Экономика8 сентября 2021 12:40

Винодельческая отрасль на грани "взрыва", или как закон банкротит предприятия

Закон «О винограде и вине» обанкротил уже девять предприятий отрасли
Главная налоговая инспекция (ГНИ) инициировала процедуру несостоятельности девяти виноделов.

Главная налоговая инспекция (ГНИ) инициировала процедуру несостоятельности девяти виноделов.

Закон «О винограде и вине», призванный возродить виноделие и продвигать молдавскую винодельческую продукцию в Молдове и за рубежом, обанкротил уже девять предприятий отрасли. Хотя речь не о неуплате налогов, Главная налоговая инспекция (ГНИ) инициировала процедуру несостоятельности уже девяти виноделов по причине неуплаты предприятиями взносов в, по своей сути, частный фонд – Фонд винограда и вина.

Процедура несостоятельности возбуждена против «Burlacu-Vin» SA, «Vinaria Zimbreni» SRL, «Migdal-P» SA, Colegiul National de Viticultura si Vinificatie din Chisinau, «Aidin» SA, SC «Megavil Grup» SRL, SC «Invinprom» SRL, SA «Bas Altin» SRL, «AKM-Divinus» SRL. Вполне возможно, что в этом году данный печальный список пополнится. И вроде все по закону, но что не так с самим законом?

В 2013-м году парламент принял изменения к закону «О винограде и вине» (от 2006 года), которыми учредил Фонд винограда и вина (FVV). Управлять Фондом теми же изменениями в закон поручено учрежденному на условиях государственно-частного партнерства Национальному бюро винограда и вина (ONVV).

По закону все участники отрасли принудительно оплачивают часть своей выручки в Фонд, государство по итогам года направляет в Фонд столько же средств, сколько было получено от предприятий отрасли.

Фонд винограда и вина предназначен для продвижения молдавской винодельческой продукции за рубежом, модернизации отрасли, повышению экспорта и так далее.

Самое интересное, что администрировать FVV с точки зрения пополнения по тому же закону обязали Главную налоговую инспекцию (IFS). То есть де-факто, налоговая инспекция контролирует сбор взносов в Фонд винограда и вина по тем же принципам, что и налоги в бюджеты. И если предприятие вовремя не уплатило взнос в FVV, к компании применяются жесткие карательные санкции в виде штрафов, с последующей передачей дела в суд на предмет объявления предприятия неплатежеспособным.

И налоговая исполняет положения закона. В ответ на официальный запрос агентства InfoMarket по данным за последние три года, ISF сообщила ряд цифр, которые мы объединили в таблицу.

Фото: Информаркет

Фото: Информаркет

Данных по уплате в Фонд в 2018 году у ГНИ, как нам пояснили, по объективным причинам нет.

Интересно, что только один экономический агент в 2018 году оспорил действия налоговой инспекции в суде. Окончательная судьба этого иска официально не объявлена, но, поскольку речь идет о соблюдении пусть и плохого, но закона, шансы выиграть у ISF у компании ничтожно малы.

Кто и за что должен платить в Фонд и сколько таких предприятий? Кристина Фролов, директор Национального бюро винограда и вина, на встрече с редактором агенства InfoMarket не смогла назвать точное число компаний, которые осуществляют взносы в Фонд: из года в год их количество меняется, а администрированием сборов занимается налоговая инспекция.

В свою очередь IFS на официальный запрос агентства InfoMarket сообщила, что по данным информационной системы IFS начисления и платежи в FVV осуществляют 130 налогоплательщиков.

Причем, платят все и за все! Вот выдержки из закона, действовавшего до мая 2021 года:

Плательщиками обязательных взносов в Фонд являются:

а) производители привитых саженцев для производства винограда, предназначенного для изготовления виноградно-винодельческой продукции;

b) производители вина;

с) производители напитков на основе вина, продукции, полученной на основе вина.

Взносы вносятся в следующем размере:

а) 0,12 лея за один реализованный привитой саженец для производства винограда, предназначенного для изготовления виноградно-винодельческой продукции;

b) 30,0 лея за одну тонну реализованного винограда, предназначенного для переработки (осуществляется винодельческим предприятием, закупившим виноград для переработки);

с) 0,1 лея за один литр реализованного вина или напитка на основе вина;

d) 1,6 лея за один литр реализованного абсолютного алкоголя, содержащегося в продукции, полученной на основе вина, с объемной долей спирта не менее 25 процентов.

В мае 2021 года вступили в силу изменения в закон, которые, спустя восемь лет с момента предыдущей редакции, немного подчистили пробелы в законодательстве (но не изменили суть и принципы – об этом чуть позже).

Введено понятие Субъектов-плательщиков взносов в Фонд, которыми являются:

a) производители виноградного посадочного материала винных сортов;

b) экспортеры свежего или дробленого винограда винных сортов, экспортеры сусла всех категорий;

c) производители вин, продукции, полученной на основе сусла, и ароматизированной виноградно-винодельческой продукции;

d) производители продукции, полученной на основе вина.

