2019-08-06T15:38:34+03:00

Писатель Платон Беседин: Молдавию "раскачали" на революцию, потому что это было очень легко сделать

Российский писатель, родившийся в Крыму рассказал «Комсомолке», в чем разница военного конфликта в Донбассе от приднестровского, что такое «наши люди» и когда Россия выдаст своим соотечественникам за границей паспорта
Поделиться:
Комментарии: comments4
Известный российский писатель Платон Беседин прилетел в Кишинев.Известный российский писатель Платон Беседин прилетел в Кишинев.Фото: Леонид РЯБКОВ
Изменить размер текста:

Известный российский писатель Платон Беседин прилетел в Кишинев по приглашению Общественной организации Dialogum и при содействии Международного медиа-клуба «Формат А3» и дал откровенно интервью «Комсомольской правде» в Молдове.

«Для жителей Молдовы главное, что можно летать во Париж без виз»

- Последняя ваша книга «Почему русским нельзя мечтать?» об отношениях России с Западом. В Молдове ведь уникальная ситуация сложилась, когда Запад и Россия действовали совместно, когда их интересы совпали, чтобы убрать прежнюю власть. Почему именно в Молдове срослись интересы больших геополитических игроков?

- В самом деле, это проблема всех постсоветских республик. Я долгое время жил в Украине, поэтому «молдавская история» мне понятна. В Молдавии это стало происходить раньше, чем на Украине, еще в девяностых. Понятно, что, во-первых, здесь борьба за территорию. Республика небольшая и небогатая, поэтому противоречия нарастают максимально. Люди здесь посчитали, что сама Россия, ослабленная в девяностых, сама в какой-то мере находится под западным влиянием. Поэтому понятно, что здесь в девяностых сделали ставку на Запад. Плюс влияние интересов Румынии, которая воспринимает данную территорию, как свою вотчину. Вот и все. Я не считаю, что для Молдавии это является полезным фактором, потому что для вашей страны внятный союз с Россией, конечно, полезнее во всех отношениях, прежде всего, с точки зрения экономических и культурных связей. То, что происходит в Молдавии, это борьба за экономические ресурсы и блага, прежде всего, посредством идеологии. Выбирают не то. На каком языке разговаривать, а где именно работать и зарабатывать — в Москве или во Флоренции.... Все это похоже на Украину. Но Украина больше и по территории и по численности населения.

- Бытует такое мнение, его высказывают различные политологи, что сначала потренировались на Молдове, чтобы потом то же самое проделать на Украине, чтобы интересы России, США и ЕС, совпав при этом, могли реализоваться там...

- Если надо что-то раскачать то легче это сделать там, где меньше территория и меньше людей. Поэтому в Молдавии это сработало быстрее. В девяностые здесь, как и везде, стали паразитировать на этом «европейском векторе». В чем это вектор — просто выехать на Запад, чтобы там заработать?

- Для многих наших граждан только в этом и состоит европейский вектор...

- Я согласен. Расскажу вам историю. Я, когда сюда летел, со мной рядом парень на стойке регистрировался, он летел в Париж. Он кинул так молдавский паспорт и сказал: «Мы летаем во Францию без виз!» Я так поняло, что для него это главное достижение, чем, кстати, сегодня и украинцы гордятся... Но это не развитие страны! Вот я, допустим, приехал в Кишинев, я тут никогда не был. Мы вчера гуляли, согласитесь, очень многое осталось от СССР, архитектура, например. Что за эти двадцать восемь лет дано? Что дано? Сильно много инвестиций у вас появилось? Все вливания — это деньги тех, кто заработал за границей. Но это не тот вектор развития государства.

«Если Россия начнет выдавать паспорта соотечественникам за рубежом, против нее кто-то санкции введет?!»

- Вы говорили о том, что у Донбасса совсем другая судьба, недели у Приднестровья. Почему? У нас тоже был вооруженный конфликт в Приднестровье...

