Политика

Глава Оперативного штаба Приднестровья - "Комсомолке": Я даже хотел бы заболеть коронавирусом, но не получается!

Министр внутренних дел Руслан Мова рассказал о чудо-препарате против ковида, созданном специально для Приднестровья, когда можно будет беспрепятственно попасть на левый берег и есть ли у него президентские амбиции
Руслан Мова - глава Оперштаба и министр внутренних дел Приднестровья (Фото: МВД Приднестровья).

Руслан Мова - глава Оперштаба и министр внутренних дел Приднестровья (Фото: МВД Приднестровья).

В Тирасполе, как и в Молдове практически все носят защитные маски, но жизнь почти вошла в привычную колею. И почему-то ситуация с ковидом на левом берегу Днестра не такая тревожная, как на правом. Вот, чтобы разобраться, как приднестровцам удается успешно справляться с новым вирусом, мы и напросились на интервью с руководителем Оперативного штаба по профилактике и предотвращению распространения COVID-19, министром внутренних дел Приднестровья Русланом Мовой.

"Добровольно у нас даже полковники милиции пошли в санитары"

- Руслан Петрович, вот свежие цифры (разговор происходил 24 июля - прим.авт.). В Приднестровье коронавирусом заболели 1456 человек, а умерли - 50. Как вам удается вполне успешно бороться с covid-19?

- В самом начале с нас все смеялись. Когда во всем мире только-только начала развиваться ситуация с коронавирусом, 31 января вышел указ президента ПМР, который регламентировал пропуск иностранных граждан через государственную границу Приднестровья. Мы надеялись, что нас этот вирус минет, что мы проскочим, но у нас не получилось. Но мы готовились во всеоружии. 2 марта был создан оперативный штаб. Мы уже тогда готовились к развертыванию медучреждений, покупали медикаменты, комбинезоны, шили маски.

- То есть, вы изначально готовились к пессимистичному сценарию?

- Мы ждали, что все будет хорошо, что обойдемся минимальными потерями. Но готовились, конечно, к худшему. К 15 марта в мире уже было почти 195 тысяч больных коронавирусом, умерли почти 8 тысяч, в Молдове - 30 больных, а в Приднестровье не было ни одного заболевшего! А 16 марта на территории ПМР указом президента было введено чрезвычайное положение. Еще не было ни одного заболевшего! Первое, что мы сделали - запретили проведение массовых мероприятий. Были закрыты все объекты с массовым скоплением людей. Закрыли детсады и все учебные заведения. Уже тогда на всех пунктах пропуска государственной границы был введен санитарно-эпидемиологический контроль. Ни у кого еще не было опыта, никто не знал, как с этим бороться. Приостановили работу учреждений и организаций всех форм собственности. Изменили законодательство - ужесточили административную и уголовную ответственность за невыполнение санитарно-эпидемиологических норм.

- Каков был размер штрафа для физического лица за невыполнение этих норм?

- У нас граждане, в основном, сознательные. Штрафы - до 100-120 у.е. Штрафы - небольшие, особенно по сравнению с вашими, но мы старались их применять крайне редко. Парень вернулся из Италии, должен был отсидеть на карантине 14 суток, а у него девушка - в Бендерах. У нее ребенок и работает она в детсаду. Проверили - его дома нет. Нашли его - предупредили. Вечером опять проверили - смылся! Отсидел трое суток административного ареста, а потом еще 14 - на карантине. И девушка его тоже была на карантине. Это нас научило тому, что будут люди, которые станут нарушать закон.

Для нас было удивительно, когда мы увидели, что в Кишиневе общественный транспорт практически не останавливается. Мы не могли понять, как так можно при таком количестве заболевших?! Приняли такое решение, которое посчитали нужным, но результат такого решения мы видим.

29 марта у нас было уже 18 заболевших, но мы были готовы. Был развернут госпиталь в Слободзее. Рассчитывали, что справимся одним этим госпиталем.

Представители ВОЗ и многих иностранных представительств обещали помощь. До сих пор мы никакой помощи не получили и поняли, что можем рассчитывать только на себя. Мы сами научились шить маски и халаты, закупили тесты, открыли собственную лабораторию.

Открыли свою лабораторию, потому что лаборатория в Кишиневе стала принимать у нас всего 30 тестов в сутки, там буквально захлебывались. Мы заключили договор с частной кишиневской лабораторией и стали возить туда на платной основе. Все равно не хватало, потому что нам надо было протестировать максимальное количество людей.

