2020-03-30T15:40:48+03:00

Он ушел на другой берег: Не стало писателя-фронтовика Юрия Бондарева

Классик советской литературы, автор произведений «Батальоны просят огня» и «Горячий снег» ушел из жизни в возрасте 96 лет
Павел САДКОВЗаместитель главного редактора "Комсомольской Правды"
Поделиться:
Комментарии: comments88
Юрий Васильевич был очень умным и талантливым человеком. Фото: фотохроника ТАСС.Юрий Васильевич был очень умным и талантливым человеком. Фото: фотохроника ТАСС.
Изменить размер текста:

Юрий Бондарев был увешан наградами и званиями. Но две медали «За отвагу», полученные в 1943 и 1944, пожалуй, главные. Он не просто прошел и пережил войну. Он смог взять то, что пережил, и бережно, без истерик и лишнего пафоса перенес на бумагу.

Все, что чувствовал подросток в военной форме, в 18 лет попавший под Сталинград. В самую страшную мясорубку в истории человечества.

В его книгах, в его рассказах, в его героях есть поражающее и не отпускающее чувство. Чувство, что автор так до конца и не поверил, что все это было на самом деле. Как будто где-то есть еще шанс, что все это было наваждение, глупость какая-то. Что-то, чего на самом деле быть не может.

Его герои, даже героически умирая, остаются обычными, настоящими, домашними, трогательными...

Юрия Бондарева давно уже не модно читать, к сожалению. Мы, как и положено отупевшим и пережравшим потомкам, либо размахиваем виртуальными флагами и грозим кулаками давно поверженным врагам, взрываясь от одной мысли, что война не место для од и бравурных маршей; либо ищем грязь и подлость в каждом движении, в каждом факте не бывающей чистой истории.

А Бондареву, лучшие книги которого написаны тогда, когда большинство окружающих эту войну помнили каждой косточкой, врать было нельзя. Все помнили. Продавщицы в магазинах и артисты в театрах. Милиция на улицах и генсек в Кремле. Соврешь, будешь выглядеть если не подлецом, то дураком.

И Бондарев описывал открытые раны. И у него очень честно получалось. Он бывал в Германии после войны. И как фронтовик понимал, что раны, которые он видел там, болели не меньше.

У него много моментов на грани смеха и зубовного скрежета. Мой любимый в книге «Берег».

1945. Берлин. Бои, как потом писали, «за каждый дом». И голод, вечно преследующий молодых ребят. И трофейные консервы, нарушившие боеготовность советских солдат обычным поносом. Герой «Берега» бежит в разрушенное здание по нужде. Ему не до страха, другой инстинкт сильнее. По шороху понимает, что рядом кто-то еще.

В другом углу, все тем же орлом сидит немецкий солдат. Два вооруженных молодых парня в совершенно дурной ситуации. В голливудском боевике они бы стреляли друг в друга. В жизни - разбежались от греха подальше...

Он много писал и про войну, но больше про то, как это жить после войны. Помня кровищу и смерть, смерть, смерть. В его книгах много грусти, но куда больше уверенности в том, что все эти кошмары научили человечество чему-то. Юрий Васильевич был очень умным и талантливым человеком. Он наверняка понял, что война никого ничему не научила на самом деле. Но в его книгах есть правильный ответ всем, кто любит оружие больше, чем здравый смысл.

Прощайте, Юрий Васильевич. Спасибо.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Человек с правильного берега

Юрий Бондарев - классик нашей литературы (подробности)

Подпишитесь на новости:
 
Читайте также