2019-08-25T12:18:54+03:00

Напуганные немцы: Ведь русские нас не бросят?

Спецкор «КП» Дарья Асламова побывала в ФРГ, открывшей ворота для несметного количества беженцев из мусульманских государств, и убедилась, что это нашествие грозит лишить родину Шиллера и Гете своей национальной идентичности. Часть 2
Поделиться:
Комментарии: comments799
Памятник "Нет забвению" в саду Роберта Фогельмана.Памятник "Нет забвению" в саду Роберта Фогельмана.Фото: Дарья АСЛАМОВА
Изменить размер текста:

Окончание. Начало см. Часть 1

«НАДО ОТКРЫТЬ ГРАНИЦЫ ДЛЯ ВСЕХ!»

Утро в Мюнхене. Я слишком рано приехала на встречу и зверски голодна. Мечтаю о жирных баварских сосисках с горчицей и картофельном салате. Терпеливо обхожу район. Пять кафешек с кебабом, две шаурмы и турецкий рынок. Наконец я вспоминаю волшебное слово biergarten (пивной сад), и прохожие отправляют меня в парк. Я уже представляю себе девушек в синих платьицах и в кружевных фартучках с пивными кружками в руках, но навстречу мне выходит баба вся в тату и пирсинге. Пытаясь перекричать грохот рок-н-ролла, она предлагает мне гамбургер. Черт с вами! Пусть будет гамбургер. «Ну, и райончик выбрала для акции партия «Альтернатива для Германии» (АдГ), - думаю я, ковыряя котлету. Оказывается, не выбрала. В Германии с этим строго. Сначала подай заявку на проведение митинга в мэрию, а там уже решат, в какое место тебя загнать. Чем дальше, тем лучше.

К полудню возле железнодорожной станции начинают собираться строгие мужчины и женщины в черном. И немедленно появляется полиция. Мужчины и женщины становятся в круг, в центре которого свечи, цветы и надпись «29 июля 2019 года». Сегодня АдГ устраивает акцию памяти, своего рода поминки после убийства восьмилетнего мальчика во Франкфурте-на-Майне, которого столкнул под скоростной поезд беженец из Эритреи. Столкнул также и мать (она выжила). Пытался убить еще одну женщину, но не успел. Никаких объяснений дать не мог. «Просто захотелось». А за неделю до этого в городе Фреде албанец также бессмысленно сбросил на рельсы 34-летнюю женщину, жену и мать. Она погибла. Албанец объяснил свой поступок непреодолимым «желанием убить».

Свечи в память о восьмилетнем ребенке, убитом мигрантом. Фото: Дарья АСЛАМОВА

Свечи в память о восьмилетнем ребенке, убитом мигрантом.Фото: Дарья АСЛАМОВА

После короткой речи начинается двухчасовая акция молчания. Я перешептываюсь с моими соседями, которые совершенно шокированы недавним зверским убийством в Штутгарте «казаха» (так упорно называют «русского немца» Вильгельма местные медиа. Мол, не немца убили, а какого-то чужого казаха.) Прямо в городе, днем, на глазах у множества людей беженец с фальшивым сирийским паспортом изрубил на куски самурайским мечом «казаха» Вильгельма. Просто превратил его в фарш. При этом 11-летняя дочь жертвы вопила от ужаса. Все это немедленно выложили в интернет многочисленные свидетели, от чего немецкие власти пришли в ярость и даже потребовали завести уголовные дела... на тех, кто снимал это видео!

Акция поминовения прерывается появлением банды молодых людей с разноцветными волосами, в наколках, грязных майках и рваных джинсах с плакатами «Нацисты, пошли вон!» Они улюлюкают, свистят, выкрикивают оскорбления. Большинству из них я гожусь в матери, и у меня возникает желание всех их засунуть в горячую ванну, а их засаленные шмотки просто сжечь. Когда я пытаюсь сфотографировать пацанов, они закрывают лица и ведут себя крайне агрессивно. Даже пытаются ткнуть мне в глаза зонтиком. «В чем дело? – возмущаюсь я. – Вы пришли на публичную демонстрацию. Значит, я могу вас снимать». Вперед выступает молодая и даже красивая женщина, которая протягивает ко мне руку, как пророчица, и плачущим голосом вещает:

- Мое сердце не позволило мне сегодня остаться дома, но я не хочу, чтобы вы меня фотографировали.

