2020-01-25T15:09:34+03:00

Красота требует кредит: Жительница Молдовы заплатила 15 тысяч леев за омоложение и расстроилась, что зону декольте даже не тронули

Одна бесплатная косметическая процедура довела до кредита, контракта еще на 24 сеанса, горы косметики на 2 тысячи леев, но чуда так и не произошло
Поделиться:
Комментарии: comments14
Марина в 29 лет хочет выглядеть моложе. Фото esp.mdМарина в 29 лет хочет выглядеть моложе. Фото esp.md
Изменить размер текста:

Женщина по имени Марина из города Бельцы рассказала историю своего желания омолодиться в одной из косметологических клиник. Марина считает, что стала жертвой обмана и мошенничества с стороны сотрудников индустрии красоты. Руководство клиники, в свою очередь, уверяет, что работает в рамках закона, а эксперты в области защиты прав потребителей рекомендуют быть внимательными при заключении подобных договоров.

«Я понимала, что на меня давят, но сделать уже ничего не могла»

Марине 29 лет. Она узнала о клинике в конце июля из интернета. Реклама в фейсбуке обещала быстрое омоложение и гарантировала результат на протяжении нескольких лет. Она зашла на сайт клиники, а после этого ей позвонили и предложили прийти на бесплатную процедуру. При этом предупредили, что необходимо иметь при себе удостоверение личности.

— Поскольку я и раньше думала заняться своим лицом, то решила, что, по-видимому, настало время, и пошла. То, что меня попросили принести удостоверение личности, меня не насторожило.

Меня сразу направили в кабинет диагностики. Девушка показала все проблемные места на моём лице по компьютеру. А затем сразу заговорила о различных программах, которые стоят по-разному. Мне предложили программу из 24 процедур, со скидкой выходило около 15 тысяч леев.

При этом принимать решение о заключении договора нужно было немедленно, так как скидка даётся только при первом посещении. Меня отвели к администратору, который посчитал, что ежемесячно я должна платить 1206 леев. Тут же связали по телефону с финансовой организацией, которая давала кредит.

Всё происходило так быстро, что я не успевала следить за ходом событий. Очень быстро показали контракты, выделили определённые места, которые меня тоже не насторожили. Я понимала, что на меня давят, но сделать уже ничего не могла. Я подписала два контракта: один — с микрокредитной организацией, другой — с клиникой «Beauty Lab».

В этот же день мне сделали бесплатную процедуру. Я действительно почувствовала результат: кожа блестела и стала эластичной, — говорит Марина.

«Никакого волшебства не произошло»

После подписания договора наша визави прошла 11 из 24 запланированных процедур, но не ощутила никакого улучшения.

— Мне обещали заниматься не только лицом, но и зоной декольте. Однако к этой зоне никто так и не притронулся. Никакого волшебства не произошло. Все мои проблемы остались.

Кроме того, мне продали косметику, за которую взяли около 2000 леев. Я посмотрела, в интернете она стоит около 600 леев. Тогда я решила расторгнуть договор. Целый месяц я ходила к администратору, чтобы написать заявление, но никто не хотел меня слушать. Заявление приняли только тогда, когда я пригрозила, что пойду в суд и СМИ, — говорит собеседница.

Как рассказывает Марина, она отказалась от дальнейших услуг клиники. По контракту, в случае его расторжения первоначальная скидка в 30 % отменяется.

— Ещё месяц ждала, когда мне рассчитают прерывание договора. Расчётов я не поняла. Никаких письменных расчётов мне не дали. Правда, в конце скинули ещё 1800 леев. Но, думаю, чтобы от меня наконец отделаться. В результате я не получаю никаких процедур с октября прошлого года, но каждый месяц регулярно выплачиваю 1206 леев. Я не могу этого не делать, потому что каждый день просрочки начисляется пеня в 20 леев. Это, оказывается, тоже есть в договоре.

В рекламе в интернете обещают омоложение на 5-9 лет. На самом деле я не вижу никакого результата. Я не знаю, кому жаловаться. Если обратиться в суд и взять адвоката, то ему нужно будет заплатить ещё столько же. Таких, как я, некому защищать. Но каждый день в интернете я снова и снова вижу эту рекламу. Сколько женщин её смотрят и сколько ещё могут пострадать? — возмущается Марина.

К моменту публикации контракт уже был расторгнут: Марина выплатила всю сумму за пройденные процедуры, за оставшиеся денег с неё не взяли.

«Все происходит транспарентно, можно задать любой вопрос»

Анастасия Смирнова, директор косметологической клиники «BeautyLab», все претензии клиентки отрицает. По её словам, возможно, в самом начале работы «BeautyLab» допускались какие-то ошибки, но в настоящее время клиника работает в соответствии с законодательством и современными требованиями.

— Клиент заключает два договора — с клиникой и финансовой организацией. Он сам выбирает форму оплаты. Это может быть и наличная оплата, и через терминал.

В случае кредита стоимость процедур можно разбить на три, четыре, шесть, восемь, двенадцать частей. Как правило, люди берут долгосрочный кредит (на 12 месяцев). Представитель финансовой организации обязательно проверяет клиента по базам данных (кредитная история, наличие судимостей и т.д.), лично разговаривает с ним по телефону и только потом одобряет кредит. Есть случаи, когда кредит не одобряется. Клиент расстраивается, но ни мы, ни финансовая организация не хотим иметь проблем при оплате.

