2019-09-27T12:13:14+03:00

Королева романса, звезда молдавской эстрады Маргарита Ивануш: «До 9 лет я, румынка по национальности, не знала румынского языка»

Правда ли, что ее дед был одним из основателей компартии Румынии? Как Маргарита Васильевна запретила Валентине Нафорнице бросить музучилище? Ответы на эти и многие другие вопросы вы найдете в эксклюзивном интервью народной артистки «КП»
Поделиться:
Маргарита Ивануш.Маргарита Ивануш.
Изменить размер текста:

- Маргарита, о ваших родных можно писать исторический роман.

- Это точно! Мои дедушка и бабушка были известными в Румынии активистами рабочего движения. Константин Ивануш – один из основателей компартии Румынии, а с 1922 года входил в ее ЦК. Оба не раз оказывались в застенках тайной румынской полиции – сигуранцы. Там дед тяжело заболел туберкулезом. В 1928-м его вместе с сыновьями, Павлом и Василием, моим будущим отцом, тайно вывезли на лечение в Берлин. Жена его, моя бабушка, в то время находилась под арестом. Лечение не помогло, в Германии дедушка умер. Похоронили его рядом с Карлом Либкнехтом и Розой Люксембург. За гробом Константина Ивануша шли сорок тысяч немецких рабочих. Речь у его могилы произнес один из лидеров Коминтерна Вильгельм Пик.

Вскоре Павел и Василий, оставшиеся на чужбине без отца, были отправлены в Россию. По распоряжению Надежды Крупской их определили в Гомельскую лётную школу. Павел в годы Великой Отечественной войны погиб в небе над Польшей. Мой отец летчиком не стал по состоянию здоровья, но с техникой был связан всю жизнь. В 1936 году он был направлен на один из московских заводов. Комнату снимал на улице Горького, в том здании, где сейчас расположен театр имени Ермоловой. Но волна репрессий 1937-го не обошла его стороной. Десять лет отец провел в лагере на Колыме, пять – на поселении в Хабаровском крае. Там он и встретил свою любовь - русскую красавицу Дарью Попову, мою будущую маму.

За дружбу с «врагом народа» ее, директора школы, понизили в должности. Но любовь оказалась сильнее. Василий и Дарья стали жить вместе, родилась я. А потом отец написал отчаянное письмо Сталину. И был услышан. В 1952 году наша семья смогла переехать на «большую землю» – в Гомель, а в 53-м родителям, наконец, разрешили зарегистрировать брак. Отец был яркой личностью: много читал, собрал большую библиотеку о Великой Отечественной войне, отлично играл в шахматы, рисовал.

- Уникальным человеком была и ваша бабушка, Елена Ивануш?

- Да, вместе с мужем она отчаянно сражалась за сокращение двенадцатичасового рабочего дня. В середине 1920-х не один месяц просидела отважная бунтарка и в Кишиневской тюрьме. Это была крепкая женщина, ростом 183 сантиметра. Вся спина ее была в шрамах. В бабушкиной бухарестской квартире у нескольких стульев были отпилены ножки: отправляясь на демонстрации протеста, их в качестве холодного оружия прятали в рукава одежды.

О судьбе своего сына Василия бабушка узнала лишь в начале 1950-х благодаря Красному Кресту. После личного обращения министра иностранных дел Румынии Анны Паукер к руководству СССР наша семья смогла выехать из Гомеля в румынский город Брашов. В Румынии прожили шесть лет. Там мой отец трудился в группе разработчиков и испытателей одного из первых румынских грузовиков «Кэрпаць».

Поначалу я была в растерянности: как учиться в другой стране, не зная языка? Мой классный руководитель в разговоре с директором переживала до слез: «Что я с ней буду делать?!» А через полгода одноклассники плакали от грусти, провожая меня в Бухарест, куда снова переехала наша семья. За прошедшие месяцы в свои девять лет я не только выучила язык, но и успела организовать множество культурных мероприятий, не раз поднималась на пьедестал почета на соревнованиях по легкой атлетике, защищая честь школы.

- Что особенно запомнилось из столичной жизни?

- В Бухаресте наша квартира находилась в самом центре города. Рядом был ресторан, где обедали все приезжавшие в столицу советские туристы. Мы с подругами часто подходили к ним, с удовольствием погружаясь в родную русскую речь. Однажды разговор получился таким душевным, что я… пригласила в гости всю группу – двадцать пять человек из Омска. Родители ахнули, увидев на пороге такую компанию. Но отец и мать были очень открытыми, хлебосольными людьми. Вскоре из широко распахнутых от жары окон нашей квартиры понеслось «Из-за острова на стрежень…»

Тут ахнули и соседи. А потом они шутили: «Мы думали, что русские берут Бухарест!» Вообще в Румынии маму все очень любили и называли совершенно по-русски: «Дашенька».

Кстати, в Бухаресте я занималась легкой атлетикой во Дворце пионеров, находившемся в бывшей резиденции короля. Сейчас это резиденция президента страны. Помню даже результат, с которым в 63-м году победила на юношеском чемпионате Бухареста по прыжкам в высоту: 1 метр 32 сантиметра.

- Вы подолгу жили и учились в Румынии, в Беларуси. Вот уже более сорока лет, как вашим домом стал Кишинев. А родились в России, с которой, наверное, ощущаете особое родство?

- По национальности я – румынка, в роду же у нас были и венгры, и греки, а мамин дедушка был тунгусом! При этом практически все мое творчество – это часть русской культуры, советского искусства. До распада СССР я много лет работала в общесоюзной программе «Товарищ кино», в выездных сессиях Союза композиторов. Это стало серьезной творческой школой, ведь выходить на сцену доводилось со звездами советского кинематографа, с лучшими вокалистами и композиторами, с которыми объездила весь Союз. Разве могу забыть, как нежно опекали меня Юрий Саульский и Ян Френкель! А всеми любимое «Эхо» мне посчастливилось исполнять под аккомпанемент Евгения Птичкина.