- Почему? Вы боитесь?

- Просто не хочу. Но я должна была выразить свой протест против возрождения нацизма. Эти люди – нацисты.

Левые радикалы ненавидят, когда их снимают. Фото: Дарья АСЛАМОВА

Левые радикалы ненавидят, когда их снимают.Фото: Дарья АСЛАМОВА

- Слушайте, милочка, если вы еще не выросли, сидите дома и играйте в куклы. Если вы приходите на демонстрацию как взрослый человек, вы должны понимать, что вас будут снимать и задавать вам вопросы.

Пацаны угрожающе ворчат:

- Вы слишком агрессивны!

- Я делаю свою работу. А вы ткнули мне зонтиком в глаз.

Наконец, один из них по кличке «Мол» соглашается выступить:

- Я пришел сюда потому, что мне противно, когда смерть ребенка используется в политических целях, потому что его убил иностранец. Это унизительно для семьи погибшего, и это просто пропаганда.

- Но ведь ребенок убит «просто так», и он не первый в этой длинной цепи убийств. Проблема-то реальна! Что же ты предлагаешь?

- Открыть все границы! Впустить всех, кто хочет! Абсолютно всех! Это и есть свобода.

Я ошеломленно молчу.

- Это логика левых, - говорит мне член парламента от АдГ Геролд Оттен. – Люди бегут от войны и нищеты, значит, их нельзя выгнать. В Афганистане проживает 30 миллионов человек. Их всех надо эвакуировать в Германию? А Сирия, Ирак, Нигерия, Гана, Пакистан? Чем дальше, тем хуже. Теперь к нам едут беженцы из Туниса, Алжира, Марокко, из тех стран, куда немцы ездят в отпуск! И они тоже беженцы!

- А сколько вообще беженцев в Германии?

- Это закрытые цифры. Известно, что только в 2015-2016 годах в Германию въехал миллион мигрантов. И что каждый месяц границу нелегально пересекают около 25 тысяч человек. Навскидку около трех миллионов.

- Министр внутренних дел Италии Сальвини уже обвинил немецкие неправительственные организации (НПО) в том, что они занимаются трафиком людей и сотрудничают с контрабандистами Ливии. В условленном месте немецкие частные лодки забирают в море людей и перевозят как «спасенных» в Италию. Я сама видела это на Сицилии. При этом Германия отказывается заводить уголовные дела на НПО.

- Это государственная политика. Меркель хочет показать, что это новая Германия, лучшая Германия, усвоившая уроки прошлого. Мы спасаем мир! Мы вправе читать мораль другим! Главное – хорошая международная репутация, а на собственных граждан властям наплевать.

«А ПОЧЕМУ БЫ ВАМ НЕ СДАТЬ В АРЕНДУ СИБИРЬ?»

Дорис фон Сайн-Витгенштейн – одна из самых ярких политиков в Германии. Приставку «фон» игнорирует и вообще не любит говорить о своей аристократической семье. «Какая еще аристократия? Мы живем в 21 веке в демократической стране», - раздраженно говорит она. Даже в партии «Альтернатива для Германии» ее считают слишком радикальной, хотя никакой крамолы в ее речах найдешь. Настоящая красавица 65(!) лет с гордой осанкой и проницательными голубыми глазами.

Дорис Сайн-Витгенштейн. Фото: Дарья АСЛАМОВА

Дорис Сайн-Витгенштейн.Фото: Дарья АСЛАМОВА

- Я вступила в АдГ, потому что наша страна разрушена – говорит Дорис. – Проблема в том, что вся политика Германии построена не на разуме, а на идеологии, и мы знаем, чем это обычно кончается. В 2015 году, когда сюда потекла нескончаемая река мигрантов, власти уверяли население, что к нам идут высокообразованные люди – инженеры и доктора.

