2020-05-29T18:41:40+03:00

Диванные эксперты Молдовы лучше знают, как тушить огонь: самый известный пожарный страны рассказал о работе на месте возгорания

Дмитрий Польщин часто делится буднями и праздниками жизни пожарных расчетов
Поделиться:
Комментарии: comments4
Пожарный. Фото Егор Тетюшев.Пожарный. Фото Егор Тетюшев.
Изменить размер текста:

Каждый пожарный давно и отчаянно устал от диванных/кресельных/табурточных экспертов, которые лучше всех остальных разбираются в вопросах пожаротушения и на раз-два расскажут, что и в каких случаях нужно делать. И может быть, если я опишу, кто и где стоит на пожаре и почему «ничего не делают», это поможет справиться с потоком дилетантских комментариев и заявлений, от которых у профессиональных огнеборцев в глазах пляшут недобрые огоньки.

Чего я только не прочитал сегодня в комментариях под прямыми эфирами с пожара на MoldExpo! То одни возмущались, что мы не тушим пожар вертолетами, то другие удивлялись, что мы лезем внутрь, а третьи негодовали, что, наоборот, — тушим пожар снаружи, четвертые, в силу каких-то своих причин, вообще видели только пожарных, стоящих без дела. Ну и так далее, много-много глупых комментариев… И когда ты, только-только вернувшийся в часть с ребятами, изнемогающий от перегрева, от груза дыхательного аппарата и отяжелевшего от воды снаряжения, трясущийся от резких перепадов температуры, читаешь такие комментарии о своей работе и коллегах, остается только одно чувство — бешенство.

Но потом ты остываешь и ярость проходит. И ты задаешься вопросом: «А может они так пишут, потому что не знают, как мы работаем?»

OK! Давайте я проведу маленький ликбез о пожарных. Самое главное заключается в том, что мы не бегаем туда-сюда так, как нам вздумается. Пожарная охрана — это сложная военизированная структура, в которой у каждого есть свои четкие и беспрекословное задачи и обязанности!

Начнем с «низов»:

— Газодымозащитники. Это ребята, у которых есть допуск работы в недоступной для дыхания среде (сокращенно — НДС). Это именно они проводят разведку пожара, ведут его тушение там, где никто другой не выживет. Это они вытаскивают людей оттуда, из жерла ада. Работу этих пожарных вы НИКОГДА не увидите до тех пор, пока они не вылезут из горящего здания! Стоя снаружи, ведя прямой эфир с помощью смартфона, вы не увидите их «рабочее место». Там, где работают эти люди, не выживет никто. Просто потому, что средняя температура у очага — 600 градусов. Там нулевая видимость — ты не видишь кончика своих пальцев. А после подачи воды к очагу образуется пар. И если в обмундировании есть щель, это пар через нее обязательно проникнет и с удовольствием начнет варить тебя заживо. Есть еще много «приятных» бонусов, но я не стану их тут расписывать. А если вы хоть что-то знаете о пожарных и специфике их работы, то, увидев белый пар, вырывающийся из горящего здания, вы понимаете — сейчас внутри работают люди и можно быть уверенным, что они выполнят задачу.

Газодымозащитники — это рядовые пожарные, старшие пожарные, командиры отделений и начальники караулов. Это те люди, которые которые работают 24/24 ради вашей безопасности.

— Водители. Без них мы не можем добраться до пожара. А на пожаре они ОБЯЗАНЫ находится у машины, чтобы обеспечивать бесперебойную подачу воды тем, кто работает в огне. Именно они вовремя включают или выключают подачу воды, увеличивают или уменьшают давление воды по просьбе ребят из звена газодымозащитной службы (сокращенно — ГДЗС). Именно водители следят за количеством воды, дозаправкой машины и так далее. Как видите, эти парни явно не стоят без дела.

— «Молодые» и резерв. Снаружи здания обычно находятся молодые пожарные, которым еще нельзя в пекло. Они ДОЛЖНЫ там находиться. Тут же, снаружи, ждут и звенья ГДЗС, которые должны заменить звено внутри, если у тех закончится воздух или они выбились из сил. И именно звенья ГДЗС будут спасать пожарных внутри, если, вдруг, что-то пойдет не так!

Логичное распределение, не правда ли? Или, может, вы предлагаете всей турмой ввалиться в здание и, когда у всех закончится воздух, наблюдать, как оно благополучно догорает?

— Дежурная служба пожаротушения (ДСПТ). Это офицеры, которые принимают на себя руководство тушением пожара при работе нескольких команд. Вы можете их увидеть как внутри, так и снаружи. Они отвечают за ход тушения и принимают решения о вводе или выводе сил и средств (техники и людей), изучая обстановку на пожаре.

— Штаб. Он организовывается на больших пожарах. У штаба есть точная схема здания, он собирает всю информацию от всех работающих звеньев и создает общую картину на пожаре. Штаб выбирает нужную тактику тушения и распределяет технику и людей по боевым участкам.

— Тыл. Да, на пожаре есть и такое. Они отвечают за обеспечение водой, заправку баллонов дыхательных аппаратов, а на длительных пожарах — за обеспечение топливом, едой, питьевой водой. Много чего еще обеспечивает тыл, но эти люди НЕ ДОЛЖНЫ идти в горящее здание.

Устали читать? Понимаю, но то, что я описал, это только верхушка айсберга. Есть еще много другого, что в одном посте не уместишь.

Поэтому, дорогие друзья, перестаньте писать, что пожарные ходят вокруг здания и его никто не тушит! Там, где тушат, — вам не выжить!

Перестаньте писать бред про пену и вертолеты! Если хотите наглядный эксперимент, то попробуйте потушить свечу, прикрытую банкой! Не получится? Правильно! Потому что вода не попадет на пламя свечи! Это упрощение, но оно наглядно показывает суть. Крыша зданий — это «банка» над свечей, и чтобы ее потушить, вам придется лезть внутрь. Ну, и как думаете, поможет тут вертолет? Разумеется, нет.

Не пишите столько глупостей про пену! Пеной тушат легковоспламеняющиеся жидкости (ЛВЖ). Если просто — бензин водой не потушить, он всплывет и создаст еще большую площадь пожара. Именно поэтому используют пену — она перекрывает доступ кислорода, одного из трех краеугольных камней пожара. А теперь подумайте, нужна пена при тушении здания, в котором нет ЛВЖ? Надеюсь, вы поняли.

И еще много других подобных комментариев...

Дорогие друзья! Лично я, который тушит пожары уже 16 лет, работая в одной из самых «выезжающих» частей Кишинева, прошедший переподготовку в США, России и Европе, могу без стеснения сказать, что не знаю всего. И никто не знает! Тому, кто скажет, что знает о пожарах всё, я просто с грустью улыбнусь! Пожар — это стихия. И каждый новый пожар — это очередной экзамен, который добавляет тебе нового опыта. И этот опыт копится годами, оставляя ссадины и синяки, шрамы и ожоги.

Пожалуйста, смотрите, удивляйтесь, поражайтесь, сожалейте, радуйтесь вместе с нами. Но прежде, чем посмеяться и написать глупый комментарий, — спросите у тех, кто знает о пожарах больше, чем вы.

Еще больше новостей - на нашем Телеграм-канале!

источник

Подпишитесь на новости:
 
Читайте также