2019-08-05T18:52:26+03:00

Кишиневская пенсионерка, скончалась через четыре дня, после того как завещала квартиру врачу: «Он хочет стать моим опекуном, но я же еще живая!»

Смерть 79-летней Мариэтты Рябцевой до сих пор вызывает множество вопросов, на которые пока нет ответов, а участковый врач продолжает подписывать договора об опекунстве со своими пациентами
Леонид РЯБКОВКорреспондент "КП" в Молдове
Поделиться:
Комментарии: comments9
Мариэтта Рябцева "сгорела" буквально за несколько дней.Мариэтта Рябцева "сгорела" буквально за несколько дней.Фото: Из архива "КП"
Изменить размер текста:

Мариэтта Рябцева умерла в прошлом году. Ей было 79 лет. Могла и больше прожить, наверное. Была Мариэтта Игнатьевна подвижной и активной пенсионеркой. Но у нее была двухкомнатная квартира. На Ботанике. С этого-то все и началось...

Подпись на договоре так и не смогли признать оригинальной

Квартиру она завещала своей племяннице Марине Васильевой, которая уже долгое время вместе с мужем живет в Лондоне. Племянница регулярно высылала тете деньги, навещала ее, как могла. А в это время к Мариэтте Рябцевой зачастил участковый врач Игорь Жалбэ.

- Он стал ее обхаживать так и сяк, но тетя Мариэтта сказала, что квартира записана на Марину, тогда он полностью стал ее игнорировать, когда она приходила к нему на прием в поликлинику №11, - рассказывает Лариса Арама, соседка пенсионерки. - Она мне рассказывала, что проходил по коридору поликлиники мимо нее, как будто ее не существует. Жалбэ, когда тетя Мариэтта в первый раз отказалась подписывать с ним договор, возненавидел ее! Она сама мне об этом говорила.

3 октября Марина получает по соцсетям сообщение от соседки Ларисы Арама, что Мариэтта Игнатьевна в больнице, очень плоха.

- Как оказалось позже, 4 октября моя тетя подписывает договор о своем пожизненном содержании с врачом Игорем Жалбэ, а через четыре дня скоропостижно умирает! - говорит Марина Васильева. - Соседка рассказывала, что он сразу, после подписания договора, пока она была еще жива, начал выносить из квартиры тети какие-то вещи. В итоге пропали все золотые украшения, деньги, а там было не меньше 4 тысяч евро... Мариэтта Игнатьевна тут же позвонила квартирантам соседки Ларисы Арама и сказала им: «Он выносит мои вещи! Я не хочу, чтобы он узнал, где я храню деньги и золото! Я хочу обратно переписать квартиру на Марину!»

Марина Васильева надеется добиться справедливости. Фото: Из архива "КП"

Марина Васильева надеется добиться справедливости.Фото: Из архива "КП"

8 октября Мариэтта Рябцева умерла. Было возбуждено уголовное дело по статье «Мошенничество в особо крупных размерах». Как выяснилось, на Игоря Жалбэ переписали свои квартиры еще несколько человек. Сам он строил себе дом на Буюканах. Судмедэкспертиза показала, что у Мариэтты Рябцевой был рак, а эксперт так и не смог определить, стоит ли настоящая подпись на договоре о пожизненном содержании с Игорем Жалбэ в обмен на квартиру.

- Уголовное дело было направлено в прокуратуру, - объяснил нам следователь Георгий Лукиан. - Не могу вам давать информацию, которая находится в материалах уголовного дела.

- Люди, которые оформили свои квартиры на Жалбэ, они живы?

- Да, живы.

- Уголовное дело было прекращено за отсутствием состава преступления. - говорит Марина Васильева. - Считают в органах, что нет никакого криминала в действиях Игоря Жалбэ! Очень много «белых» пятен в этой истории. Графологическая экспертиза не была проведена должным образом. Эксперт — неопытный и она не может на 100% утверждать, что подпись моей тети на договоре является оригинальной. Нам отказали в повторной экспертизе, даже не ответили! Многие вещи, которые сначала заинтересовали следствие, потом вдруг перестали интересовать! Например, информация о том, что пациенты Жалбэ переписывают на него свои квартиры и дома. Моя тетя прекрасно себя чувствовала, а потом вдруг наступило резкое ухудшение состояния ее здоровья. Почему Жалбэ поменял замок на двери ее квартиры еще до того, как она подписала с ним договор? Почему следствие не учитывало показания соседей, той же Ларисы Арама, других людей, близко знавших и помогавших моей тете? Они же ясно говорили о том, что Мариэтта Рябцева в последние дни жизни была не в себе! Многие вопросы остаются без ответа.

«Тете Мариэтте стало очень плохо только после того, как стала принимать лечение, прописанное врачом»

- Тетя Мариэтта была мне как мама, мы всегда были рядом. У нее никогда раньше не опухали ноги! - признается Лариса Арама. - Жалбэ начал ей ставить капельницы и у нее мгновенно стали опухать ноги и живот. И в течение недели она ушла, причем, резко! Как будто ей..., не знаю, я там не была... Я один раз всего видела этого врача. Когда он ушел, тетя Мариэтта была испугана: «Ты знаешь, он хочет стать моим опекуном. Но я же еще живая!» Я ее спросила, знает ли Жалбэ, что она живет одна. «Да, - ответила она. - Знает...»

