2020-06-30T12:20:53+03:00

Врачи реанимации БСМП Кишинева: если люди по-прежнему будут чихать на меры безопасности, придем к тому, что будем отключать от ИВЛ "бесперспективных ковидников"

Корреспондент "Комсомолки" побывал в святая святых Больницы скорой помощи - реанимации, где лежат самые "тяжелые" больные, заразившиеся коронавирусом [видео]
Леонид РЯБКОВКорреспондент "КП" в Молдове
Поделиться:
Комментарии: comments7
Врачи стараются спасти каждого!Врачи стараются спасти каждого!Фото: Леонид РЯБКОВ
Изменить размер текста:

У нас больная нация

Нынче в Больницу скорой помощи просто так не попадешь. Все входы-выходы закрыты, вход только через эстакаду, куда заезжают кареты «скорой помощи» с больными. Дверь закрыта, нажимаешь на звонок, открывает охранник, интересуется, к кому ты идешь. Помимо охранника, на вахте дежурят еще двое парней в медицинских халатах. У меня разрешение было, поэтому меня пропустили. В сопровождении веселого врача мы медленно движемся по направлению к реанимации. Почему медленно? Он останавливался у каждой симпатичной медсестрички и начинал флиртовать. С него, наверное, писали героев ситкома «Интерны»... Курим с веселым врачом на улице, выходит заведующий реанимацией.

- А, журналист, - мы знакомимся. - Только чур, мою фамилию не упоминать! Пока бушует эпидемия, я интервью не даю!

Подходит еще один врач, по «гражданке», у него сегодня выходной. Беседуем.

- Вам правду или как? - спрашивают меня.

Мне, конечно, чтобы все по-чесноку.

Врачи работают на энтузиазме. Фото: Леонид РЯБКОВ

Врачи работают на энтузиазме.Фото: Леонид РЯБКОВ

На часах - 12.15, а в отделении реанимации, расположившемся на двух этажах, тридцать пациентов.

- Сегодня к вечеру будут все пятьдесят, - говорит врач по «гражданке». - Работы очень много! Ладно я, отдежурил - и 48 часов отдыха, а вот наш заведующий с 25 марта ни разу не был на выходном!

- Мы, как только у знали о смягчении режима ЧП и карантина, сразу поняли, что все, работы у нас прибавится в разы! - невесело улыбается веселый доктор. - У нас нация больна! И не только физически, но и..., - завреанимацией постучал себя по голове. - Нас одолевают не только болезни, но и отсутствие ума. Поэтому всем уже плевать на меры безопасности, на риск подхватить коронавирус.

- Если дело так и дальше пойдет с таким количеством больных, если люди по-прежнему будут чихать на меры безопасности, мы придем к тому, что придется отключать от ИВЛ «бесперспективных» больных! - уверяет медик по «гражданке». - Это будет катастрофа!

В районах лечат по-старинке

Поднимаюсь на второй этаж. Заведующий просит посидеть пять минут, уходит. Разговорился с врачом.

- К нам со всей республики везут, - признается Михаил. - В районах специалистов толковых не хватает, оборудования. Там, наверное, до сих пор кислород в баллонах подают, а мы ведь в XXI веке живем! Привозят из Комрата молодого парня, спрашиваю про сатурацию (насыщение крови кислородом), мне отвечают, что 90% (норма - от 90 и выше). Смотрю, а он сереет, сатурация 21! Представляете?! Хорошо, что успели, вытащили его, сейчас ему лучше...

- У вас с оборудованием все в порядке?

- Да, разве что с кондиционерами плохо. С апреля обещали наладить - без толку! А мы ведь работаем в комбинезонах, в масках, в очках, в перчатках, потом обливаемся... Я вот с утра уже два раза переодевался... Приходится окна в реанимации открывать, чтобы свежий воздух поступал. А что делать?!

И с документами приходится работать в таком вот облачении. Фото: Леонид РЯБКОВ

И с документами приходится работать в таком вот облачении.Фото: Леонид РЯБКОВ

- Смертность большая?

- Бывает, - неохотно отвечает Михаил. - 2-3, до пяти человек за сутки может быть. Мы стараемся, спасаем каждого... Но смотрите, по нормам на одного больного в реанимации должно приходиться 12 квадратных метров. А нам насчитали, что мы можем принять 52 человека, по количеству розеток, к которым можно подключить ИВЛ. Это значит, что кровати будут стоять впритык друг к другу, я к больному даже не смогу подойти!

