, которыми пользуются жители автономии. Наверное, привлечь такие огромные инвестиции удалось не потому, что я женщина. Это получилось благодаря слаженной работе нашей команды, благодаря тому, что мы удачно представили наш регион. И нам повезло, что мы тюркский, православный народ, поэтому, наверное, сыграл свою роль и тот факт, что мы говорим на одном языке с турками, туркменами, азербайджанцами, с киргизами. Пожалуй, мы являемся единственным тюркским народом в центре Европы. Это тоже помогло обратить на Гагаузию внимание президентов разных стран.

- Согласитесь, что легче привлекать внимание, когда у региона женское лицо…

- Может быть…

Молодежь остается на родине

- Наверное, многие в Молдове уже подумывают о переезде в Гагаузию… Я разговаривала с девушкой, которая живет в Комрате. Она отучилась по вашей программе на Кипре, уже на родине вышла замуж. Поначалу она подумывала об отъезде за границу. Но ее муж устроился на крупное предприятие в свободной экономической субзоне, и она, как девушка с европейским образованием, нашла себе работу по профилю в Комрате. Она призналась, что уезжать они уже не хотят, будут строить свою жизнь дома. Это с одной стороны. С другой стороны – все-таки молодежь уезжает. А это значит, какие предприятия не открывай, всегда будет нехватка кадров. Вы пытаетесь остановить как-то отток молодежи из Гагаузии?

- Такая семья, как у этой девушки, про которую вы рассказали, далеко не единственная в Гагаузии. Мы сегодня стараемся поддержать все слои населения. В 2015-м я выезжала в Россию, встречалась с молодежью, которая уехала из Гагаузии, пыталась убедить их вернуться обратно. Но из них вернулись человек 12-15. Честно признаюсь, что тех, кто уже уехал за границу, трудно вернуть обратно. Лучше работать с теми, кто еще не закончил 12-й класс, кто еще не принял решение об отъезде. Все четыре года я постоянно встречалась с выпускниками 9-х и 12-х классов, рассказывала им про наши проекты, про преимущества учебы в Молдове. И конечно, мы работали над созданием условий для того, чтобы молодежь оставалась.

- Что вы можете предложить молодежи?

- За эти четыре года были открыты две свободные экономические субзоны, это к уже существующей СЭЗ. Большинство рабочих мест, которые мы открыли, именно в них. Это Вулканешты, Комрат и Чадыр-Лунга. Мы смогли привлечь в эти зоны транснациональную компанию, которая открыла более 1200 рабочих мест с достойной заработной платой и хорошими условиями труда. Представьте, я прихожу на это предприятие, а там смена – 500 человек, и все – люди до 40 лет из Гагаузии. Душа радуется.

Те, кто хочет жить и работать в Гагаузии, находят себе работу. Есть молодые люди, которые не хотят работать на производстве, а мечтают о собственном бизнесе. И для таких у нас в Гагаузии тоже есть программа: мы выдаем гранты в размере до 200 тысяч леев для открытия бизнеса. Это деньги, которые мы выделяем из бюджета автономии. У нас работали и европейские организации, которые тоже выдавали гранты начинающим предпринимателям. Это были гранты по 10-20 тысяч евро. Субсидии получают и фермеры.

Кроме того, мы понимаем, что нужно готовить кадры. Автономии нужны инженеры, IT-специалисты, технари, врачи. Регион всегда был более аграрно-направленным, поэтому техническим кадрам внимание не уделялось. И мы стали финансировать лицеи, которые открывают реальные классы. Мы премируем такие лицеи суммой в размере 100 тысяч леев. Мы заключили соглашение с Техническим университетом, отправляем своих ребят в этот вуз, каждый студент получает по 10 тысяч леев в год и бесплатное жилье в Кишиневе на время учебы. По окончании университета выпускники возвращаются в Гагаузию, им предоставляются рабочие места. Уже 25 человек обучаются таким образом, и мы готовы еще 50-ти студентам предоставить места в Комратском университете, в колледжах, училищах Гагаузии таким же образом.

Стараемся поддержать молодых врачей. Каждый медик, который приезжает работать в Гагаузию получает стартовый капитал 50 тысяч леев.

Внедрили мы и республиканскую программу «Первый дом», где из госбюджета погашается 50 процентов кредита, взятого молодой семьей на покупку жилья, а власти Гагаузии погашают еще 25 процентов. Получается, что молодые могут приобрести жилье, выплачивая лишь 25 процентов кредита.

- Сколько таких семей, которые получили жилье по программе «Первый дом» в Гагаузии?

- В этом году 25.

- А на какую зарплату может рассчитывать молодой человек в Гагаузии с образованием – после вуза или колледжа?

- Сегодня мы все подводим к тому, чтобы средняя зарплата была в пределах 5000-7000 леев.

- Уменьшился отток молодежи из автономии?