- Их так и называли: «культурные обогатители».

- Это смехотворно! Потом: упс! Произошла ошибка. Это бедные люди, которым мы должны помочь и дать образование им и их детям. Мы даже не способны дать нормальное образование нашим детям (наши школы в жалком состоянии!). Как же мы можем дать образование людям, которые не умеют писать на собственном языке? Людям с другой культурой, с другим отношением к женщинам, с их тремя-четырьмя женами. И мы платим за всех! Забудьте о богатой Германии. Ее больше не существует. Страна переполнена. Один мигрант в среднем обходится государству в 5-6 тысяч евро в месяц. Ему нужно дать жилье, трехразовое питание, наличные, бесплатный проезд по всей стране, заплатить учителям немецкого языка, переводчикам, охране их лагерей (хотя я не люблю это слово), докторам, которые их лечат. Требуется психологическая помощь их детям, которых тоже нужно поить, кормить, учить. А наши собственные граждане теряют работу, опускаются и нищенствуют.

Теперь у правительства новая теория: не мигранты должны интегрироваться, а МЫ, НЕМЦЫ, обязаны приспособиться к чужакам! Они даже свинину запретили в детских садах, чтобы не оскорблять чувства мусульман! Я не хочу быть интегрированной и смириться с другой культурой. Я прожила 65 лет и имею право жить так, как жила, по своим обычаям. Я не хочу меняться. Мне не нравится, что Германия не может контролировать свои границы. Что вокруг рождественских базаров стоит полиция с автоматами. А чтобы сходить в бассейн, я должна брать с собой удостоверение личности.

(О, бассейны, это отдельный кошмар для всей Германии! Массовые домогательства к женщинам со стороны мигрантов, изнасилования, оскорбления, избиения мужчин довели немцев до того, что большинство старается посещать бассейны только днем. Вот последний случай: 7 августа в Мюнхене иракский мигрант принудил 13-летнюю девочку к оральному сексу в раздевалке бассейна, угрожая ей ножом.)

- Дорис, а если бы вы были на месте Меркель, как бы вы решили проблему?

- Я бы прямо заявила мигрантам: вам здесь нет места. Мы готовы помочь вам вернуться домой. Мы и сейчас оплачиваем билеты беженцам, которые улетают самолетом, а потом возвращаются с новым паспортом.

- Но они-то не хотят возвращаться. А паспортов у большинства из них нет. Ни одна страна их не примет. Законным путем эту проблему не решить. Согласно Женевской конвенции, проситель убежища должен, приехав в страну, явиться в ближайший полицейский участок и предъявить документы. А вы впустили несколько миллионов людей в страну нелегально, без документов.

- А может, президент Путин готов заключить с нами сделку? Мы можем арендовать место в Сибири, далеко от русской цивилизации, и перевезти мигрантов туда. Мы готовы хорошо заплатить за аренду, за перемещение мигрантов, за их полное содержание.

- Вы смеетесь?!

- Нет. Россия больше, чем Германия. Мы просто берем в аренду землю, а остальное – не ваша проблема. Может, мне удастся вас убедить. Думаю, постепенно Россия может пойти на переговоры.

(Я уже слышала от немцев рассуждения: почему бы не забрать у Греции пару островов, - она ведь все равно в долгах, как в шелках. Или зачем нищей Хорватии 1200 островов? Нужно купить у нее несколько и перебросить туда весь мигрантский сброд. Поражает их уверенность, что деньгами можно решить все проблемы. А ведь именно политика Меркель погрузила всю Европу в хаос.)

- А вы слышали историю про то, что русские придут нас спасать? – внезапно спрашивает Дорис.

- Слышала. Но зачем нам это? Тем более немцы считают нас империей зла.

