2020-02-09T20:48:53+03:00

Землетрясение в Кишиневе 40-летней давности: Люди выбегали на улицы полуголые, неся в руках детей, шубы и телевизоры

Молдавскую столицу в 1977 году помогали отстраивать все республики Советского Союза
Поделиться:
Комментарии: comments11
Отстраивать Кишинев помогали все республики СССР (Фото: соцсети).Отстраивать Кишинев помогали все республики СССР (Фото: соцсети).
Изменить размер текста:

После землетрясения силой 5,2 балла, случившегося в Молдове в ночь на пятницу, 31 января, житель Кишинева Павел Елохин в ФБ в группе «Кишиневцы!» вспомнил о страшном землетрясении 1977 года: «О землетрясении 4 марта 1977 года. Это было первое крупное землетрясение за тридцать с лишним лет, и потому многих застало врасплох, абсолютно не готовых к такому жуткому событию. Весна была ещё в самом начале, и ничто не предвещало прекращение холода, по ночам переходящего в лёгкий морозец. Жители Кишинёва мирно собрались по своим жилищам, и уже готовились отойти ко сну.

Я, тогда студент универа, сидел на кухне и тупо разглядывал пачку с надписью "суп гороховый". Затем достал шариковую ручку и задумчиво стал переправлять в слове "суп" первую букву в "ш", последнюю - в "т". И тут раздался отвратительный, мощный не то скрежет, не то грозный гул. Он шёл сразу отовсюду. Пол подо мною вдруг затрясся, а стены кухни зашатались. Это был пятый этаж "брежневки" по улице Свободы.

Животный страх подхватил меня, в коридоре я столкнулся с выбежавшими из комнаты родителями, и мы втроём, как были, в тапочках и без верхней одежды, кинулись по лестнице вниз. Лестницу запрудили выбежавшие из всех квартир соседи. Страшный подземный гул и толчки продолжались, затем остался только протяжный грохот и крики бегущих людей.

Все собрались во дворе и глядели на дом, ждали, когда он обрушится. Дом стоял. Стояли и люди. Минут через пятнадцать самые хладнокровные и те, кто замёрз, потихоньку вернулись восвояси. В толпе соседей живо обсуждали, когда будет повторный толчок. В том, что он обязательно будет, никто не сомневался.

Мы вернулись в квартиру, озябнув, часа через полтора. Некоторые так всю ночь и провели во дворе.

В последующие дни самым популярным вопросом друг другу в городе было: "А что ты делал, когда началось?" Слухи и сплетни росли комом. Кто-то видел, как по главной улице с трусами в руке бежит голый начальник геодезической службы города. Неподалёку от электромеханического техникума стена одного из одноэтажных домов упала целиком, обнажив внутренность комнаты, и люди, как в театре, получили возможность наблюдать повседневную жизнь жителей. Одна моя однокурсница: "Не прощу своей маме, вместо того, чтобы схватить в охапку меня, она схватила шубу и побежала с ней к выходу!.." Здание школы №2, в которой в своё время я учился, пришло в негодность и вскоре было снесено.

Из союзного центра было выделено немереное количество денег на восстановление, и за несколько следующих лет центр сказочно преобразился. Одна из высоток на проспекте Мира стала непригодной для жилья. Людей выселили, и в тёмных проёмах окон время от времени можно было увидеть отблески костров: это грелись бомжи. Страшная безбалконная 17-этажная общага на площади Конституции тоже пострадала: одну из лифтовых шахт перекосило так, что лифт ушёл в прошлое. Массу рассказов о штормовых волнах в ванной, о том, как телевизор пошёл на хозяина на своих четырёх ногах, как держали стенку с сервизом, я опускаю...

Как говорили, никто не погиб, в чём огромная заслуга тех, кто заложил норму: при строительстве домов на каждом этаже делать сейсмический пояс. За что этим людям благодарность!»

Пользователи ФБ тут же стали вспоминать свои истории. «Да, я тоже помню этот день. Вечер, часов 10-11. Мне - 14, сестре - 9. Фигурное катание показывали по телевизору. Мы одни дома, родители на корпоративе по случаю приближающегося 8 марта. Сестра кричит - «Наташа, не шатай дом!» Я ей — «сама не прыгай!» ( она любила прыгать, танцевать под музыку ). Потом как-то быстро все, по привычке что ли. Я схватила документы, деньги (все знали, где у нас это все лежит). Сестра - портрет мамы со стены и бежать. Побежали на остановку. Так и простояли с портретом, прижатым к груди, пока не увидели маму, выходящей из троллейбуса. Ноги, руки тряслись, а слезы просто лились от страха, конечно!»

