2019-10-31T17:46:40+03:00

Что мешает развитию в Молдове охотничьего туризма, кто идет нынче в браконьеры и почему до сих пор нельзя охотиться в «Пэдуря Домняскэ»?

На эти и другие вопросы мы попросили ответить председателя Общества охотников и рыболовов РМ (ООиРМ) Олега Чокоя.
Поделиться:
Охота в Молдове пуще неволи.Охота в Молдове пуще неволи.
Изменить размер текста:

Заложники политических игр

Олег Чокой.

Олег Чокой.

- Нынешний сезон охоты на водоплавающую птицу, на фазана и кабана был открыт 5 октября – с большим опозданием и с большим трудом. Что случилось?

- Как правило, охота на водоплавающую птицу стартует в середине августа. Однако в нынешнем году ООиРМ попросило Министерство сельского хозяйства, регионального развития и экологии открыть сезон позже – в середине сентября, поскольку утиный, гусиный молодняк к концу лета еще не окреп, не оперился. Поддержали нас в этом и сотрудники Института зоологии АНМ. Но министерство без веских аргументов назначило свою дату – 5 октября. Понятно, что такие немотивированные решения крайне вредны в экологическом плане, ведь наше предложение было основано на серьезном изучении численности охотничьей фауны. Для этого мы ежегодно проводим ее весенний учет, а учет численности зайца организуем дважды в год – еще и осенью, что практикуется, насколько я знаю, только в Молдове! Все эти данные анализируют ученые-зоологи, они соотносятся с динамикой размножения вредных хищников, со многими другими факторами. Только после этого ООиРМ предлагает лимит изъятия охотничьей дичи. В этих мероприятиях принимают участие тысячи членов общества, которые обследуют более полумиллиона гектаров охотничьих угодий на территории Молдовы.

Скажем, при определении численности фазана в местах его обитания мы определяем специальный маршрутный путь в 2-3 километра. Сначала идет подсчет голосов поющих петухов в период их весеннего токования. Затем окончательный результат высчитывается по формуле, разработанной учеными и применяемой во многих странах. Численность водоплавающей птицы определяем ранним утром на водоемах, когда утка выплывает с утятами. Кабанов считаем на подкормочных площадках у кормушек, численность зайца изучаем на пробных территориях – на пашне, в неудобьях, на виноградниках и т.д. Все эти цифры также становятся исходными данными в расчетах по специальным формулам.

- Почему все же не мнение ученых, а позиция чиновников стала решающей в назначении даты открытия охоты?

- Напомню, что минувшая пятилетка была для общества непростой - прежний министр экологии Валерий Мунтяну на два года - с 2015-го по 2017-й - ввел запрет на охоту на все основные виды дичи. Тот абсурдный политиканский шаг был продиктован желанием ликвидировать ООиРМ как «наследие проклятого социализма». Все аргументы В.Мунтяну, уверявшего, что им движет забота о сохранении животного мира, ученые признали нелепыми! На самом деле, запрет охоты на все виды водоплавающих, на зайца, лисицу и кабана, на голубей привел к чрезмерному прессу на охотничью фауну, в том числе на фазана и перепелку. Сразу был зафиксирован резкий рост численности вредных хищников, активизировались браконьеры. Неудивительно, что на митинг у здания Министерства экологии в 2016 году вышли тысячи членов общества, возмущенных произволом В.Мунтяну. К счастью, вскоре он был снят с поста министра.

Теперь же вопросы, связанные с деятельностью ООиРМ, в министерстве курирует госсекретарь Юлиана Катаражиу, соратник Мунтяну. На совещание, которое она провела в августе, ею был приглашен и экс-министр. Там Мунтяну фактически предложил опять ввести запрет на ведение охоты на некоторые виды животных, как это было в 2015 году. Сделал он это в свойственной ему манере – без внятных объяснений, научных аргументов. Доводы специалистов, сотрудников Института зоологии, прозвучавшие на той встрече, по сути, в расчет не брались. То есть пока мы остаемся заложниками политических игр, где в преддверии местных выборов прослеживалась явная попытка спровоцировать охотников на митинги и протесты, тем самым подставив правительство, обвинив его в некомпетентности. В итоге, и появилась эта ничем не обоснованная дата – 5 октября. Понятно, что в соцсетях охотники с негодованием отреагировали на такое пренебрежительное к ним отношение. А главное, нет гарантий, что подобные провокации не повторятся, ведь в структурах нынешней власти остались чиновники из бывшего окружения экс-министра, готовые любыми методами дискредитировать деятельность ООиРМ, привести к его развалу.