- Верно, наши СМИ все время пишут, что все зло исходит от России. И потом: Бог помогает тому, кто сам себе помогает. Пожалуй, только восточные немцы отчетливо понимают ситуацию. Коммунистическая система дала им новый старт. Мы теперь ничего не имеем общего с нацизмом. У нас новое государство и новые законы. А вот западных немцев постоянно принуждали думать о прошлом и каяться. Им труднее принять реальность.

МОЖЕТ ЛИ ВОЗРОДИТЬСЯ НАЦИЗМ?

Может. Чем настойчивее немцев призывают отказаться от собственного «я», чем больше принижают и насилуют, тем страшнее тайная злость, тем сильнее мечта о новом Гитлере.

Однажды в компании моих знакомых оказался человек по имени Николай Нерлинг, который представился как бывший учитель и видеоблогер, и попросил меня об интервью. Я простодушно согласилась. Он включил камеру. То, что произошло дальше, не поддается описанию! Он обвинил русских в изнасиловании немок и заявил, что немецкие солдаты никогда не прикасались к русским женщинам и никогда не жгли русские города. Что немцы вторглись в Россию, дабы спасти ее от большевизма, и мы должны быть им благодарны! А мы, гады, бросали человеческое мясо под танки. (По-видимому, должны были бросать цветы или поить шампанским, как французы.) Что хороший человек Гитлер захватил Европу только потому, что ему постоянно угрожали. Что план «ОСТ» никогда не существовал. Это выдумка пропагандистов. Что Россия угрожала Гитлеру большевизмом, поэтому не было другого выхода, как послать армию, сплошь состоящую из благородных, чистеньких солдат, которые желали русским только добра.

Мы орали друг на друга, у меня от бешенства сжимались кулаки. Потом я вскочила и заявила: «Жаль, сволочь, что у меня нет автомата Калашникова, чтобы пристрелить тебя. И жалко, что твоих дедушек не прикончили на полях России, потому что появилась на свет такая мразь, как ты!»

Потом я выяснила, что Николай Нерлинг - человек «нерукопожатный» в Германии, которого выгнали из школы за преподавание истории. (Могу представить, что он рассказывал детишкам!) Но при этом он произносит речи и читает лекции по всей стране и даже оплачивает места своим сторонникам в отелях на массовых сборищах. Откуда деньги? Кто его поддерживает?

Эта инсталяция, установленная в частном доме одного из местных жителей, живописует битву за Берлин в 1945 году. Фото: Дарья АСЛАМОВА

Эта инсталяция, установленная в частном доме одного из местных жителей, живописует битву за Берлин в 1945 году.Фото: Дарья АСЛАМОВА

Самое страшное, что западные немцы нас по-прежнему ненавидят. Если им напоминаешь о 27 миллионах погибших русских, они тут же заявляют, что погибло 16 миллионов немцев. И никакие они не агрессоры. Просто два диктатора, Гитлер и Сталин, сражались друг с другом. И вообще, давайте оставим прошлое, которое является спорным (а Нюрнбергский процесс?!) и будем думать о будущем. Но нет никакого будущего без признания прошлого. Немцы до сих пор играют в солдатиков. Я видела целые коллекции, полностью копирующие знаменитые сражения. Немецкие газеты каждый день пишут «исторические статьи», в которых шаг за шагом описывают битвы в России, выставляя напоказ храбрость немецких солдат и «глупость и беспомощность» русских. Удивительно, как мы вообще дошли до Берлина!

Один мой немецкий друг после нескольких кружек пива признался мне:

- Да, немцы ненавидят именно русских. Не Запад. Объясню, почему. Мы - молодая нация, родившаяся только в 19 веке. Потом первая мировая война, разгром и Версальский мир, в результате которого от голода в Германии умерли сотни тысяч человек. А потом пришел Гитлер, и Германия захватила ВСЮ ЕВРОПУ! Это был миг нашего величайшего триумфа! Весь мир лежал у наших ног! И только где-то в Сибири, в тайге копошились какие-то полулюди-полузвери, годные только на то, чтобы стать нашими рабами. И вот эти недолюди, представители низшей расы, сокрушили величайшую армию в истории, разгромили Германию, которая впала в ничтожество. Прости. Это не я так думаю, но большинство западных немцев, тайно, в глубине души, - да! Именно так!