«Я тоже помню страшный гул, но, так как мы жили на Новосибирской, мне показалось, что это танки. Выше нас была Ставка Варшавского договора и вся тяжелая техника перемещалась по ночам в основном. Мои родители, инженеры-конструкторы, как раз и были частью тех, кто участвовал в городских проектах с учетом сейсмичности нашего региона. Поэтому мы не выбежали, а встали в наружный балконный проем, как и большинство жильцов нашего дома. Это были, в основном, сотрудники института "Молдгипрограждансельстрой". Но страшно было, конечно, всем, гул был жуткий!»

«Мне было 7 лет. Хорошо помню этот вечер. По черно-белому «телику» смотрели фигурное катание, выступали И.Роднина и А.Зайцев! И вдруг закачалась люстра на потолке. Бежали по лестнице с 9-го этажа.. Гул был очень сильный...»

«Да, даже жутко вспомнить, мужу на работе дали бесплатные билеты на концерт в "Октомбрию". Это ведь было 4 марта как раз был "Мэрцишор". Детей 9 и 3 лет оставили дома с бабушкой. Возвращались домой, шли по ул. Воссоединения и вдруг закачались и пятиэтажки, начали звенеть, как железные коробки с монетами. Я остановилась, не поняла и говорю мужу,: «Голова закружилась», а муж закричал: «Землетрясение, там дети!» Я сняла туфли и бегом, люди выбегали из подъездов с детьми в одеялах, а мы прорвались на пятый этаж, и с первого этажа слышали крики детей... Жутко вспоминать. Потом во дворе соседка мне говорит: «А ты молодец, успела одеться!» Ну, конечно же, я в "Октомбрию" в ночнушке не пойду. В тот вечер в Румынии погибло более 10 тысяч человек. Это не забывается, а помнится всё до мелочей!»

«Мне было 10 лет и я уже была загнана спать. Ничто не предвещало, но наш кот часа за три заволновался и попросился на улицу, что для этого времени суток было нехарактерно. Потом страшный гул, первой сообразила бабушка, под ее боевой клич, мы и побежали с 3 этажа нашей пятиэтажки на улицу. Потом стихло, вынесли теплые вещи, мы еще оставались на улице некоторое время. А дед с другими соседями-мужчинами отправились посмотреть, нет ли серьезных где разрушений. Обнаружена была эта теплая компания у соседа в гараже за распитием очередной канистры вина — они, видите ли, ждали второго толчка. Наш дом мало пострадал, а частный дом моей тети на Болгарской изрядно».

«Очень хорошо помню: на следующий день пошла в школу, в классе было четыре человека,. Отпустили домой после третьего урока... Счастье!»

«Я родился 4 марта в 1977 перед землетрясением в 1-м роддоме, Кишинев. Во время толчков все побежали на улицу, а меня оставили. Повезло, жив и здоров».

«Я пришла в класс последняя и все облегчённо вздохнули: «Жертв нет».

«Мы с мамой стенку держали, мне 12 было!»

«Один из соседей по дому вспоминал, что жену с маленькой дочкой завернул в одеяло и выскочил вниз по лестнице с пятого этажа пятиэтажки у вокзала (б. Гагарина 3). И через некоторое время вернулся назад за одеждой, включил радио, чтобы услышать, может, скажут чего. А из приемника песня «Не надо печалиться, вся жизнь впереди».... И еще одна девушка приятной наружности, и немалой окружности выскочила из ванной комнаты на втором этаже, успев набросить на себя шубу».

«Училась в 10-м классе, 37 школа. В этот день должен был быть вечер в школе к Восьмому марта, но отменили из-за гибели мальчика на тренировке по боксу, кажется. Поссорилась с парнем. Жила на Щусева, одноэтажный дом, лежала на диване, качалась люстра высоко под потолком и красиво звенел хрусталь в серванте. Во двор не выходила, да и не страшно было. Не страшно было не потому, что первый этаж, а потому что с парнем поссорилась. Кончилась жизнь, подумаешь, землетрясение!»

«На самом деле, в детстве это все воспринималось как приключение, весь двор выбегал, ночь, мы полуодетые, взрослые встревоженные, а нам детям нормально! Сейчас давно никто не выходит, вообще, все сразу в фб!»

«Кстати, а история про даму с Ботаники, стащившую на себе цветной телевизор Рубин с 16-го этажа - правда или городская легенда?»

«А мы в этот день праздновали 8 марта в ВПТИ проектном институте где я работала. Танцуем мы там на 9-ом этаже слегка подшофе и вдруг пол поднялся к нам и волной опустился. Музыканты истерически закричали, гуляющие не понимали, в чем дело, только выходцы из Ташкента врубились сразу и затолкали всех под несущие балки. Испугалась я только, когда не могла дозвониться до родителей, которые сидели с нашим ребенком и увидела на своем рабочем стуле глыбу штукатурки и известки».

