2020-02-11T03:02:39+03:00

Вождь 24 года строил "вольную Румынию", но был предан и убит, а страна превратилась в руины

Спецкор «КП» Дарья Асламова выясняет, с чем Бухарест пришел к 30-летию со дня падения режима Чаушеску
Поделиться:
Комментарии: comments326
Дарья Асламова на месте расстрела четы ЧаушескуДарья Асламова на месте расстрела четы ЧаушескуФото: Дарья АСЛАМОВА
Изменить размер текста:

ПАЛАЧ — ЭТО ПРОФЕССИЯ.

— У меня не было опыта казни, понимаете? Я знал, что должен быть какой-то ритуал. Я думал так: расстрельная группа выстроится в линию, судья еще раз зачитает приговор… И когда мы обсуждали эту тему с судьей, я вдруг услышал залп во дворе. Стрелял капитан Боэр прямо от бедра в Николае и Елену Чаушеску. Стреляли без приказа от страха и двое солдат. К президентской чете Чаушеску относились как к божествам, к сверхлюдям. Отсюда истеричная атмосфера всеобщей подозрительности и недоверия. Все случилось очень быстро. Чаушеску вел себя достойно перед смертью, а Елена ругалась матом. Большей дуры, чем она, найти было трудно.

Войкан Войкулеску, один из организаторов трибунала над Чаушеску Фото: Дарья АСЛАМОВА

Войкан Войкулеску, один из организаторов трибунала над ЧаушескуФото: Дарья АСЛАМОВА

Я смотрю на этого лощеного элегантного 78-летнего господина по имени Джелу Войкан Войкулеску, астролога, аристократа, знатока оккультных наук, бывшего директора Института румынской революции (его только что отстранили от должности в связи с уголовным делом) — и размышляю, как бы ОН себя вел перед смертью. После фальшивого суда, организованного горсткой авантюристов, когда его тут же повели бы «как собаку, на расстрел» (по выражению Горбачева) перед стеной казармы, за которой находилась солдатская уборная. И хватило бы у него мужества выкрикнуть проклятия в лицо палачей, как это сделала Елена?

Войкана Войкулеску называли «белым Робеспьером» за его окладистую седую бороду. Он явно наслаждается жизнью, сидя в обществе прелестной жены на сорок лет его моложе («ах! мы встретились полгода назад и тут же полюбили друг друга!») Светский человек с безупречными манерами и богатым воображением. Подозреваю, что именно ему пришла в голову идея убить чету Чаушеску прямо в Рождество, чтобы диктор объявил по телевидению: «Антихрист убит в Рождество!»

— Неужели вам его жалко? — небрежно бросает Войкан.

— Конечно! Как жалко любого старика, которого расстреляли без следствия, без доказательств, без права на апелляцию. Да и собственно, кто вы были такие? Фронт национального спасения, который никем не избран?

— Революция — это всегда случайность. Да, мы были горсткой никому не известных людей, за исключением пяти политиков. Но революция всегда процесс противозаконный по отношению к существующему порядку. Революция — это разлом и разрыв последовательности, радикальное изменение политической системы. Это не галантный, а насильственный акт. Революцию нельзя судить, если она победила. Мы не подсудны! И ни один политический процесс не является подлинно законным. Расстрел Чаушеску был актом революционной законности. И даже гуманности! Могли бы просто повесить без всякого трибунала. Тут все просто: либо они нас, либо мы их.

Могила Николае и Елены Чаушеску Фото: Дарья АСЛАМОВА

Могила Николае и Елены ЧаушескуФото: Дарья АСЛАМОВА

ДИКТАТОР… ПОПУЛЯРНЕЕ ВСЕХ

Прошло тридцать лет, а Румыния до сих пор спорит: что это было? Революция или государственный переворот? По недавним опросам 46 процентов населения сегодня проголосовало бы за Чаушеску. Откуда эта ностальгия?