В гастрольных вояжах я подружилась с Ларисой Долиной, Тамарой Гвердцители, Валентиной Титовой. Благодарна судьбе за тесное, теплое общение с Лидией Смирновой, Татьяной Васильевой, Анатолием Ромашиным, Владимиром Ивашовым, Ариадной Шенгелая…Многие годы дружу с заслуженной артисткой России, народной артисткой Молдовы Светланой Тома. Нередко это общение одаривало уникальными мастер-классами, а празднование дней рождения в гастрольных турах часто превращалось в незабываемые «капустники». Конечно, не обходилось без розыгрышей. Нонна Мордюкова долго чертыхалась, за секунду до выхода на сцену обнаружив, что вынуждена тащить туда два ведра с водой. По сценарию они были пустыми, но коллеги-шутники «подредактировали» сценарий.

- Вы и в нынешнее время нередко выходите на российскую сцену. Какое выступление стало особенно памятным в последние годы?

- Несколько лет назад довелось побывать в Благовещенске, на фестивале театра и кино «Амурская осень». Его участником стал и молдавский «десант» из шести артистов. Фестиваль входит в пятерку лучших в России, стоит в одном ряду с «Кинотавром» и «Киношоком». Он не только пропагандирует произведения театрального и музыкального искусства, кино, но и активно налаживает культурные связи, в том числе (благодаря географическому расположению) с коллегами из Японии, Китая, Кореи.

С огромным успехом прошёл в те дни и «Молдавский вечер». Всего мы дали три полноценных концерта, которые очень душевно вела Светлана Тома. Сама она пела, рассказывала об Эмиле Лотяну. А наш сборный коллектив исполнял народные молдавские и цыганские произведения, хиты советской группы «Норок», песни из кинофильма «Табор уходит в небо».

Фестиваль проходил в очень непростое время, когда жители региона, как и нынешним летом, боролись с последствиями катастрофического наводнения. Все участники форума в те дни дали целый ряд благотворительных концертов, доход от которых пошел в помощь пострадавшим. Молдавская команда на такой концерт отправилась за сто километров – в село Константиновка. Честно говоря, поначалу мы сомневались: нужны ли наши выступления людям, приходящим в себя от шока? Но от сомнений не осталось и следа, когда село встретило нас песней местного детского хора, хлебом-солью. А чтобы увидеть наше выступление, люди из соседних сел шли в Константиновку пешком по размытым наводнением дорогам! Потом они подходили ко мне, к моим коллегам и благодарили: «Вы подарили надежду, что все у нас будет хорошо!».

- Сегодня среди ваших питомцев – и ученики кишиневского «поющего» лицея им. Н. В. Гоголя, в котором вы являетесь художественным руководителем вокальных коллективов, и студенты Комратского госуниверситета. Кем из воспитанников особенно гордитесь?

- Конечно, Валентиной Нафорница и Марианной Буликан. До недавних пор Марианна была примой кишиневского Национального театра оперы и балета им. М. Биешу, Валентина – солистка Венской оперы. А когда-то обеих девушек я пестовала в кишиневском музучилище имени Штефана Няги. Валя была скромной, целеустремленной, но голос ее приходилось ставить скрупулезно. В какой-то момент у ее мамы даже сомнения возникли: может, забрать дочь из училища? Но я тогда настояла – оставить!

- Вы – блистательная исполнительница народных и эстрадных песен, камерных произведений, арий из оперетт. Но не случайно вас нарекли королевой романса…

- Любовь к этому совершенно «взрослому» жанру у меня проснулась… лет в семь, когда впервые услышала в исполнении Клавдии Шульженко «Синий платочек» и «Три вальса». А в девять меня заворожили романсы, которые исполняла румынская певица Иоана Раду. У нее был необычайно низкий, магический голос. Понимание того, что трехминутный романс отражает порой целую жизнь, судьбу, глубочайшие переживания, пришло, конечно, лишь с годами.

Когда в 1990-м меня пригласили в румынский город Тырговиште на международный конкурс романса «Золотая хризантема», оказалось, что прежде молдавские певцы в нем никогда не участвовали. И вдруг – Гран-при! В прошлом году, спустя 27 лет, я вновь была приглашена в Тырговиште в качестве члена жюри и почетного гостя – отмечалось 50-летие этого конкурса. Было, конечно, приятно увидеть свой портрет в открытом там музее романса – в фотогалерее, где представлены все обладатели Гран-при за эти полвека.

- Музыкальна вся ваша семья – долгие годы пел супруг, Геннадий Куликов, обе дочери окончили Академию музыки, театра и изобразительных искусств по классу хорового дирижирования. А внуки готовятся выйти на сцену?

- До сих пор не могу смириться с тем, что четыре года назад ушел из жизни Геннадий. Мы были по-настоящему счастливой парой. Он был солистом капеллы «Дойна», пел в хоре Оперного театра. Что касается дочерей, то старшая, Елена, получила второе, юридическое образование, работает в фирме. Младшая, Ольга, живет с семьей в Испании, преподает музыку, дирижирует хором, солирует в камерном трио. Станут ли музыкантами трое моих внуков, покажет время. В любом случае слушать и слышать музыку мы их научим.

- Маргарита Васильевна, примите от всех наших читателей сердечные поздравления с юбилеем. Желаем вам крепкого здоровья и успехов во всех начинаниях!

Татьяна БОРИСОВА.

Подпишитесь на новости: