2020-07-21T19:23:22+03:00

Дочь супруги экс-президента Приднестровья Штански сбил автомобиль: "Она лежала с переломом и корчилась от боли - за 5 часов в больнице к ней никто не подошел"

В Санкт-Петербурге Нина Штански столкнулась с суровыми реалиями государственной медицины
Поделиться:
Комментарии: comments36
Нина Штански и ее дочь ЯнаНина Штански и ее дочь Яна
Изменить размер текста:

Публикуем полностью пост Нины Штански с ее личной странички в Фэйсбуке: "Такую Россию ты выбираешь?

Предупреждаю, этот текст с провокационным названием будет длинным и он не про поправки, о которых уже так много сказано.

Помните эти идиотские ролики околоправительственного ресурса, в котором нас призывали быть активными и идти голосовать, чтобы, ни дай Бог, не оказаться в такой России, которую иллюстрировали изощренные и пошлые видео-сюжеты?

Вчера я то и дело вспоминала их и тот самый вопрос, который красивый закадровый голос повторял в конце киношедевра: «Такую Россию ты выбираешь?».

Вчера мне довелось побывать в приемном отделении Санкт-Петербургского научно-исследовательского института скорой помощи имени И.И. Джанелидзе. То, что я там видела ужасает! Я и понятия не мела в какой России живу и какую Россию мы выбирали.

Обо всем поп порядку.

Вчера мою старшую дочь Яну сбила машина. Яна ехала по Литейному проспекту на велосипеде, не в час пик, но у управлявшего машиной каршеринга водителя, как он сам объяснял, почему-то запотело стекло, и он продолжал движение, не видя ничего вокруг себя. Результат - ДТП.

Скорая отвезла Яну в приемное отделение НИИ Джанелидзе. Шину на сломанную лодыжку наложили еще в карете скорой. По прибытии у Яны взяли анализы, сделали КТ и узи, рентген, за что всем врачам и в целом нашей медицине огромное спасибо!

Потом началось самое интересное.

На каталке в коридоре (а там все прибывающие лежат на каталках в общем пространстве вроде коридора) Яну оставили со словами: «Ждите врачей». И она ждала, плача от боли. Расстояние между каталками - около 30 - максимум 50 см. Сложенные штабелями другие люди тоже ждали. Здесь были все равны. Человек, похожий на бомжа, отчетливо произнесший на вопросы медсестры слова: «Вадим», «метадон», бабулька в бессознательном состоянии, не подававшая признаков жизни, мужчина с травмой ноги, женщина с перитонитом, корчащаяся от болей.

В какой-то момент Янины мольбы об обезболивающем были услышаны и ей сделали укол. Спустя несколько часов после поступления! Доктор все не приходил.

Яна думала, что все быстро закончится, и не хотела звать меня до момента отъезда из отделения, рядом с ней все это время была подруга. К тому моменту, когда я приехала, дочь находилась в приемном отделении уже четыре часа. Боль была дикой. Укол не подействовал.

Я - к медсестрам с просьбой сделать обезболивающее еще раз и позвать врачей. Но отворот-поворот. «Вы здесь не одна такая!». Я не врач, не специалист в области медицины, но в отделении в тот момент лежало всего восемь человек. Мне казалось, что это не так много для такой огромной больницы. Но, очевидно, я была не права.

Мне объяснили, что в субботу руководства нет. По всем вопросам идите к старшему врачу. Пошла.

Молодой доктор, выслушав меня, показал мне в своем компьютере результаты обследования: голова цела, внутренние органы то же. Травмирована лодыжка, но и та не так чтобы сильно - всего лишь закрытый перелом. «Хорошо отделалась, повезло ей. Ничего страшного. Пусть лежит и ждет. Мы оказали ей должное внимание, обследовали. Наверное все травматологии заняты. Не знаю, чего она так корчится. Пусть терпит», - заключил врач.