Николае Чаушеску, мальчик из многодетной крестьянской семьи, получил всего четыре класса образования. В 11 лет попал в Бухарест, учился на сапожника. Голодал, подворовывал, пока не попал в хорошую сапожную мастерскую, владелец которой был убежденным коммунистом. Пятнадцатилетний мальчик свято поверил в идеалы коммунизма и возненавидел фашизм. Его бессчетное количество раз сажали в тюрьму, где жестоко пытали. Почти всю Вторую мировую войну он провел в заключении, пока фашистская Румыния воевала на стороне Гитлера. (Румыны отличились особенными зверствами.) Потом, когда к власти пришли коммунисты, Чаушеску резко поднялся по карьерной лестнице. А когда в 1965 умер от рака его покровитель генеральный секретарь ЦК партии Георгиу-Деж, Чаушеску выбрали на его должность как компромиссную фигуру, даже не предполагая, что он удержится у власти четверть века.

Начал править умно и ловко. Прекрасно понимая, что румыны, как и поляки, исторически ненавидят русских, не допустил создания советской базы на территории Румынии, осудил ввод советских войск в Чехословакию и в Афганистан, дружил с Китаем и Албанией, одно время даже проводил либеральную внутреннюю политику. Очень понравился Западу, и, стараясь усидеть на двух стульях, принял в Бухаресте президента США Ричарда Никсона и госсекретаря Генри Киссинджера. Румынии был предоставлен режим наибольшего благоприятствования в торговле с США и миллиардные кредиты МВФ.

— Я не был его личным переводчиком, но, разумеется, мне, как инструктору ЦК отдела внешних сношений, приходилось переводить Чаушеску на разных переговорах, — вспоминает профессор Василе Буга. — Каким он был? Очень вежливый, хладнокровный. Всегда держал себя в руках. Никогда не опаздывал и даже приходил раньше на пять минут, особенно, если он — хозяин встречи. Гости не должны ждать. У него была изумительная память. Никогда не говорил «по бумажке» и все цифры держал в голове. Очень уважал Сталина и конкретно его роль во Второй мировой войне и перед войной. Это объясняет упор, который был сделан Румынией на развитие промышленности, особенно тяжелой. По мнению Чаушеску, если бы Сталин не провел модернизацию экономики, конец войны был бы совсем другим.

Так называемый "Дворец весны" - спальня в резиденции Чаушеску. На столе фото их детей. Даже пижамы не забыли положить Фото: Дарья АСЛАМОВА

Так называемый "Дворец весны" - спальня в резиденции Чаушеску. На столе фото их детей. Даже пижамы не забыли положитьФото: Дарья АСЛАМОВА

Да, именно победа СССР во Второй мировой вдохновила румынские власти на создание мощной промышленности. Были построены сотни энергетических, металлургических и машиностроительных предприятий. Создан огромный сталеплавильный комбинат в Галаце. Румыния производила вагоны, турбины для электростанций, комбайны, тракторы, станки, грузовики, бытовую технику, дешевый автомобиль «Дачия». Советские люди еще помнят прекрасную румынскую мебель и обувь. Был построен экспериментальный ядерный реактор. Бухарест был близок к созданию ядерного оружия. Всего за двадцать лет сельская страна превратилась в современную влиятельную державу.

Но такие усилия требовали притока рабочей силы. Деревня устремилась в город. Чаушеску, как и обещал, обеспечил румынские семьи бесплатным жильем. Но захирели заброшенные поля, пришлось импортировать сельхозпродукцию. Миллиардные кредиты часто шли на масштабные и ненужные проекты. Чаушеску построил самый большой Дворец Парламента (второе по величине административное здание в мире после Пентагона), на которое были потрачены миллион тонн лучшего румынского мрамора, 3500 тонн хрусталя для люстр и светильников, 700 тысяч тонн стали и бронзы, почти миллион квадратных метров лучшего дерева для паркетов. Прямо во дворце бесперебойно работали станки, ткавшие 200 тысяч метров шерстяных ковров. Чаушеску почти закончил Дворец ко дню своего расстрела. (Кстати, в нем сейчас заседает именно парламент.)

Наряды Елены Чаушеску Фото: Дарья АСЛАМОВА

Наряды Елены ЧаушескуФото: Дарья АСЛАМОВА

Два миллиарда долларов ушли на строительство Дунайского канала, практическая ценность которого оказалась невелика. Начался кризис перепроизводства. И в это тяжелое время Запад потребовал от Румынии выплатить долги… или выйти из социалистического лагеря. (С дьяволом, как известно, можно играть в карты, но правила пишет он.)

Чаушеску был убежденным коммунистом. Он не мог предать дело своей жизни. «Мы выплатим долги», — заявил он, и вся Румыния на десять лет затянула пояса. Когда румыны начинают плакаться на карточную систему, мне, выросшей в СССР, трудно выражать им сочувствие. Но люди жили, действительно, бедно. Процветал черный рынок. В домах почти не топили. Электричество постоянно отключали. Не хватало лекарств. Телевизор работал два-три часа в день.

В марте 1989 года, всего за несколько месяцев до переворота, страна выплатила долги. Но тут Чаушеску совершил роковую ошибку, заявив, что надо еще продержаться, скопить валюту и модернизировать неконкурентоспособное производство. Это стало последней каплей.

«У румын буржуазное сознание, — объясняла моя переводчица. — И социализм их совсем не изменил». Это только русские способны на сверхусилия «всё для фронта, всё для победы»...

А в это время в СССР правил Горбачев, «иллюзионист, который сам себя очаровывал и обманывал, сделав ставку на звуковую магию слов «перестройка и гласность» и надеясь спасти систему, вошедшую в экономический коллапс» (по выражению революционера Войкулеску).

Чаушеску резко осудил Горбачева, бросив ему обвинения в предательстве дела социализма. Даже во время визита «Михал Сергича» в Бухарест не обошлось без стычек. Трудно было старому балканскому волку выслушивать высокопарные поучения от болтуна и молокососа Горбачева, которому он посоветовал «поменьше разъезжать по заграницам и заняться внутренними делами страны».

Знал ли Горбачев о готовящемся перевороте в Румынии? Трудно поверить, что не знал, хотя чисто по-человечески не могу представить, что он предполагал такой страшный конец. 2 декабря 1989 года происходит встреча Горбачева с Бушем на Мальте. А уже 4 декабря в Москву прилетает Чаушеску. Это их последний разговор. Генсек убеждает Чаушеску срочно начать перестройку, а после его отказа грозит неминуемыми последствиями. Западные газеты писали, что «Чаушеску становится проблемой и для Запада, и для Горбачева».

А уже 16 декабря в Румынии заваривается большая каша.

КАК БУТЫЛКА С МОЛОКОМ МОЖЕТ СТАТЬ ОРУЖИЕМ.

Если кто не знает, регион Трансильвания — главная уязвимая точка Румынии. Трансильвания столетиями была автономией Венгерского королевства, одно время даже обладала собственной государственностью, но после первой мировой войны отошла победившей Румынии. Будапешт до сих пор и не без оснований считает её своей.

Венгрия поддерживала и всячески одобряла враждебные настроения в Трансильвании против Чаушеску, — утверждает научный руководитель Института румынской революции Константин Корняну. — Были группы людей, которые уходили в Венгрию, где их готовили в диверсионных лагерях, а потом они возвращались. Перемещение венгерских войск на границе создавали впечатление о подготовке к вторжению. Румынский военный атташе в Венгрии докладывал, что венгерская армия готовит части тылового обеспечения и даже таблички с названиями для румынских городов на венгерском языке. Волнения, начавшиеся 16 декабря в Тимишоаре, будапештское радио поддерживало каждые два часа. Возникло четкое понимание, что это не просто внутреннее событие, а стимулируемое извне.

Все началось с акций протеста против депортации местного пастора Ласло Текеша.

— Его дом стоял рядом с трамвайными путями, — продолжает Константин Корняну. — Туда прибыли протестующие — рокеры, баптисты, ребята, которые были не в ладах с законом. Пастор вышел и попросил всех уйти. Но он был лишь поводом. Прибыла милиция, толпа начала швырять бутылки с молоком, захваченные у молочниц, и винные бутылки из соседних ресторанов. Так начался масштабный протест, приведший к гибели от 72 до 126 человек. Чаушеску в этот момент находился в Иране.

— Но позвольте: на процессе Чаушеску обвинили в уничтожении 64000(!) человек, якобы убитых за несколько суток по всей стране! Откуда эти цифры? На самом деле погибли около 1100 человек (из них 375 силовиков), в том числе 862 убиты уже после 22 декабря, когда Чаушеску был арестован.

— Действительно, цитирую стенограмму процесса: «64000 жертв сегодня — это следствие данных тобой указаний во всех городах страны, которые, как ты хвалился, ты построил. Они были построены потом оскотиненного тобой народа». Западные СМИ до и после революции передавали самые сумасшедшие цифры. Как и будапештское радио. Румынское телевидение тоже не проверяло информацию. Туда приходили взвинченные люди и говорили, что хотели. А после этого румынская пресса все раздувала и преувеличивала для сенсации.

— Да что вы придираетесь к цифрам? — раздражается один из организаторов трибунала Войкан Войкулеску. — Югославское агентство новостей сообщило о 45000 убитых в Тимишоаре, а погибло 72. Ну, и что? Это вопрос деталей.

— А что насчет миллиарда долларов, якобы украденных Чаушеску и спрятанных в Швейцарии? После долгих лет поисков парламентская комиссия заявила, что никаких заграничных счетов семья Чаушеску не имела, — спрашиваю.

— На процессе это уже было не важно. Да, мы торопились, некогда было искать его счета. За последние десять лет правления, чтобы выплатить внешний долг, Чаушеску принес в жертву население. Главное обвинение против него — геноцид народа за счет ухудшения условий жизни, медицинского обслуживания и карточной системы питания. Чаушеску окончательно и бесповоротно был приговорен самой историей.

Он был арестован в Тырговиште 22 декабря 1989 года, когда предатели, близкие к Семье (главный из них — личный друг генерал Стэнкулеску, заместитель министра обороны Миля, только что покончившего собой), уговорили его на время покинуть революционный Бухарест. В это же время в городе с крыш начинают работать невидимые снайперы, или, как называют их новые власти, «неизвестные террористы». Именно в Румынии впервые была отработана тактика, которую использовали на Майдане, жертвами которой стала «Небесная сотня».

ЧТО ЖЕ ЭТО БЫЛО?

30-летие революции Румыния отмечает самым скандальным образом. За несколько месяцев до «черного юбилея» генеральный прокурор Лазэр сообщил о завершении следствия по «делу революции» и его передаче в суд. Обвинения в преступлениях против человечности предъявлены экс-президенту Иону Илиеску, бывшему вице-премьеру Джелу Войкану Войкулеску («белому Робеспьеру», тому самому, с кем я разговаривала), а также бывшему командующему ВВС генералу Иосифу Русу. День суда еще не назначен.

Суть обвинений проста: если Чаушеску покинул Бухарест в полдень 22 декабря и тут же был арестован, значит, он не может отвечать за смерть 862 человек и сотни раненых, поскольку с женой трое суток сидел под арестом в городишке Тырговиште в ожидании расстрела. Более того, сам расстрел революционеры оправдывают тем, что в Бухаресте работали неизвестные снайперы, якобы «фанатики Чаушеску», тайная сеть, следов которой не нашли в архивах, и нужно было срочно ликвидировать вождя. Это их главный аргумент: «Как только мы его расстреляли, сразу прекратили работать снайперы», не понимая, что именно этот факт с головой выдает их и до боли напоминает ситуацию на Майдане. Как только путчисты в Киеве победили, там тоже исчезли снайперы.

Тут Чаушеску провели последнюю ночь перед казнью Фото: Дарья АСЛАМОВА

Тут Чаушеску провели последнюю ночь перед казньюФото: Дарья АСЛАМОВА

— Странная это была трехдневная война между армией и неизвестными «террористами», — говорит переводчик Чаушеску Василе Буга. — Как заметил академик Флорин Константиниу: на поле сражения не осталось ни одного мертвого или раненого «террориста», и никого не поймали. Разумеется, много людей погибло по глупости, потому что у гражданского населения оказалось оружие, взятое со складов. Был полный хаос. Я зашел 23 декабря в здание ЦК партии вместе с сыном (у меня еще работал пропуск), и в коридорах было много убитых. Стреляли будь здоров: просто от страха. Ужасную роль сыграло революционное телевидение. Оно беспрерывно распространяло панические слухи: Чаушеску планирует взорвать плотину гидроэлектростанции. Или: вся вода в Бухаресте отравлена.

— Я слышала еще более «веселые» версии: Чаушеску готов взорвать единственный ядерный реактор. 7000 человек в Тимишоаре заживо сварились в кипятке. Откуда столько кипятка, если даже отопление плохо работало?

— Это не просто болтовня, — говорит профессор Буга. — Кто был предателем на ТВ? Кто преподносил эту информацию медиа? Работали специалисты по дезинформации и созданию паники среди населения. Это форма психологической войны. А люди верят очень легко. Солдаты вообще потерялись. Их учили, как сражаться в поле, из окопов, и вдруг послали в города, где ушли уличные бои.

— Другой вопрос: почему 22 декабря открыли государственную границу? Мне объяснили это так: если б не открыли, пришли бы иностранные войска.

— Логично! — смеется профессор Буга. — Чаушеску уже арестован, а граница открыта. И тут появляются «террористы». Все выглядит безумием. Но ведь кто-то кукольник?

— Ну что ж, разложим карты, — медленно размышляю я. — Весь 1989 год — хаос в Восточной Европе. Вакуум, образовавшийся после ухода СССР, заполняет Запад. Перестройка в Москве, падение Берлинской стены, бархатная революция в Чехословакии. Остался один румынский упрямец, который не только до сих пор верит в социализм, но и планирует создание новой коалиции: Албания, Китай, Куба, Северная Корея, Вьетнам и даже Иран, куда он направляется накануне роковых событий, не подозревая, что его уже предали. Он даже требует всемирного созыва коммунистических партий, чтобы осудить советскую «перестройку». И срочно возвращается, когда уже вовсю идет восстание в Трансильвании, инспирированное Венгрией.

— И вот тут его окружение дает ему предательский совет выступить перед народом на площади, но во время выступления взрываются петарды, которые толпа принимает за выстрелы. Это был очень плохой план, — вспоминает профессор Буга. — Ночью происходят столкновения на Университетской площади между армией и демонстрантами, корреспондент ТАСС Николай Морозов утром отмечает, как поливальные машины смывают кровь с площади. Я сам видел утром 22 декабря, как по улицам двигаются колонны рабочих. Чаушеску сказал: в рабочих не стрелять. Есть подтверждающий документ. Но предатели уже советуют ему покинуть Бухарест на вертолете, который привозит его почти сразу в тюрьму.

— И тут в дело вступают снайперы, — подхватываю я. — Доказательств множество. Тела с пулями в затылок, переносицу или висок, многочисленные свидетельства, что стрельба велась с крыш, иностранное оружие и пули. И открытая граница. Авантюристы, объявившие себя революционной властью, твердят, что это стреляют наемники из Ливии, Палестины и Ирака. На телевидение приходят разные люди и заявляют, что только иностранцы могут быть снайперами, поскольку румын никогда не убьет румына. На процессе удивленному Чаушеску кричат: Кто эти наемники? Кто платит им? И кто переправил их в страну?

Но историк Констанин Корняну заявляет: «Факты о наемниках после расследования не подтвердились». Абсолютно все свидетели твердят мне о необыкновенной скорости событий. Как будто ленту кинофильма прокрутили в сумасшедшем режиме. Всего пять суток — и столько крови, и даже президент с женой уже расстреляны. Это невозможно без отлично подготовленного заговора. Кому были выгодны невидимые снайперы? Только так называемым «революционерам». Железный аргумент: если мы не убьем Чаушеску, бойня продолжится.

