2020-01-26T20:24:55+03:00

Школа-2020: истерикам здесь не место!

Обозреватель «КП» Александр Милкус расследует историю в одной столичной школе, где ученик избил учительницу
Александр МИЛКУСобозреватель отдела образования и науки
Поделиться:
Комментарии: comments233
Обозреватель «КП» Александр Милкус расследует историю в одной столичной школе, где ученик избил учительницу. Фото: Лидия Мухамадеева/ТАССОбозреватель «КП» Александр Милкус расследует историю в одной столичной школе, где ученик избил учительницу. Фото: Лидия Мухамадеева/ТАСС
Изменить размер текста:

Дано.

8 класс. Урок физики. На камчатке сидит парень в наушниках. Он сосредоточен. Он слушает музыку. У доски - 60-летняя учительница. Она время от времени поглядывает на ученика. Затем делает ему одно замечание, второе, третье. Парень не реагирует. В наушниках звучит бодрый ритм – там-там-там.

Учительница не выдержала. Она подскочила к мальчишке, дернула за провод, стараясь сорвать наушники с головы, и порвала их.

Парень взорвался:

- Ты мне ... за эти наушники заплатишь!

И бросил в учительницу увесистый пульт от интерактивной доски. Пластиковая коробочка попала в бровь и рассекла ее. Из раны полилась кровь. Потасовка.

Подросток развернулся и начал крушить стеклянный шкаф, стоявший у стены за партой. Посыпались прозрачные осколки. Один из них порезал руку буяна.

На полу – дорожка из густых капель крови. Уже непонятно чьих – учительницы или ученика.

Прибежавшие на шум учителя из соседних классов вывели физичку. Одноклассники побежали за подмогой. Охранник на первом этаже отмахнулся: угоманивать разбушевавшегося подростка не его дело – он сидит у дверей и следит за теми, кто входит и выходит. В приемной директора пожали плечами: руководитель на третьем этаже, не отвлекайте, ищите дежурного учителя.

Школьный врач остановил кровь, сочащуюся из раны у учительницы. Приехали скорая и полиция…

Вопрос (извечный, увы): кто виноват и что делать?

Я намеренно не пишу номер столичной школы, где произошла эта, увы, банальная история. Не пишу фамилии участников драмы в классе. Такое могло случиться в Малоярославце или в Урюпинске, в Суздале или в Онеге.

Важно, поучительно разобраться – как такое могло произойти?

На следующий день после происшествия директор школы подал заявление об увольнении. И легко перешел в соседнюю школу замдиректора. В этой школе директором стал его бывший заместитель – человек совсем не чужой для образовательного учреждения.

Но еще через день школой собрался родительский сход – верните нашего замечательного руководителя! Ну и само собой пошли требования – выгнать из школы хулигана, наказать его примерно, пусть дети с девиантным поведением учатся где-нибудь в другом месте, подальше от наших замечательных ребят.

Разбор решения.

Парень. Виноват? Виноват безусловно. Но – 15-лет, самый пик подросткового возраста. Мать сидит. Отец пьет. Мальчиком занимается бабушка. Живут не то, что небогато – совсем бедно.

Наушники ему подарила на Новый год бабушка. Ценное, долгожданное приобретение. Говорят, парень еще и подрабатывал, чтобы собрать нужную сумму.

В этой школе учится давно. Учится с трудом. Не дается учеба. С одноклассниками общается редко – те его не то, чтобы презирают, но относятся снисходительно – «тупой он какой-то». В основном парень тусуется на переменах с 5-6 классниками.

Учительница.

Виновата без сомнения. Опытный человек. Много лет проработала в школе. Сорвалась, нарушила педагогическую этику. А что прикажете делать с таким учеником?

Директор.

Сам закончил эту школу. После вуза пришел учителем, стал методистом, в общем, прошел все ступени школьной административной лестницы. С родителями приветлив. В школе чисто, уютно. Начинается строительство нового корпуса (среди родителей мнение – «это директор добился»).

Что мог сделать директор в этой истории? У него сотни учеников…

Родители.