Золотистый шакал обнаглел

- Возглавляемое вами общество объединяет 15 000 человек. Но среди них, наверное, немало тех, кто ищет лучшей доли за рубежом. Сколько человек, в среднем, выходит, скажем, на самую популярную охоту – на зайца?

- Около 5000. Многие действительно пополнили ряды гастарбайтеров, а кому-то приходится даже решать вопрос: купить патрон или буханку хлеба. Две трети наших членов – крестьяне, люди небогатые. Поэтому, скажем, вместо охоты на утку, где человек потратит 10-20 патронов за утро, он пойдет на зайца, где в ход пойдут 2-3 патрона. Или на фазана – тут путевка стоит 100 леев, но с хорошей собакой вероятность добычи весьма велика.

- Скажите, а волки в Молдове есть?

- По мнению зоологов, около 100-120 голов. Они относятся к категории редких животных, охота на них запрещена. Зато уверенно чувствует себя золотистый шакал, который лет 15 назад начал переселяться к нам из Украины и Румынии. Шакалы очень хитрые, ведут ночной образ жизни, живут стаями, всеядны.

К этим проблемам надо относиться очень серьезно, гибко, ведь в природе ситуация может меняться быстро, под влиянием самых неожиданных факторов. Скажем, между селами Олонешты и Кракмазы правительством определена зона, запретная для любой охоты. Из-за этого в последние годы там так расплодился шакал, что обыденными стали случаи его нападения на домашних животных, местные жители запуганы его ночным воем. Кстати, от дикого кабана, чрезмерно расплодившегося в том же районе, у Паланки и Тудорово, домашний скот поражает подхваченная от него свиная чума. В одних только Кракмазах пришлось из-за эпидемии забить 128 свиней! Это яркий пример того, как важно регулировать численность дикого зверя.

Что касается вредных хищников в этом регионе, мы обратились в министерство с предложением пересмотреть подписанный министром Джеоржетой Минку план менеджмента,

который, на наш взгляд, препятствует грамотному регулированию их численности. Но нам прямо или косвенно дают понять, что данная позиция ООиРМ не согласуется с различными европейскими экологическими программами, поддержанными Молдовой. Но это путь в тупик – ведь в природоохранных вопросах зашоренность, некомпетентность крайне опасны. Вот свежий пример. Сейчас под Кагулом создается биосферный заповедник. Изучив план менеджмента, составленный теми, кто продвигает этот проект, наше общество и Институт зоологии АНМ дали на него отрицательные заключения. Документ бездарный, неграмотный! В частности, в нем утверждается, что в районе водоема Манта гнездится всего до полусотни уток. Это на 2000 гектаров! По нашим же подсчетам, там обитают несколько тысяч уток, более 800 гусей.

Красотища!

Красотища!

- Многие экологические, природные метаморфозы в Молдове происходят у вас на глазах. Что особенно тревожит?

- То, какими темпами меняется наш ландшафт. По сути, утерян статус заповедника в угодьях Рамсар, расположенных в Каушанском и Штефан-Водском районах. В 90-х эту зону превратили в заповедник согласно Конвенции о водно-болотных угодьях, имеющих международное значение в качестве мест обитания водоплавающих перелетных птиц. Но теперь там вовсю распахивают землю, сажают кукурузу. Мест для гнездования, отдыха птиц не осталось. А сколько бед таит в себе часто не соответствующая научным рекомендациям химизация почвы! От безграмотного использования ядохимикатов на полях гибнут зайцы, перепелы, куропатки – мы получали на сей счет официальные лабораторные заключения. Своими глазами видел, как владелец яблоневого сада умудрился расставить чуть ли не под каждым деревом плошки с отравленной кукурузой – якобы от полевых мышей. Но в итоге пострадали те же зайцы. На рапсовом поле, обработанном какими-то химикатами, погибли фазаны. Видел диких гусей, которых погубил яд, развеянный над кукурузным полем.