Последняя трапеза перед казнью в Рождество Фото: Дарья АСЛАМОВА

Последняя трапеза перед казнью в РождествоФото: Дарья АСЛАМОВА

— Я все время думаю: на каком основании убили Елену? — говорит профессор Буга. — Она не командовала армией, не отдавала приказы. Уже ясно, что это был дьявольский план. Последний сталинский процесс в истории. Фарс и позор. Им даже предложили признать себя психическими больными, чтобы спасти жизнь, и Чаушеску назвал это непристойной провокацией. На видео суда предатель, генерал Стэнкулеску сидел спокойно, с каменным лицом и делал самолетики из бумажек. Чаушеску уже все понял: «Вы могли бы нас расстрелять и без этого маскарада».

«ДА, Я БЫЛ ПРЕДАТЕЛЕМ»

Очаровательный старый центр городка Тырговиште. В старой казарме, где расстреляли Чаушеску, мы единственные посетители. Голые, серые стены, промозглый холод, комната с солдатскими кроватями, где супруги Чаушеску провели три ночи, зал суда, больше напоминающий классную комнату, и стенка, у которой их расстреляли. Мелом обозначены положения трупов.

— Я должен хоть кому-то все рассказать, — твердит мне взъерошенный нервный человек по имени Замфир Йон. В 1989 году он был «членом жюри» — аналога суда присяжных на том трибунале. Мы сидим в ресторанчике, где я никак не могу согреться. Замфир отказывается от еды. Просит лишь чая (в конце разговора он признается, что за последние тридцать лет он впервые выпил чай с незнакомыми людьми. Из боязни отравления.)

Офицер Замфир Йон, народный заседатель трибунала над Чаушеску Фото: Дарья АСЛАМОВА

Офицер Замфир Йон, народный заседатель трибунала над ЧаушескуФото: Дарья АСЛАМОВА

— Мне было тридцать лет, когда началась революция. Я был офицером командного мобильного пункта №2. В Тырговиште начались беспорядки, я сам пошел в районный совет и предложил помощь революции. Когда Чаушеску привезли, мы их охраняли, но почти не видели. Уже тогда меня спросил один знакомый: ты же присягу давал, ты не думаешь, что это предательство? Да, я предал, я признаю это. Мы почти не спали и не ели эти три дня. Когда я наконец решился пойти в столовую, меня перехватил какой-то офицер и спросил: хочешь участвовать в процессе как народный заседатель? И я сдуру согласился. Снял оружие и переоделся. На суде были одни эмоции, без доказательств. Но мы, пятеро присяжных, так поверили в революцию, что дружно заявили: обвиняемые виновны. Это сейчас я понимаю, что нас использовали втемную, чтобы их быстро расстрелять. Я был ошеломлен, когда услышал приговор судьи: смертная казнь. Генерал Стэнкулеску велел нам подписать пустые белые бланки. Мы подписали. Он спросил: «Это твое оружие лежит в коридоре?» — «Мое». «Стань в дверях, ведущих во двор. Если другие откажутся стрелять, ты их застрелишь отсюда». Рядом со мной встал какой-то солдат и спросил: можно я тоже посмотрю? Чаушеску держался как патриот. Он не просил пощады. Он сказал: я умираю за свободную Румынию! Да здравствует свободная независимая Румыния! И запел «Интернационал». Мне стало стыдно.

— Почему же этого нет на видео?

— Потому что генерал Стэнкулеску не хотел, чтобы они выглядели героями. Я сам видел, как он ногой отсоединил кабель от камеры оператора. И тот закричал: «Подождите, не стреляйте, у меня камера не работает». Но было поздно. Елена посылала всех к такой-то матери, и солдат, который попросился рядом постоять, пришел в ярость и тут же выстрелил ей в висок. Я был потрясен!

"Зал суда" в солдатской казарме Фото: Дарья АСЛАМОВА

"Зал суда" в солдатской казармеФото: Дарья АСЛАМОВА

А 1 марта 1990 года председатель военного трибунала Джорджица Попа, осудивший Чаушеску, покончил жизнь самоубийством. Он находился в ужасной депрессии, но я думаю, ему помогли «самоубиться».

— Следователи заявили, что причиной самоубийства явился страх, что… его убьют, — вспоминаю я.