Немцы до сих пор играют в солдатики. Фото: Дарья АСЛАМОВА

Немцы до сих пор играют в солдатики.Фото: Дарья АСЛАМОВА

P.S. В саду у Роберта Фогельмана, который собрал имена и портреты немцев, ставшими жертвами мигрантов, стоит памятник ПРОТИВ ЗАБВЕНИЯ. Роберт, честный и порядочный человек, тревожно заглядывает мне в глаза:

- Два года назад Путин сказал, что он поможет немцам. Много людей в Германии надеются на него.

Я совершенно не помню этих слов Путина и осторожно говорю:

- Может, его не так поняли?

- Нет-нет! Он говорил о борьбе с международным терроризмом. Значит, он придет на помощь к нам. Ведь все, что у нас происходит, - это и есть международный терроризм. Убийства, изнасилования…Ведь русские нас не бросят, правда?

ВОПРОС - РЕБРОМ

А у нас с приезжими все иначе?

Самый частый комментарий под такими репортажами на нашем сайте kp.ru: «Как вам не стыдно писать про загнивающий Запад, когда в самой России с пришлым элементом о-о-очень большие проблемы? Или у нас какие-то другие мигранты, нежели в ФРГ?» На этот вопрос отвечает эксперт по Германии, кандидат политических наук Александр ЛАПИН:

- Любая бесконтрольная миграция (включая наш случай, когда в Россию как к себе домой едут миллионы выходцев из Средней Азии) несет угрозы и вызовы. Но следует понимать, что есть два принципиально разных типа миграции: трудовая и замещающая. Первый тип - классические гастарбайтеры. В 1950 - 60-е годы миллионы «новых немцев» родом из Турции ехали в ФРГ, где после страшных потерь на войне некому было стоять у станка. Такие люди интегрировались в общество, получали справедливые деньги за свой труд. Так же сейчас и у нас: рождаемость падает, рабочие руки нужны.

А вот второй тип миграции - замещение - начался в нынешнем веке. Когда либеральная идея настолько пропитала европейских политиков и журналистов, что они заявили: у нас есть «историческая вина» (в случае Германии - преступления Гитлера). Значит, мы обязаны принимать столько мигрантов, сколько потребуется. В Африке миллионы голодают? Пусть едут в Берлин!

Улавливаете разницу? У нас государство НЕ выплачивает мигрантам огромные пособия (вернее, таковые есть, но удручающе низки даже для коренных жителей). У нас им НЕ дают койко-место и питание в общежитиях для беженцев сразу после прибытия. У нас им НЕ прививают идеологию иждивенцев - вы, мол, соль земли, а местные вам обязаны.

Наоборот, в России для мигрантов принцип простой: кто не работает, тот не ест. Статистика ФСБ и других спецслужб показывает: большинство гастарбайтеров, как маятник, через некоторое время возвращаются на родину. И регулярно переводят туда деньги. Почему? Cемья остается дома. В отличие от Германии, куда с благословения государства бегут всем многочисленным семейством, чтобы остаться навсегда. Поэтому, хотя и у нас ситуация с новыми жителями тяжелая, с немецким «потопом» ее не сравнишь.

Записал Эдвард ЧЕСНОКОВ.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Мигранты - Европе: Ложись и не рыпайся!

Спецкор «КП» Дарья Асламова побывала в ФРГ, открывшей ворота для несметного количества беженцев из мусульманских государств, и увидела, чем это нашествие обернулось. Часть 1 (подробности)

Еще больше материалов по теме: «Нашествие мигрантов в Европу»

Подпишитесь на новости:
 
Читайте также