- А какова ситуация в «Пэдуря Домняскэ»? Насколько я знаю, со дня трагедии 2012 года, когда на охоте застрелили бизнесмена, в этом заповеднике запрещена любая охота?

- И это в корне неверное решение! Власти просто перестраховываются, опасаясь новых пересудов по поводу громкого ЧП. В итоге, произрастающие там редкие растения уничтожает безмерно расплодившийся кабан, а жутко расплодившийся шакал погубил почти всех косуль. Время от времени егеря проводят в «Пэдуря Домняскэ» селективный отстрел кабана, пытаясь хоть как-то уменьшить его поголовье, но в целом ситуацию это не спасает. Вот другой пример. В 2007 году наше общество взяло в аренду 1000 гектаров леса в Бричанском районе, под Каракушанами. На тот момент там жили пара косуль да пара кабанов. За несколько лет, благодаря грамотным биотехническим мероприятиям, мы довели численность косуль до 120 голов, кабанов – до 40. Между тем, по заключению ученых, для этого леса оптимальная численность косули – 70 голов. Но открыть охоту на этого зверя в Молдове не позволяют, причем без внятных аргументов. Еще в 1997 году она была запрещена, и с тех пор никто не отважился отменить то решение – вдруг в экологических сообществах кого-то что-то на сей счет возмутит?! В итоге, косуль и в этом лесу уничтожают браконьеры, стаи шакалов, бродячих собак и волков.

- На днях резонансным стало ЧП на Тараклийском озере, где два охотника из Кишинева застрелили лебедя. Такой поступок даже браконьерством не назовешь – маразм какой-то…

- Этих охотников я знаю – люди с достатком, о своем преступлении какую-то чушь несли, мол, в тумане приняли лебедя за гуся. Потом и вовсе заявили, что стрелял кто-то другой. Мерзкий поступок! И отговорки про туман совершенно нелепы, ведь это одно из главных правил охоты: по неясно видимой цели стрелять запрещено! Конечно, были составлены необходимые протоколы, горе-охотники понесут наказание.

- А кто вообще нынче подается в браконьеры?

- Увы, в основном, это люди, наделенные властью, даже обладатели полицейских погонов! Немало среди них и бизнесменов. Иные браконьеры идут на промысел, как диверсанты на спецоперацию. Много бед творят обладатели тепловизоров, приборов ночного видения, нарезного оружия. Забавы ради эти преступники превращают в мишень и филина, и розового пеликана, и оленя с косулей. Проблема в том, что судом их не испугаешь, прекращают такие уголовные дела со странным постоянством. А штрафы – 2500 леев за незаконно убитого зайца или за утку – это несерьезно. Не может данная сумма опускаться ниже 10 000! Вся надежда на новый закон. Он должен содействовать внесению изменений в ряд документов, которые позволили бы ставить вопрос о конфискации у браконьеров и оружия, и автотранспорта.

В то же время, участились случаи, когда безосновательно придираются к охотникам экологические инспекторы. Наверное, ради улучшения своих показателей «о проделанной работе». Например, один из сотрудников этой службы взял за правило налагать на охотников штраф в 1000 леев (!) только за то, что необходимые документы они держали не при себе, а оставляли их, скажем, в машине, в нескольких сотнях метров от места охоты. Не исключаю, что опротестовывать такое безосновательное наказание граждане будут в суде.

Все популярнее – бретонский эпаньоль

- Скажите, чем оружейный магазин вашего общества отличается от 28 подобных заведений, существующих в Молдове?

- Почти все они работают с посредниками, что отражается на цене товара. Мы же работаем с производителями оружия, патронов напрямую, без посредников. Поэтому вместо украинских нелицензированных патронов Тахо, на которые жалуются охотники, вместо низкокачественных испанских патронов Rio, мы предлагаем покупателям более дешевые сертифицированные итальянские патроны, которые высоко ценят во всем мире. Одежду для охоты привозим, в основном, из Нидерландов, не засоряя прилавки китайским ширпотребом.