— Это бред! После гибели Попа мне стало страшно. Я написал три рапорта в министерство обороны с просьбой расследования, - продолжает Йон. — Потом я сам пошел к Стэнкулеску с тем же вопросом. На следующий день я получил приказ явиться в военный госпиталь. Ослушаться не мог. Меня засадили в психушку, привязали к кровати и накачивали медикаментами шесть месяцев. Потом выпустили с диагнозом «умственно неполноценный». Два года я приходил в себя. Если бы знать все тогда! Я помню, когда Чаушеску в Тырговиште перевозили в машине, он высунулся в окно и закричал: «Я хочу говорить с народом!» И молодой офицер дал старику пощечину. Эту пощечину дали всем нам.

ПОЧЕМУ ЛЮДИ ВСЕГДА ПОВТОРЯЮТ ОДНИ И ТЕ ЖЕ ОШИБКИ

Бухарест все еще «бриллиант неограненный», каким я его увидела десять лет назад. Полуразвалившиеся старинные дома в центре когда-то одного из самых блестящих городов Европы. В отеле меня жестоко покусали клопы (впервые за мою бурную жизнь). Администрация развела руками с видом: «Никогда такого не было, и вот опять». Но комнату сменили.

...Супруги Чаушеску наконец-то получили достойную могилу, на которой всегда лежат цветы. Там просто написано: «Президент Румынии». Многие считают расстрелянного диктатора величайшим лидером всех времен. Туристов теперь водят в его резиденцию (изысканная небольшая вилла, даже пижамы положили на кроватки, но наши олигархи такой бы побрезговали). С удивлением я узнала, что мебель потрясающей красоты, картины и все материалы — румынского производства, исключая подарки от иностранных лидеров. Гиды с негодованием рассказывают, что мадам Чаушеску носила костюмы от Шанель. (О, ужас!)

После долгого периода нищеты 90-х годов в 2005 году Румыния неожиданно заслужила звание «Балканского тигра» вместе с «Прибалтийскими тиграми» Эстонией, Латвией и Литвой. Все они дружно получили гигантские кредиты МВФ и также дружно их сожрали. Чаушеску пришлось заставить Румынию голодать десять лет только для того, чтобы выплатить кредиты МВФ. Выплатил и заплатил кровью. МВФ теперь требует, что Румыния сократила зарплаты на 25 %, а пенсии — на 15%.

Места для обвиняемых на суде Фото: Дарья АСЛАМОВА

Места для обвиняемых на судеФото: Дарья АСЛАМОВА

А сокращать зарплаты — крайне затруднительно, потому что некому работать. Молодые, энергичные, образованные люди разбежались по странам ЕС. Денежные переводы от гастарбайтеров — главная подмога резко стареющему населению. Остро стоит проблема брошенных детей, — родители-то на заработках. Да и переводы сокращаются. Уехавшие со временем встают на ноги и забирают семьи с собой. Румыния надеялась привлечь в качестве замены молдаван, но те предпочитают Италию и Россию. Тяжелая промышленность умерла. В огромных разграбленных заводах гуляет ветер. Выжил только автомобиль «Дачия», который купили французы.

Румыния теперь — нелюбимая падчерица Евросоюза. Самая бедная (30 процентов живут за чертой бедности) и с худшим здравоохранением. На огромную страну приходится всего 800 километров дорог (в соседней Венгрии вдвое больше, хотя территория и население в два раза меньше.)

Румыны по-прежнему пьют свою цуйку (фруктовую водку) в маленьких ресторанчиках, ругают злую Россию, которая их всех исторически обидела 13 раз (подсчитано), еще более злой Евросоюз и твердят мне: «Запомни! Здесь все лгут!»

ЭПИЛОГ

— Процесс над Чаушеску останется в истории мировой юстиции как антипроцесс. Просто фейк. Народу нужен был спектакль. Супруги Чаушеску были показаны дьяволами, чтобы избавить от ответственности остальных, — вспоминает журналист Корнелиу Влад. — Румыния когда-то была интересной и важной страной. Здесь работали все спецслужбы мира. В период холодной войны только две страны были санитарным кордоном и сидели на двух стульях: Румыния и Югославия. Когда-то Румыния была важной геополитической точкой, а сейчас мы никого не интересуем.

