2020-06-30T12:20:53+03:00

Молдавский священник скончался от COVID-19: "Он лечился как от обычной простуды и до конца не верил, что заболел коронавирусом"

В семье Архиепископа Иоанна Бырлэдяну заразились один из сыновей и невестка, а также ее родители
Поделиться:
Комментарии: comments6
Архиепископ Иоанн Бырлэдяну, священнослужитель церкви «Чудо святого Архангела Михаила» в селе Вэрвэреука Флорештского района. Фото источника.Архиепископ Иоанн Бырлэдяну, священнослужитель церкви «Чудо святого Архангела Михаила» в селе Вэрвэреука Флорештского района. Фото источника.
Изменить размер текста:

Архиепископ Иоанн Бырлэдяну, священнослужитель церкви «Чудо святого Архангела Михаила» в селе Вэрвэреука Флорештского района, который скончался из-за осложнений, связанных с COVID-19, лечился от обычной простуды. По словам одного из его сыновей, он не верил в существование коронавируса нового типа. Власти отмечают, что священник заразился во время религиозного обряда.

Мэр населенного пункта Вэрвэреука Ольга Забика уточнила, что это первый случай заражения COVID-19 в селе, поскольку «люди послушны». Она говорит, что священник, который жил в городе Флорешть, проводил последние богослужения 6 и 7 июня, но все соблюдали меры предотвращения заражения.

Она сообщила ZdG, что 23 человека, которые присутствовали на службах, сейчас находятся на карантине.

Протоиерей Флорештского района Иоанн Зымбряну отказался рассказать подробности.

«Оставьте его в покое, скончался отец, для чего вы столько роетесь? Священник уже умер, и у него было много заболеваний, а сейчас у нас вся страна, все умирают от COVID. Пусть покоится с миром, и да простит его Бог! Молитесь за него и меня тоже простите»‎, – ответил он редакции ZdG.

В семье Бырлэдяну заразились один из сыновей и невестка, а также ее родители.

Максим Бырлэдяну, младший сын, который проходит лечение в домашних условиях, рассказал ZdG, что священник не верил в существование коронавируса нового типа и считал это обычной простудой. Тест на COVID-19 провели за день до его смерти, а о положительном результате он узнал утром 13 июня.

Сын священника отметил, что 31 мая они побывали вместе в Кушеловском монастыре, но он не думает, что отец заразился там, поскольку они соблюдали меры защиты.

«В среду, 3 июня, появились первые симптомы. У него был кашель, но мы думали, что это обычная простуда. Когда мы спрашивали его, что случилось, он говорил: «Эй, я немного кашляю, пройдет». В начале мы пользовались народными средствами – кипяченым молоком, чаем, грудными компрессами. Но состояние ухудшалось.

Потом, когда ситуация усугубилась, мы позвонили семейному врачу Анжеле Бож, которая прописала лечение. С понедельника повышенная температура была и у меня. Во вторник температура повысилась у троих человек. Семейный врач сказала, что не придет, и провела консультацию по телефону, сказала принимать антибиотики и пить как можно больше жидкости. Мы сказали, что у него температура и кашель, а она прописала лечение от простуды. Его с диабетом, ожирением и гипертонией должны были срочно госпитализировать, потому что у него свертывалась кровь.

Мы вызывали скорую дважды – в среду и в четверг или пятницу. В первый день нам сказали, что нет мест, и ему ввели анальгетик с димедролом от лихорадки, а во второй раз нам сказали, что это не серьезно, и ему ввели еще один анальгетик с димедролом. Нам сказали оставаться дома.

На следующий день, в пятницу утром, мы провели тест, а результаты были готовы в 23:00. Они были у Анжелы Бож, но она нам не сказала, а на следующий день утром мы позвонили и спросили о результатах.