Мобилизовались все - от простых граждан до бизнесменов. Представляете, госпиталь мы капитально отремонтировали всего за трое суток. Работали в авральном режиме, при том, что тогда у нас еще не было ни одного заболевшего. Пришлось направлять добровольцев, 79 из которых - сотрудники милиции. Полковники милиции работали санитарами в госпиталях! Добровольно пошли! Пошли добровольцами сотрудники минобороны, госбезопасности...

А некоторые врачи в это время ушли в отпуска... Да, это страшно было, никто не знал, как бороться. Но знаете, за все время пандемии у нас от коронавируса не умер ни один врач!

- А у нас уже много медработников скончалось от ковида...

- Мы обожглись с госпиталем ветеранов, где молодая девушка заразила весь персонал. Практически все гемодиализное отделение ушло на больничный. После этого мы стали действовать жестко. И есть результат - ни один медик не умер, хотя, конечно, заразились...

Та европейская и российская формулы лечения у нас не всегда срабатывали. Было выработано четыре направления лечения, которые применялись различным группам населения. Если человек попадал в больницу с легкой формой, то практически никогда не переходил в тяжелую.

- Почему?

- У нас никто не лечился дома. Даже с легкой формой. Говорили, что нам не хватит мест, что мы посыплемся... Мы сами переживали по этому поводу, развернули четыре госпиталя, боялись, что аппаратов ИВЛ не хватит... А у нас максимальное количество человек, находящихся на ИВЛ, было пять человек! А у нас под "ружьем" было поставлено больше 100 таких аппаратов. Мы провели такую мощную информационную кампанию, так напугали наших граждан, что при первых же симптомах недомогания они сразу звонили в "скорую". И это было очень важно.

Да, к сожалению, мы ограничили некоторые конституционные права граждан, но все это было продиктовано одной необходимостью - усилить карантинные меры. Поэтому первая волна нас не захлестнула. Да, они жесткие, но без них нельзя было обойтись.

Сейчас мы делаем у себя по 300 лабораторных исследований в сутки. До ста проб принимает лаборатория Тестемицану и частная лаборатория в Кишиневе.

Наши врачи, которые противостоят пандемии, по два-три месяца не приходили домой, мы поселили их в санаториях, было принято такое решение.

С 5 мая у нас, в республике, начались поэтапные послабления режима ЧП, который не был продлен с 15 июня.

Я не буду вам раскрывать всех секретов, но мы заказывали специальный медицинский препарат, который готовили специально для нас, с тем активным веществом, благодаря которому на первых стадиях, в легкой форме заболевания наших граждан, удавалось сбить вирус.

- Он у вас производится?

- Нет, в Индии.

- А как он попадал в Приднестровье?

- Только мы знаем, как. Это отдельный и очень длинный разговор о том, как наши грузы с медикаментами неделями держали на границе. Когда шли долгие переговоры с политическими представителями от Молдовы. Когда топали ножками, когда пытались не пустить машины с тестами. Доходило даже до того, что мы скупали по Украине очки для плавания для врачей, у которых элементарно не было защиты в первое время! Помню, мы купили около 400 очков для плавания... Мы купили 3D-принтер, но не могли использовать его, пока в бюджет Республики Молдова не поступило примерно 1500 евро. Только после этого он пришел и мы стали печатать на нем фильтры для медиков. Мы ни от кого не дождались помощи, но спасибо за этот урок - мы научились сами бороться со своими проблемами.

- Вы не делились этим чудо-препаратом из Индии с молдавской стороной?

- Мы открыты для диалога. Мы ни от кого ничего не скрываем. Но от политических представителей республики Молдова мы никакой заинтересованности не видели. А вот приднестровские и молдавские врачи всегда в плотном контакте. Слава Богу, что большинство врачей в Молдове - не политики. Эту формулу лечения, которую мы выработали никто не прячет. Мы рады, что сколько бы ни заболело людей, у нас есть возможность их вылечить. Если только они обратились вовремя.

Глава Оперштаба Приднестровья дал эксклюзивное интервью "Комсомолке" (Фото: МВД Приднестровья).

Глава Оперштаба Приднестровья дал эксклюзивное интервью "Комсомолке" (Фото: МВД Приднестровья).

"У комбатантов в 92-м ничего не получилось, а сегодня - и подавно!"

- Когда вы планируете снять все ограничительные меры?