- Во-первых, население Донбасса более, что ли, однородно. Приднестровье — это начало девяностых. Люди делали тогда выбор, но Россия начала девяностых и сегодняшняя Россия — это разные государства. Когда Примаков развернул самолет в воздухе, потому что нам никто не сказал о начале бомбежек Югославии... Сейчас такое себе представить невозможно. Сейчас у России есть больше возможностей, оснований, механизмов и сил для того, чтобы решить донбасский вопрос. В Приднестровье играет футбольный клуб «шериф» играет в чемпионате Молдавии. Представить себе такое в Донбассе очень и очень сложно. Плюс у жителей Приднестровья есть российские паспорта, а в ЛНР и ДНР их начали выдавать только сейчас. Приднестровские товары идут в Россию, а товары из макеевского лакокрасочного завода вообще никуда не идут!

- Раз у России появились силы и возможности, то что ей делать с Приднестровьем, учитывая результаты последнего референдума, когда почти 100 процентов приднестровцев проголосовали за Россию?

- Моя позиция такова. Раз есть территория, есть люди, которые выразили свое мнение. Значит, что? Территория принадлежит людям, которые на ней живут. Они высказали свое мнение, что тут думать?! Значит, это должна быть территория Российской Федерации. Я исхожу из мнения людей, проживающих на конкретно взятой территории. Если люди высказали свою позицию, значит. Их нужно в этом решении поддержать. Наши люди — это наши люди!

- По вашим словам, Крым не интегрирован в российское поле до конца — ни экономически, ни социально, ни ментально...

Это правда...

- Не получится ли такая же история с Приднестровьем?

- Вы приедете в Крым и не найдете там российских банков, например. Конечно, он не интегрирован, потому российские мобильные операторы будут брать с вас за роуминг. Он не интегрирован, потому что весь Интернет висит на украинских провайдерах... Мы должны задаться вопросом — инвестиций больше в Крым или в Приднестровье? Строят ли в Приднестровье такие масштабные проекты, как трасса «Таврида»?

- Нет, конечно!

- Вот и ответ на вопрос. С Крымом это вопрос времени. Для Приднестровья имеются со стороны России определенные экономические блага, конечно, появятся в России люди, они есть, те, кто начнет вопить по поводу финансовой поддержки Приднестровья. Либо мы защищаем только свою «хатынку» либо понимаем, что мы достойная страна.

- Проходишь мимо консульства России в Кишиневе и неизменно там очереди за получением российского гражданства...

- Это проблема работы с нашими соотечественниками. Эту тему все время поднимают. И все время возникает вопрос — почему наши люди, русские, называйте их как хотите, не могут получить паспорта? Это вопрос, на который нет ответа годами. Вроде бы, вроде, появились подвижки, определенная работа ведется, но мне очень странно, что наши соотечественники не могут получить российские паспорта. Для меня это очень странно. Что, против России за это санкции кто-то введет?!

СПРАВКА «КП»

Платон Беседин - украинский и российский писатель, литературный критик и публицист. Пишет на русском языке. Куратор и организатор Международного совещания молодых писателей на Украине. Первая публикация — повесть «Голод» в журнале «Девушка с веслом» (Москва) в 2006 году. Тогда же эта повесть вошла в премию «Дебют». В дальнейшем публиковался в изданиях «Дружба народов», «Наш современник», «Юность», «Новая Юность». В 2012 году выходит дебютный роман автора «Книга Греха». В 2014 году выходит сборник рассказов «Рёбра». Книга была номинирована на «Русскую премию» и «Писатель ХХI». Так же в 2014 году в харьковском издательстве «Фолио» издан роман «Учитель. Роман перемен», вышедший в финал и полуфинал крупных российских премий («Русский букер», «Ясная Поляна», «НОС», «Золотой Дельвиг». Во время вооружённого конфликта на востоке Украины в марте 2015 года Беседин отвозил гуманитарную помощь больнице города Ровеньки. В сентябре 2017 года у Платона Беседина вышла новая книга — роман в повестях «Дети декабря»

Подпишитесь на новости:
 
Читайте также