Появляется «мой» заведующий, идем переодеваться. У меня уже есть опыт - бывал по долгу службы в covid-центре. Раздеваюсь до трусов, надеваю бахилы, затем защитный комбинезон (китайский, румынскую помощь еще не использовали), шапочку на голову, респиратор, очки, две пары резиновых перчаток. Сразу становлюсь похожим на космонавта. Мой гид еще надевает защитную маску - экран, поясняет:

- Экран - дополнительная мера безопасности, когда работаешь с пациентом. Пошли!

И мы идем.

Корреспондент "Комсомолки" готов идти в реанимацию. Фото: Леонид РЯБКОВ

Корреспондент "Комсомолки" готов идти в реанимацию.Фото: Леонид РЯБКОВ

Очень много тучных пациентов

Все реанимациии похожи. Несколько палат на этаже, каждая разделена на боксы. В каждом боксе от одного до двух-трех человек. Многие на искусственной вентиляции легких.

- В основном, это люди в возрасте и с патологиями - диабет, ожирение, - говорит мой сопровождающий. - Заметили, сколько тучных людей?!

- Как себя чувствуете, дядя Илья? - спрашивает врач немолодого мужчину.

- Хорошо! - отвечает тот. - Когда меня переведут в общую палату?

- Анализы сначала надо сдать.

Дядя Илья уже хочет домой. Фото: Леонид РЯБКОВ

Дядя Илья уже хочет домой.Фото: Леонид РЯБКОВ

Разговорился я с дядей Ильей. Оказался он из Чадыр-Лунги, 73 года.

- Температура поднялась, дышать стало трудно, - рассказал дядя Илья о том, как заболел. - Два метра не мог пройти, задыхался. Положили в районную больницу, потом сюда перевезли. Но я уже хорошо себя чувствую, домой хочу!

Мне потом заведующий признался:

- Больные же на ИВЛ, кислород поступает, думают, что идут на поправку, что чувствуют себя прекрасно, но это ведь не так! Есть и молодые. Парню - 24 года, попал в ДТП, взяли анализ на covid, заражен. Другой лежит с переломом руки, тоже covid. есть с черепно-мозговыми травмами, очень много тех, кто попал сюда с инсультом или инфарктом...

Есть те, кто в критическом состоянии находится. Есть пациент, которому 90 лет, отчаянно борется за жизнь!

Этому больному - 90 лет! Фото: Леонид РЯБКОВ

Этому больному - 90 лет!Фото: Леонид РЯБКОВ

Мобильные телефоны запрещены, родные пациентов звонят заведующему, у него для этих целей имеется древняя «Нокия». Он всех пациентов по именам знает!

- Дим, - говорит он крепкому мужику, который лежит на животе. - Жена звонила, все в порядке, с детьми тоже...

- Алина звонила, сказала, чтобы вы не беспокоились, все в порядке дома, - он наклоняется над пенсионеркой. Та кивает головой.

- Если будет много тяжелых больных, мы не сможем каждому уделить должное внимание, - признается мне врач. - Еще раз повторю, у нас больная нация! Раньше медосмотр был регулярным, сейчас этого нет, очень много больных людей - сердечные заболевания, диабет, ожирение... Мы только на энтузиазме и держимся еще.

Врачи стараются спасти каждого пациента.

Врачи стараются спасти каждого пациента.

Выходим из реанимации постепенно. Врач командует, я выполняю его распоряжения.

- Сначала снимаем первую пару перчаток!

- Комбинезон!

- Очки оттяни сильно и снимай!

- Респиратор!

- Шапочку!

- Бахилы!

- Вторую пару перчаток!

После каждой операции дезинфицирую руки. И с места нельзя сходить, как и к чему-либо прикасаться. Затем меня омывают из распылителя специальным раствором. Дезинфицируют мой телефон. Иду в следующую комнату, похожую на душевую, там меня еще раз окатывают каким-то раствором. Все, я чист!

- Действительно, работаем на чистом энтузиазме, - еще раз повторяет заведующий. - Без этого нельзя.

Беспрестанно звонят его телефоны, особенно «Нокия» надрывается.

- Столько лет работаю, а так и не привык говорить людям о том, что ушел их родной человек...

Еще больше новостей - на нашем Телеграм-канале!

Что происходит в реанимации БСМП Кишинева, где лежат "тяжелые" больные коронавирусом.Корреспондент "Комсомолки" Леонид Рябков побывал в реанимации БСМП, где лежат самые "тяжелые" больные коронавирусом

Подпишитесь на новости:
 
Читайте также