Я поблагодарила врача, извинилась, что отвлекаю его и поинтересовалась, могу ли перевезти дочь в частную клинику. Попросила помочь мне, ведь Яна не могла стать на ноги. Можно ли оплатить переезд на спецтранспорте с каталкой? Доктор объяснил мне, что таких услуг нет, а если я попытаюсь сама забрать Яну с такими болями, транспортировка причинит ей вред. Надо ждать травматолога, чтоб наложил гипс. Добрый доктор пообещал, что Яне сделают хорошее обезболивающее.

Потом еще сорок минут ничего не происходило. Я просила об уколе каждого проходящего мимо медсотруника. Они продолжали проходить мимо. Травматолог не приходил. Яна терпела боль.

Произошла пересменка. Медсестра сказала, что травматологи ушли, придет другой. Но и он не приходил. Сменился старший врач. Я, разумеется, - к нему. На мои увещевания и просьбы ответ такой: «Да, я помогу Вам, но не сейчас. Сейчас я занят».

Проходит еще полчаса. Я ловлю этого старшего врача в коридоре и довольно громко (поверьте, нервы в такой ситуации сдадут у любой мамы) сообщаю: «Сейчас я заберу отсюда свою дочь. Она лежит у Вас с перелом больше пяти часов! Ей не оказана помощь! Ни скорая помощь, ни медленная помощь! Никакая не оказана! Ей больно! Я увезу ее отсюда, но просто так это не оставлю! Я сделаю так, чтобы об этом узнали». Потом я зачем-то бросила ему в след: «Такую Россию ты выбираешь?» и умолкла. Доктор среагировал молниеносно. Вернулся, дал распоряжение об обезболивающем уколе. Укол сделали. Доктор грозно прогремел в сторону регистратуры: «Это как же так? Девочка с переломом лежит пять часов? Где травматолог?». Затем старший доктор, стоя возле Яны и отсматривая место травмы, стал звонить травматологу, объясняя, что Яна попала в ДТП, похоже на перелом, есть шина, жалуется на боль». Довольно быстро пришел травматолог. Боль мгновенно прошла, как только он снял шину. Очевидно она давила на огромный отек, который за это время возник в месте перелома. Травматолог спокойно и даже подбадривая Яну, наложил гипс, а мне самым детальным образом дал рекомендации по нашим дальнейшим действиям. Это был разговор отца троих детей (его дети тоже ездят по городу на велосипеде) и мамы двоих детей, разговор доктора цивилизованной страны с пациентом-гражданином этой же цивилизованной страны. Но как только мы покинули его кабинет, цивилизованная Россия снова исчезла. Опять коридор. Теперь уже пациентов, которых привезла скорая, здесь было в разы больше. Как селедки в банке в этом коридоре с грязными полами, с кулером, возле которого нет стаканчиков, с аппаратом для дезинфекции рук, в котором нет дезинфектора, с медперсоналом без масок на лице. И здесь снова нужно было ждать. На этот раз ждать выписку. Я несколько раз пыталась найти то магическое место, где эту выписку готовят, но так и не нашла. Потом какой-то добрый человек в белом халате признался, что ее возможно еще не начали оформлять…. Я схватила кресло-каталку, усадила туда Яну и мы покинули это дивное место. Выписку, надеюсь, все же сделают, и, наверное, отдадут мне ее в понедельник.

Я очень благодарна тем, кто оказал моей дочери помощь, благодарна тем, кто ее обследовал, кто делал уколы, кто накладывал гипс. Не хочу, чтобы показалось, что я корю всех этих людей.

Но я увезла Яну спустя шесть часов после того, как ее привезла туда скорая. Меня не покидало это чувство беспомощности, когда ты никак не можешь помочь своему ребенку, а те, кто должны помогать, ведут себя так, будто это какой-то нереальный, параллельный мир. Не веришь, что в центре России, в огромном красивом здании, к которому то и дело подъезжают современные машины скорой помощи, возможен такой ад, такое дно.

«Такую Россию ты выбираешь?», - голос все время звучал у меня голове".

Еще больше новостей - на нашем Телеграм-канале!

Подпишитесь на новости:
 
Читайте также