- Да, если раньше Гагаузию покидали 75 процентов выпускников, то по происшествии четырех лет в автономии остается подавляющее большинство выпускников. Это означает, что с нашей молодежной можно и нужно работать. Кто хочет жить в Гагаузии, работу найдет. Автономия, как и вся республика, напротив, испытывает кадровый голод. Специалистов во многих областях не хватает.

Счастливые мамы

- А вернуть людей на родину пытаетесь?

- Мы не можем не волноваться о тех, кто покидал автономию в течение прошедших 25-ти лет. В этом году мы намерены запустить программу «Домой, в Гагаузию!» Любой семье, которая вернется домой, мы предоставим подъемные 40 тысяч леев, преференции при получении грантов и другие льготы. Также мы намерены увеличить количество получателей гранта, увеличить суммы грантов для жителей Гагаузии. Это не работа одного дня, одного направления. Еще очень много нужно сделать, чтобы остановить отъезд жителей Гагаузии за границу. Всех не остановить. Но тех, кто хочет жить рядом с родителями, кто любит Гагаузию, остановить можно, - нужно только предоставить им условия для достойной жизни. Всегда в гагаузских семьях младший ребенок должен был ухаживать за родителями, когда они станут пожилыми. Младшему сыну всегда доставался в наследство родительский дом с условием, что они не останутся одни на старости лет. Так получилось, многие уехали за границу, эта традиция начала исчезать. Многие пожилые люди остались одни. Поэтому мы запустили несколько программ по поддержке пенсионеров.

- У вас и для молодых мам программа особая… На что мамочки в Гагаузии могут рассчитывать?

- Каждая женщина в Молдове при рождении ребенка получает единовременное пособие около 7 тысяч леев. Мы из бюджета автономии доплачиваем за рождение первого ребенка еще по 2500 леев, за второго – по 4 тысячи леев. Мы обеспечиваем всех детей до года бесплатно сухими молочными смесями. При рождении двойни мамы получают 20 тысяч леев, тройни – 50 тысяч леев. В следующем году мы собираемся ввести полностью бесплатное обучение в детских садах. Если по всей республике дети в школах питаются бесплатно до четвертого класса, то в Гагаузии - с первого по двенадцатый класс.

Семья – это сила

- У нас народ привык к тому, что те, кто у власти – люди ну очень богатые в материальном плане. У вас домишко в Майами есть?

- Нет, я и в Майами-то ни разу не была. У меня нет особняков и яхт, нет бизнеса. Я всю жизнь – на государственной службе. Я в бизнесе никогда не работала. Брат мой занимается бизнесом. Мои оппоненты писали, что у меня дома в Хорватии и в Лондоне, что моя дочь учится в Британии, а мы с ней ни разу не были ни в Хорватии, ни в Лондоне. Мой ребенок получил образование в Кишиневе, в Экономической академии.

Это издержки молдавской политики: весь негатив, который направляют против нас, наносит удар по нашим семьям. И я очень благодарна своей семье, что они с достоинством выдержали этот натиск. Потому что эта избирательная кампания была намного грязнее кампании 2015-го года, было много оскорблений в мой адрес и нашей команды. Это очень трудно переносила и моя мама, и моя дочь. Но они молодцы, они справились.

И наш народ – очень мудрый, он все понимает. Я всегда на связи с людьми, мне могут позвонить в любое время, я лично всегда отвечают на сообщения. И не только отвечаю, но и даю распоряжение, чтобы просьбы удовлетворялись в соответствии с законодательством. Эта прямая связь с людьми также повлияла на то, что удалось сохранить доверие жителей региона. И на каждой встрече с людьми они мне говорили: «Не обращайте внимание на всю эту грязь, мы-то вас знаем. Мы знаем все, что вы делаете, мы знаем вас лично. Все будет хорошо». Но волнение было, потому что во время избирательной кампании против меня использовались мощные политические инструменты. Против меня работала целая республиканская система, целая демократическая партия. Но это только сделало меня сильнее.

Люди гордятся родной Гагаузией

- В Молдове у людей утрачено чувство патриотизма. Мало того, оно уничижается действиями политиков, неразумными решения властей. И сегодня множество проблем – именно из-за нелюбви жителей Молдовы к своей земле. К сожалению, чувство патриотизма не воспитывается сегодня в людях. А как с этим обстоит дело в Гагаузии?

- В автономии сегодня совсем другая ситуация. Люди гордятся тем, что они живут в Гагаузии. Люди видят, что в регионе стало лучше, что он изменился. Они видят, что власть работает вместе с людьми. Жители автономии понимают, что надо что-то сделать, чтобы наш регион стал лучше. Я настолько сильно это ощущаю по нашим жителям, от мала до велика. И если раньше стеснялись говорить откуда они, то сегодня почти все произносят, что гордятся Гагаузией.

- На мой взгляд, это и есть ваша самая большая победа.

- Наверное, так и есть, но многое, очень многое еще предстоит сделать.

- Успехов! И спасибо за беседу.

Подпишитесь на новости:
 
Читайте также