Понятно желание пап и мам оградить своих детей от «тупых» одноклассников из неблагополучных семей. Пусть живут и учатся где-то там, за забором (а лучше – за колючим). В школе должно быть спокойно, комфортно, без нервотрепок и драк.

И все же в этой истории основная жертва, на мой взгляд, подросток. Да, не семи пядей во лбу. Одинокий, неприкаянный. И семья для него – совсем не тыл. Да и есть ли семья? Иногда его прорывает, и он начинает бузить. Состоит на учете в подразделении полиции по делам несовершеннолетних.

Для кого-то наушники – мелочь, пустяк. Для него – капитал. Учиться не получается – то, что называется педагогическая запущенность. И хорошо бы посмотреть когда и с чего она началась. Но другим на уроке не мешал, музыку, понимаете ли, слушал на последней парте.

Есть два варианта отношения к такому «контингенту». Один – все-таки выпихнуть из школы, как кукушка выпихивает чужих птенцов из гнезда. В советское время таким говорили: пойдешь в ПТУ. И надеяться, что, когда парень вырастет, он не встретится вам где-то за гаражами темным вечером.

Другой вариант – помочь, поддержать, распознать проблему только когда она зарождается. Как? Школа же не может изменить ситуацию в семье мальчика. Нет, не может. Но может обратиться за поддержкой в психолого-педагогический центр. Они есть сегодня во всех районах Москвы и практически во всех городах страны. Разработать индивидуальную программу. Сделать в конце-концов так, чтобы он больше времени проводил под присмотром в школе. Не получается с точными науками? А, может, у него золотые руки? Может он будет лидером на уроке технологии.

Хорошо представлять себе, что школа – это место, где дают знания и больше педагогов ничего не касается. Но это не так – школа ключевой социальный институт. Учеба – важно. Но не менее важно помогать ребятам становиться на ноги. Нужно – обратиться в социальные службы, нужно – привлечь дополнительных психологов.

Бурные подростковые протесты, истеричная реакция на, как им кажется, несправедливость всегда были. Почитайте хоть «Очерки бурсы» Помяловского, хоть «Кондуит и Швамбранию» Кассиля. Нет у нас доказательств, что сегодня ученик более разнуздан и относится к учителю с меньшим пиететом, чем в те же советские времена. Мало того, согласно последним исследованиям, боится он учителей сильнее, чем его бабушки и дедушки в пору их школьной юности.

В Финляндии, не известной победами школьников в международных предметных олимпиадах, но известной тем, кто почти все ребята выходят из школы и становятся успешными в жизни, с такими трудными учениками занимаются отдельно. Собирают в небольшие классы по 4-5 человек. И работает с ними специальный учитель, который прошел курсы, где учили выстраивать отношения с такими школьниками.

Знаю молодого человека, выросшего в неполной семье. Мама его не пила, но к развитию отпрыска была равнодушна – пришла усталая с работы, включила телевизор и все. С трудом на тройки мальчик дотянул до девятого класса. И поступил в колледж. А там попался мудрый и опытный мастер. Сейчас парень – один из лучших специалистов по монтажу электронных систем видеонаблюдения. Аккуратный, вежливый, красивый… Повезло…

Так что, на мой взгляд, директор школы поступил честно, подав заявление на увольнение. Не досмотрел, упустил. Успешность учеников – это его ответственность.

Что будет дальше? Учительница залечит рану и вернется в класс. Вернется в класс и подросток. В идеальной варианте учительница должна извиниться перед учеником, а ученик – перед ней. Может быть им стоит обсудить происшествие в компании с опытным подростковым психологом.

Главное сейчас не затравить восьмиклассника, найти к нему педагогические подходы, помочь. И не делать из учительницы мученицу.

А родители… Вместо того, чтобы биться за бывшего директора – хорошо бы поддержать нового руководителя. Вместе с учителями подумать, как разрядить обстановку в классе, в школе. И, конечно, не настраивать своих детей против одноклассника: типа «он бандит, постарайся с ним не иметь дела».

Для школы, взбудораженной происшествием, это важный урок. Нужно его выучить.

И жить дальше.

Подпишитесь на новости:
 
Читайте также