В субботу я хотел отвезти его в Кишинев, ведь у нас были результаты, и я поговорил с директором районной больницы Валерием Никифорчуком. Он сказал, что не может организовать прямой рейс до Кишинева, и сначала отец должен поехать во Флорешты: «Мы его госпитализируем, проверим, возможно ли его перевозить, в каком он состоянии, а потом отвезем в Кишинев». Мы отвезли его в районную больницу, и его положили в отделение инфекционных заболеваний. Господи, какое отношение! Его следовало отправить в реанимацию.

Он дышал только на 68%. У него диабет где-то 8 лет, но он говорил, что с 1991 года, и было видно, что мозг уже не полностью обеспечивался кислородом. Я понял, что что-то было не так. Когда мы вышли из скорой, он терял равновесие. Ему в нос вставили кислородный аппарат, ему сделали инъекцию и поставили капельницу, у него взяли анализы, а давление понизилось.

Реаниматор пришел только в конце, спустя два часа, когда тот уже задыхался. Я держал его аппарат, кричал, чтобы пришли медсестры и делал ему искусственное дыхание. Затем он впал в кому, а когда пришел реаниматор, меня выгнали, и ему поставили аппараты. Он еще дышал. Но через час они вышли и сказали мне, что не смогли его спасти.

Отец не верил в коронавирус и говорил, что это политика. Когда он заразился, то начал верить. Маску он не надевал – говорю вам, как есть. Они проводили богослужения втроем, и мало кто приходил.

На похоронах его поместили в полиэтиленовый мешок и запечатали, а крышка была закрыта. Все были в масках и перчатках, никто не подходил, а меня не было, поскольку я на самоизоляции»‎, – рассказал редакции ZdG сын покойного священника.

Представители Флорештской районной больницы сообщили нам, что могут поделиться немногими сведениями, поскольку «он находился у нас в течении двух часов в крайне тяжелом состоянии».

Семейный врач Анжела Бож утверждает, что в первый раз ей позвонили 10 июня и «сказали, что он пил холодную воду со льдом, и что у него дискомфорт в горле, температура 37,1, а я сказала принимать кипяченое и прописала 1000 мг аугментина».

Позднее она сказала ему звонить в службу 112, но его не забрали в больницу.

«Нам нельзя ходить по домам, но я звонила ему в течение трех дней. 1-го числа я спросила, как он себя чувствует, и у него была температура 37,4. Он сказал, что чувствует себя по-прежнему, и я сказала ему: «Учитывая, что у вас есть другие заболевания, звоните в 112». К обеду мне сообщили, что у его невестки была температура 37,2, и я попросила медсестру позвонить и спросить о состоянии каждого. Вечером 11 июня его температура поднялась до 38, еще раз приезжала скорая, но он отказался ехать в больницу. Позднее, 12 июня, всех протестировали. Медсестра наблюдала за состоянием всех, и они чувствовали себя по-прежнему. Утром 13 июня я передала результаты его сватье. Они снова позвонили в 112»‎, – заявила она.

Анжела Бож утверждает, что позже узнала о том, что он был болен COVID-19 с 1-2 июня, а 12 церквей, которые он посетил, были закрыты.

Национальное агентство общественного здоровья (НАОЗ) отмечает, что Иоанн Бырлэдяну заразился во время участия в религиозном собрании в церкви. Точную дату сообщат позднее.

13 июня Министерство здравоохранения, труда и социальной защиты сообщило о смерти 57-летнего мужчины из Флорештского района, который был помещен в районную больницу в тот же день. Наряду с COVID-19, он также страдал сахарным диабетом 2-го типа, артериальной гипертензией 2-й степени, ожирением 3-й степени и хронической болезнью почек.

По информации, которую по просьбе ZdG предоставило НАОЗ в четверг, 18 июня, в Республике Молдова коронавирусом нового типа заразились 29 священников, а двое из них скончались.

«Инфекция усугубляет болезнь. COVID-19 никогда не указывается в качестве причины смерти». Власти дают объяснения и призывают граждан не распространять ложную информацию.

Еще больше новостей - на нашем Телеграм-канале!

источник

Подпишитесь на новости:
 
Читайте также