Ларису Араму удивляет еще один момент:

- Раз у нее обнаружили рак, почему положили не в отделение онкологии, а в четвертую больницу?! Она упала в обморок в среду, а ее госпитализировали только в субботу! Почему? В четверг утром она подписала договор с Жалбэ, а вечером я зашла к ней, увидела, в каком она состоянии и поняла, что долго она не проживет. Мы стали с ней плакать... Мне удивительно было, что она подарила квартиру человеку с улицы, совершенно незнакомому, но я не стала ее об этом спрашивать. Если бы в то время я была рядом, то она была бы жива!

- Я шесть лет ухаживал за бабушкой. - признается нам Сергей. - Она никогда не жаловалась ни на какие боли! У нее такие планы были, хотела операцию на глаза сделать! Стояла в очереди. Как вы думаете, человек с последней стадией рака будет строить себе такие планы?!

- Вызывает подозрение то, что Мариэтта Рябцева скоропостижно скончалась спустя несколько дней после того, как подписала договор об опекунстве...

- Да, что-то быстро она ушла, меньше месяца прошло! Когда у нее обнаружили рак, стали делать уколы, то ей от них становилось только хуже. А до этого была цветущей, подвижной и веселой пенсионеркой.

Об этом говорят многие соседи пенсионерки.

- Как и у любой пожилой женщины, у нее были, конечно, болячки, но чувствовала она себя нормально! - признается нам Иван, сосед Мариэтты Рябцевой. - Но похоронили ее буквально за два дня! Марина, конечно, ей всегда помогала, высылала деньги, но она ведь была далеко. Этот «врач» в кавычках давал ей лекарства, а мы, соседи, видим, что она чувствует себя плохо. «Может, это от лекарств», - отвечала нам тетя Мариэтта. Но у нее же сильно опухли ноги и живот! На следующий день она призналась нам, что у нее рак. «Я говорила с семейным врачом, он хороший, не надо никому звонить, он за мной ухаживает...»

В среду Мариэтта Рябцева не открыла Ивану дверь. Он услышал ее слабый голос за дверью: «Ваня, мне плохо, я упала...» Взял он запасные ключи у ее подруги, а ключ к замку не подходит! Пришлось вызывать полицейских и спасателей, чтобы вскрыть дверь.

- А в четверг она нам сказала, что переписала квартиру на врача, - продолжает Иван. - Нам кажется, что в последние дни жизни тетя Мариэтта не была в сознании, в твердом уме и ясной памяти. Она как ребенок уже была... Врач хочет быстро продать квартиру. А продаст ее - и до свидания, уже ничего нельзя будет сделать. Мне говорили полицейские из следствия, что у врача были и есть люди, за которыми он ухаживает, которые переписывают на него квартиры. Это у него, наверное, такой «бизнес»...

- Вы сможете об этом рассказать на суде?

- Не хочу проблем. Жалбэ знает меня. Я его не боюсь, но боится моя супруга. Придет Игорь Жалбэ и будет рабивать камнями наши окна... Все-таки, надеюсь, что правда и справедливость, если не сейчас, то позже, но восторжествуют!

Игорь Жалбэ уже поселился в квартире Мариэтты Рябцевой, соседи говорят, что он собирается ее продавать...

Игорь Жалбэ: «Я чист перед Богом!» Фото: Из архива "КП"

Игорь Жалбэ: «Я чист перед Богом!»Фото: Из архива "КП"

- Я чувствую себя нормально, я чист перед Богом! - признавался нам сам Игорь Жалбэ. -при жизни человек, когда болеет, никому не нужен, а когда он умирает, сразу появляются родственники.

- Человек подписал с вами договор. А через четыре дня умер...

- Бывает и такое. Только Богу известно, когда человек умрет. Это не подозрительно.

- Я направила жалобу в гражданский суд, - заключает Марина Васильева. - Хотим, чтобы вернули уголовное дело на доследование. Медкарточку моей тети, в которой указано, что ей кололи в последние дни жизни, как она себя чувствовала, полиция даже не изъяла из поликлиники. Там же самая важная информация, а ее даже не приобщили к делу! Она же не в состоянии была подписывать какие-либо документы, так как с 1 октября находилась под воздействием препаратов, а 4 числа уже подписывала документы. К тому же она плохо видит и не понимает молдавского языка. А нотариус приехал к ней на дом без переводчика. Много вопросов, которые остались без ответа. Надеемся, что мы сможем надеяться на беспристрастное и объективное расследование, которое и даст ответы на все наши вопросы...

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

В Кишиневе пенсионерка умерла через четыре дня после того, как подписала с врачом договор о своем пожизненном содержании в обмен на квартиру

79-летнюю Мариэтту Рябцеву хотели тайно похоронить, не известив о ее смерти даже родных, а перед похоронами срочно забальзамировать (далее...)

Подпишитесь на новости:
 
Читайте также