Более того, при заключении договора сотрудники финансовой организации маркером отмечают все самые важные места, связанные с оплатой процедур, и обязательно штрафные санкции. Все происходит транспарентно, можно задать любой вопрос и получить на него ответ. Решение о подписании договора принимает сам клиент, — настаивает Анастасия Смирнова.

Фрагмент кредитного договора Марины. Пункт, связанный со штрафными санкциями, подчёркнут маркером.

По поводу качества предоставляемых услуг директор косметической клиники отметила:

— Мы бы не работали столько лет и не имели бы столько клиентов, если бы не устраивало наше качество. Мы работаем с дорогой и качественной косметикой. Именно салонной, профессиональной. На проведение каждой процедуры составляется протокол. Клиент тоже ставит свою подпись после процедуры. У нас работают только сертифицированные сотрудники с медицинским образованием.

Другой вопрос, что результат может проявляться у разных клиентов в различное время. Это зависит и от возраста, и от состояния кожи, выявленных проблем. Динамика лечения тоже у всех разная. Поэтому мы работаем в системе абонемента. 3-4 процедуры идёт на очищение кожи, затем работаем по проблемам и последний этап — фиксация результата. Не может быть результата за 3-4 визита.

Раньше мы рекомендовали домашний уход. Но столкнулись с тем, что для многих это не доступно. Сейчас мы отказались от домашнего ухода и не предлагаем приобретать косметику.

Анастасия Смирнова объяснила, что сроки оказания услуг и оплаты кредита не всегда совпадают. К примеру, программа предполагает 18 процедур, пройти их можно за несколько месяцев, а кредит может быть рассчитан на год. Зачастую клиенты после получения услуг просто перестают платить. При этом она заверила, что администрация всегда идёт навстречу клиенту.

— Если клиент заключает договор на первом приёме, предоставляется скидка до 30%. При этом мы сталкиваемся с такой ситуацией, когда процедуры пройдены за полгода, а платёж разделён на год. Клиент перестаёт платить. Тогда с ним уже должна работать финансовая организация.

Если клиент хочет прервать договор досрочно, то за пройденные процедуры компания имеет право сделать перерасчёт без учёта скидки. Не полученные процедуры клиент не оплачивает. Но, как правило, мы этого не делаем, а предлагаем выплатить сумму, предусмотренную договором, — пояснила Анастасия Смирнова.

В случае с Мариной всё оказалось именно так. За оставшиеся 13 процедур денег с неё не взяли.

«Об обмане говорить сложно»

Олеся Табарча, директор университетской юридической клиники, проанализировала договор и заверила, что с юридической точки зрения при подписании документов не было допущено никаких ошибок.

— Я считаю, что тут всё в порядке. Здесь нельзя говорить об обмане. В договоре открыто речь идёт о кредите, и по юридической части нельзя сказать, что клиентку обманули. В конце договоров стоят три подписи: кредитной фирмы, клиники и человека.

Что касается расторжения договора, то его, безусловно, можно расторгнуть. При этом, как правило, предусматриваются условия расторжения и санкции. Договор должен расторгаться по обоюдному согласию. Если одна из сторон отказывается расторгать договор, то тогда нужно решать вопрос в судебном порядке. Суд — это последняя инстанция. Он определяет форму расторжения договора и при появлении новых условий предусматривает другие формы оплаты.

Но необходимо помнить, что если человек ставит подпись, то берет на себя всю ответственность по выполнению этого договора. Все фирмы, указанные в договоре, настоящие, действующие. Об обмане или мошенничестве говорить сложно, — пояснила Олеся Табарча.

«Мы готовы помочь тем, кто изначально обманут»

Сергей Лелик, председатель неправительственной организации «Национальный центр по защите потребителей» посоветовал в подобной ситуации звонить в республиканское Агентство по защите прав потребителей и надзору за рынком (consumator.gov.md, в рабочее время можно звонить на тел. горячей линии 0 800 28 0 28. — «СП»). На его взгляд, там должны определить, в чём виноват экономический агент, если это так, наказать или дать ему возможность исправить допущенные ошибки.

— Клиентка получила приглашение и выходит [оттуда] с кредитами. Вполне возможно, что осуществляется неправомерная коммерческая практика, проводятся манипуляции, но доказать это очень сложно. Здесь должны работать правоохранительные органы, —считает эксперт.

При этом он заметил, что очень много зависит и от самого потребителя — ведь «есть люди, которые просто не могут сказать “нет”».

— У нас свободный рынок. Можно установить любую цену. Если она устраивает потребителя, то он приобретает товар. Правильный подход — не пользоваться товаром и после этого говорить, что он не подошёл, а сразу заявить, что товар не соответствует цене. Тогда можно помочь этому потребителю.

А так получается, что мы заказываем дорогую услугу, пользуемся ею, а потом понимаем, что слишком дорого заплатили. Это неправильный подход. Мы готовы помочь тем, кто изначально обманут. Если бы потребитель пришёл в тот же день, сказал, что почувствовал гипноз, натиск и не смог перед этим устоять, то это совсем другой вариант. Такому потребителю надо помогать, — считает Сергей Лелик.

esp.md

Еще больше новостей - на нашем Телеграм-канале!

Подпишитесь на новости:
 
Читайте также