Что касается оружия, поначалу 99 процентов нашего импорта составляли российские ружья – качественные, с хорошим боем, но без изысков в плане инкрустации, воронения, деревянных деталей. С 2006 года начали завозить и оружие известных итальянских, австрийских фирм, таких как «Беретта», «Бенелли». Теперь в год мы продаем до 100 единиц оружия европейских марок, а из России привозим самые популярные модели: тульские ТОЗ-34, ижевские МР-27, МР-153. Стоят они по 7-8 тысяч леев. Горизонтальные ружья, такие как ИЖ-43, дешевле – по 5 тысяч. Одноствольные – по 2-3 тысячи.

- Еще лет 20 назад охота с собакой была в Молдове чуть ли не экзотикой. Сегодня картина иная?

- В 2006 году мы создали при ООи РМ кинологическое объединение, изучили опыт других стран, впервые взяли на учет всех охотничьих собак – их оказалось несколько десятков. Теперь на учете их более 2000.

В целом по республике, интерес к охоте с собакой растет. Но к собаке породистой, обладающей не только родословной, но и документом о прохождении у нас специальной подготовки, тестирования на наличие охотничьих навыков. Поэтому члены ООиРМ, желающие приобрести щенка, уже не станут приобретать его у случайных людей. Все вопросы в этой сфере у нас курирует кинолог общества Вадим Никифоров.

- А есть на вашем учете совершенно новые для Молдовы породы охотничьих собак?

- Да, из Франции, Италии, Украины к нам привезли уже около 30 собак породы «бретонский эпаньоль».Размером они со спаниеля, очень активные, отлично держащие стойку перед затаившейся птицей. Их небольшой размер, добрый нрав, думаю, сделают «бретонцев» весьма популярными у нас.

- Олег Георгиевич, возможно ли всерьез говорить о перспективах развития иностранного охотничьего туризма в Молдове?

- Знаете, в Испании он приносит в госбюджет более 1 миллиарда евро в год! В Чехии только одно хозяйство, где организована охота на фазана, в разгар сезона приносит 1 миллион евро дохода за три месяца. В румынских Батошанах охотничье хозяйство сделало упор на иностранный туризм. Так вот, за пару месяцев там на «птичьих» охотах на перепела, голубя, жаворонка, дрозда зарабатывают по 150 тысяч евро. Согласитесь, цифры эти весьма красноречивы. У нас же существует целый ряд нелепых препон, которые никак не способствуют приглашению в Молдову иностранных охотников. Например, мало кого привлекает возможность охотиться лишь два дня в неделю – в субботу и воскресенье, как узаконено в нашей стране. Мы предложили министерству, по примеру целого ряда стран, разрешить иностранцам охотиться хотя бы 3-4 дня. Но нас не слышат, и это абсурдно, ведь иностранный охотник ежедневно оставляет в стране около 400 евро – за гостиницу, рестораны, экскурсии, услуги егеря и т.д. Выгодно? Конечно! Но как объяснить это чиновникам? Кстати, в 2015 году, когда Валерий Мунтяну закрыл охоту, у меня на столе было 100 договоров с итальянцами, которые планировали приехать к нам поохотиться. Всего в тот сезон мы должны были заключить более 400 таких договоров. Очень надеюсь, что политика государства в этом плане изменится кардинально, ведь потенциал у нас огромный.

-А где-то еще практикуется такой жесткий график охоты – лишь по выходным дням?

- Насколько я знаю, нет, ведь он по сути своей не логичен. Еще хотя бы один день нужен для того, чтобы дать возможность поохотиться менеджерам общества, которые по субботам и воскресеньям организуют охоту для рядовых членов ООиРМ. Когда же им самим брать в руки ружье? Другой вопрос: в условиях, когда резко выросла численность вредных хищников, охота на лис и шакалов разрешена, опять-таки лишь по выходным дням. При этом на два месяца, с 1 апреля по 1 июня 2020 года, их отстрел вообще запрещен. Почему? Внятно в министерстве на этот вопрос никто не ответил. Вот и бесчинствуют шакалы, стаи собак, волки, лисицы, енотовидные собаки, разоряя гнезда птиц, пожирая молодняк диких животных, задирая домашний скот. Замечу, что в той же Румынии, Болгарии, Сербии, Греции отстрел шакалов вообще не лимитирован - там почему-то понимают, насколько серьезна эта проблема.

Подпишитесь на новости:
 
Читайте также