— Чаушеску рассыпался самым невероятным образом, — заявляет организатор трибунала Войкан Войкулевску (сейчас сам находящийся под следствием). — Он закончил, как все диктаторы, наказанием со стороны тех, кого он подавлял. Я сам похоронил Николае и Елену в двух разных могилах под фальшивыми именами.

— По-видимому, не навсегда, — холодно замечаю я. — Кровь вопиет и из могилы. Теперь они лежат вместе, как и при жизни. Им даже поставили памятник.

P.S. Когда арестовали сына Чаушеску Нику, гуляку, бабника и пьяницу, он лишь рассмеялся: «Пройдет десять лет, а вы даже разбитые вами окна не сможете вставить в дома, построенные моим отцом». Прошло тридцать лет, а в Румынии все еще полно разбитых окон.

ИТОГО

Леонид ХАЗАНОВ, кандидат экономических наук:

Сильный лидер превратил страну в мини-сверхдержаву, но завел ее в тупик

Экономические проблемы Румынии начались не вчера и не сегодня, а ещё при социализме. Николае Чаушеску проводил курс на плановую экономику, но румынские товары зачастую не находили сбыта ни в СССР, ни на Западе, уступая по цене и качеству. Как же Бухаресту удавалось поддерживать страну на плаву? С помощью кредитов и займов - как у Москвы, так и у западных финансовых организаций. Недаром Румыния оказалась первой соцстраной, ставшим членом Международного валютного фонда.

К концу 1980-х годов упали и мировые цены на нефть (одну из немногих стабильных статей экспорта Румынии), и национальная нефтедобыча. А кредиты все равно надо было погашать: Чаушеску взял в долг в общей сложности $22 млрд, в том числе $10 млрд - у США. Экономика свалилась в штопор, уровень жизни резко ухудшился. Результат - массовые протесты и кровавая революция. Хотя перед этим за 24 года сильный лидер поднял страну с колен, превратил в пусть и региональную, но сверхдержаву, с ним считались во всём мире. Но со временем проблемы в экономике нарастали вместе с несменяемостью власти, собственные соратники вроде бы из лучших побуждений предали и свалили его. Да стало ли лучше?

Новая власть берет курс на рыночные реформы, Запад вроде бы с нами. Но румынская экономика к тому времени развалена, и либеральные преобразования ее лишь добили. В итоге порядка 40-50% населения оказались на грани нищеты, и лишь отмена виз после вступления в Европейский Союз улучшила ситуацию. Однако ценой массовой эмиграции - на заработки уехало более 2 млн, гастарбайтером стал каждый десятый румын. Нет человека - значит, и соцпомощь ему можно не оказывать. Экономия. Зато в страну пришли крупные иностранные компании, потекла валюта. Недолго: разразившийся глобальный финансовый кризис вновь привел к стагнации.

Новая Румыния наступила на те же грабли и вновь стала безнадежным должником из-за взятых в прошлом десятилетии кредитов на сумму в $27 млрд. Для спасения ситуации правительство решило повторить опыт покойного Николае Чаушеску. Пошло по пути жесткой экономии за счет граждан, сократило расходы на социальное и пенсионное обеспечение, здравоохранение, образование. В результате, как 30 лет назад, люди вышли на улицы с протестами.

Главная проблема этой балканской страны - не только бездумные займы, но и структура экономики. Ведущие отрасли - по-прежнему сельское хозяйство, добыча и переработка нефти и газа. Несырьевой сектор слаб. Да, сельское хозяйство привлекает иностранные инвестиции, тем не менее, экспортировать его продукцию все труднее и труднее, ведь фермеры из Германии, Франции и других титанов ЕС тоже хотят зарабатывать. Туризм? Продавать туры по замкам Трансильвании - прекрасно, но 20 миллионов человек этим не накормишь…

Подпишитесь на новости:
 
Читайте также