«Мне было 4 года, я вообще своё детство не помню, а этот вечер перед глазами навсегда. Мы на Котовском шоссе жили с семьёй моего папы, частный дом. Я помню, как меня в охапку и во двор, а дедушка мой что-то там искал долго. Так мы и стоим во дворе кучкой, четверо взрослых и я на руках и все зовём дедушку. Он вышел минут через 15, коллекция монет была важнее, чем его жизнь. К счастью, дом выдержал и все были живы, на тот момент...»

«Мне тогда было 12 лет, я училась в 5 классе и мы за два месяца до этого получили квартиру в новом доме рядом с парком Куйбышева, сегодня называется «Алунел». Бабушка с дедушкой играли а домино на кухне мама шила, папа был на работе. По телевизору - фигурное катание, а перед зеркалом открытого шкафа я с произвольной программой изображала фигуристок. И тут наш 9-этажный дом будто какой-то великан стал раскачивать. Впереди по ступенькам неслись соседи и моя бабушка, терявшая по дороге доминошки, сзади я с виолончелью, на которой так и не научилась играть, а самыми последними потихонечку спускались мама и дедушка. Дедушка тогда недавно перенес инсульт. А потом грелись у костра и мы тогда все познакомились с соседями».

«Одна из соседок в нашей пятиэтажке вынесла полку с обувью и одевала босых. Помню соседку в ночнушке, а я в шубке была и сверху пальто тетино и сапоги. И никто не слушал меня, что мне жарко, а мама так и не вышла - документы всем собирала».

«Мы несколько лет стояли в очереди на кооперативную квартиру. И уже должны были получить. Но после землетрясения все новые квартиры отдали пострадавшим вне очереди. А мы так и жили еще 7 лет, пока с трудом удалось пробить квартиру. А знакомые с маминой работы поговаривали, что только лохи не воспользовались моментом, чтобы под шумок «помочь» стенкам «упасть» и получить квартиры в новых домах».

«Меня разбудили укусы кота. Пока я на него замахивалась, начало трясти. Быстро все прошло. Кот молодец! А пёс дочери все проспал».

«Я смотрела фигурное катание, мне было 9 лет. Центр, частный одноэтажный дом. Гул был, перекрыл музыку на ТВ. Дед накинул на меня белую простынь, потащил во двор. Не было холодно. Бабушка спокойно выключила газ и свет, вышла к нам. Потом они звонили друзьям и родственникам. А я каталась в белой простыни на качели и радовалась, что ядерная война не случилась».

СПРАВКА «КП»

Эпицентр был в Карпатах. Больше всего пострадала столица Социалистической Республики Румыния – Бухарест. Там погибло 1578 человек, из которых 90% - в Бухаресте, обрушилось 33 многоэтажных здания. Волна докатилась до Москвы, где колебания земной коры достигали 3 баллов по шкале Рихтера. В Кишиневе это были 7,2 балла. Всего за три дня произошло 123 повторных толка силой от 1 до 4 баллов. При самом сильном из них в Кишиневе погиб 1 человек, несколько десятков были ранены.

Пострадавшим предоставляли кредиты на строительство частных жилых домов в 1.500 рублей. Половину суммы гасило государство, вторую часть, начиная с третьего года, в течение 12 лет выплачивали граждане.

В любом случае, суммы были выделены колоссальные, как и развернувшееся строительство. Помимо восстановления разрушенных землетрясением зданий были построены новые. Постановление ЦК КПСС и Совет Министров СССР от 31 мая 1977 года «О методах устранения последствий землетрясений в Молдавской ССР» предусматривало строительство в 1978-80 годах 145.600 квадратных метров жилья или 4.055 квартир по 36 квадратных метров каждая, школ на 19.200 мест или 30 школ по 640 мест, детских садов на 3200 мест, больниц на 1.530 коек, поликлиник на 1.900 посещений, домов культуры в Кагуле и Унгенах на 1500 мест каждый, библиотек в Вулканештах и Леово, театра «Лучафэрул» на 500 зрителей, Бельцкого театра – на 700, Кишиневского института искусств площадью в 5.000 квадратных метров. Но республика смогла освоить не все средства – лишь 63%. Советской Молдавии приехали помогать изо всех союзных республик. Одно из знаковых зданий, появившихся в рамках восстановления, — 9-этажный дом с узнаваемым восточным орнаментом на кишиневской Рышкановке, в котором располагался магазин «Ташкент». Его построили узбекские строители.

Еще больше новостей - на нашем Телеграм-канале!

Подпишитесь на новости:
 
Читайте также