- Они у нас практически все сняты, кроме передвижения в Молдову и обратно.

- Когда уже снимете и это ограничение?

- Я вам скажу, что 99,9% ковида в Приднестровье было завезено из Республики Молдова. К сожалению. Если бы в Молдове были нулевые показатели, не нарисованные, а реальные, естественно, никто бы не выставлял карантинных постов. Никто бы не ограничивал граждан в передвижении. В Приднестровье практически все ограничения сняты, мы живем докарантинной жизнью. Но передвижение в Молдовы ограничили по одной понятной причине - нам не нужны новые случаи заболевания коронавирусом. Будет там хорошо - мы снимем.

- Когда это может произойти? Через месяц-полгода?

- А может и дольше... Все зависит от того, как Молдова справится с этой ситуацией.

- В Молдове многие возмущаются установкой в Зоне безопасности ваших карантинных постов, мол, все это незаконно...

- Режим чрезвычайного положения и режим санитарно-эпидемиологического контроля позволяют нам установить санитарные посты. Это не посты контрольно-пропускного пункта. Это санитарные посты. установленные на так называемых "козьих тропах", где идет бесконтрольное перемещение. Как только эпидемиологическая ситуация в Молдове нормализуется, вот тогда и посты уберем.

- А что же делать с теми гражданами Приднестровья, которые работают на молдавских предприятиях, на территории Правобережья? Был же около двух недель назад инцидент в Рыбнице, жителей которых не пускали на работу в Молдову...

- Квалификацию действий Геннадия Чорбы дал Следственный комитет. Если в его действиях был состав преступления, то не дать квалифицированную их оценку СК не мог. Думаю, что этот гражданин, который давно привлекал к себе внимание своими выходками, к этому - своему аресту - шел. И призывы к массовым беспорядкам - не единственное, что инкриминируется ему. Просто раньше на него не обращали внимание. А что касается наших граждан, которые работают в Молдове... Для такого рода предприятий, работающих в приграничной зоне, мы сделали послабления, единственное - мы ограничили личное передвижение людей. Транспорт предприятия должен приезжать за людьми утром и вечером привозить их обратно. Мы дали возможность людям работать.

- В Кишиневе недавно прошли акции протеста комбатантов, которые пообещали привезти головы "тираспольских сепаратистов"...

- У них в 92-м ничего не получилось, а сегодня - и подавно! На мой взгляд, это хорошо спланированная и управляемая политическая акция. Думаю, что это проблемы, прежде всего, правительства Республики Молдова. Если правительство допускает подобного рода призывы на центральной площади Кишинева, то оно неправо. Как минимум...

- Лично вы, Руслан Петрович, когда в последний раз сдавали тест на коронавирус?

- Неделю назад. Я его сам себе делаю. Я даже хотел бы, наверное, заболеть коронавирусом для того, чтобы выработать иммунитет. Но не получается. Пока (смеется).

- Пару месяцев назад уже пускали "утку" о том, что вы заболели ковидом...

- Понятия не имею, кто это пустил! В тот период я чувствовал себя прекрасно, ничем не болел, даже простудой. В течение месяца я сбросил, наверное, килограммов пять из-за того, что было много работы, постоянно был в движении. Я понимал, что нужен на своем месте...

- Вас называют одним из наиболее вероятных кандидатов на пост президента Приднестровья. У вас есть президентские амбиции?

- У меня нет президентских амбиций!

КАК ЛЕЧАТ В ПРИДНЕСТРОВЬЕ БОЛЬНЫХ КОВИДОМ

Применяются четыре формулы лечения.

1. Плаквенил (гидроксихлорохин, иммард) на протяжении 5-7 дней для легкой и средней степени тяжести (при тяжелых формах заболевания - продлеваем до 10 дней).

2. инвермектин 6 мг - по 2 таблетки однократно, применяется в лечении коронавирусной инфекции независимо от тяжести заболевания.

3. калидавир (лопинавир/ритонавир) - для пациентов с хронической почечной недостаточностью, которые нуждаются в жизненно важной процедуре - гемодиализе.

4. фавипиравир (или "таблетка надежды") - один из самых новых препаратов, который используется в лечении. Предназначен для пациентов с тяжелыми и крайне тяжелыми формами заболеваний.

КСТАТИ

С начала работы Кризисного центра было принято и обработано свыше 160 тысяч обращений.

Еще больше новостей - на нашем Телеграм-канале!