Определены объекты обложения обязательным взносом в Фонд являются:

a) поставка виноградного посадочного материала винных сортов;

b) поставка на экспорт свежего или дробленого винограда винных сортов и сусла всех категорий;

c) поставка вин, продукции, полученной на основе сусла, и ароматизированной виноградно-винодельческой продукции;

d) поставка продукции, полученной на основе вина.

Изменена ставка обязательных взносов в Фонд для позиции:

d) 1,2 лея за литр (вместо прежних 1,6 лея за литр) реализованного абсолютного алкоголя, содержащегося в продукции, полученной на основе вина, с объемной долей спирта не менее 25 процентов.

По сути, кроме снижения ставки для дистилянтов, от обязательных платежей в Фонд освобождены производители саженцев, если саженцы остаются в Молдове; а также производители вина и крепкого алкоголя при покупке сырья на местном рынке.

Это подробности крайне важны для понимания ситуации, в которую за восемь лет была загнана отрасль законом «О винограде и вине» с изменениями 2013 года.

С 2014 года до мая 2021 года обязательные платежи в фонд гроздь винограда платила трижды: когда была саженцем, когда стала сырьем, когда стала готовой продукцией.

В этом году ситуация откорректирована, но это не решает главной проблемы: обязательность платежей, приравненных по сути к налогам, и эффективность использования средств Фонда для развития и продвижения отрасли.

На официальный запрос агентства InfoMarket о поступлениях в Фонд винограда и вина за последние три года, ONVV прислал нам следующие данные:

Фото: Информаркет

Фото: Информаркет

То есть за последние три с половиной года отрасль направила в Фонд в общей сложности 73557,9 тыс леев. Столько же должно было предоставить Фонду и государство, но на самом деле из бюджета поступило только 24479,8 тыс леев. То есть государство выполнило свои обязательства, предписанные законом, всего на 34,6% (за последние 3,5 года).

На самом деле ситуация еще хуже: с 2014 года, когда начали действовать Бюро вина и Фонд, государство никогда на 100% не выполняло свои обязательства по этому “частно-государственному партнерству”. Тем не менее, по такой же причине не исполнения обязательств перед Фондом, прописанным в законе, девять предприятий отрасли были обанкрочены судебными исками со стороны налоговой инспекции.

И, наконец, самое интересное: как расходуются средства Фонда винограда и виноделия? В законе в общих чертах прописано, куда должны направляться средства. Это - 11 пунктов стандартных фраз, типа: “продвижение экспорта”, “передачи технологий и ноу-хау”, “разработка инвестиционных проектов”, “анализ”, “обучение”, “консультации”, “ведение виноградно-винодельческого регистра”.

Цитатами из закона нам ответило и Бюро винограда вина на запрос об использовании средств Фонда. В том же ответе Бюро подчеркивается, что в целях информирования и консультирования винодельческой отрасли о деятельности ONVV созданы платформы, такие как Платформа маркетинга, Виноградарства и виноделия, в состав которых входят представители отрасли. Ежеквартально проводятся встречи, в ходе которых определяются приоритеты дальнейшей деятельности. Дополнительно проводятся опросы по определенным секторам и видам деятельности, касающимся отрасли. Транспарентность процессов публикуется на официальном сайте ONVV.

На сайте Бюро опубликовано всего четыре документа: годовой отчет ONVV за 2019 год, план закупок ONVV на 2020 год, план закупок на 2021 год и, самое интересное, – бюджет ONVV 2020 года, опубликованный 8 июля 2021 года. (Может быть, это совпадение, но первый (из двух) официальный запрос в ONVV, включающий себя в том числе и просьбу встретиться с директором Бюро Кристиной Фролов, агентство InfoMarket направило за день до публикации бюджета 2020 года на официальном сайте, то есть 7 июля 2021 года. )

Сам опубликованный бюджет за 2020 год представлен в очень свернутой форме. Что из него можно узнать? Вот основные показатели (выдержки), в тыс леев:

Фото: Информаркет

Фото: Информаркет

Что касается участия отрасли в процессах расходования средств Фонда, то здесь вряд ли можно говорить обо всей отрасли. По данным налоговой инспекции, взносы платит 130 экономических агентов. В координационный совет (правление) Бюро винограда и вина входит 13 человек, назначаемых Минсельхозом. В том числе: «три представителя, делегированных министерством, из них один является служащим Министерства, по два представителя, делегированных Виноградно-винодельческой ассоциацией делимитированного географического региона «Кодру» и Ассоциацией производителей вин с защищённым географическим указанием «Штефан Водэ», три представителя, делегированных Виноградно-винодельческим союзом делимитированного географического региона «Valul lui Traian», по одному представителю, делегированному от Ассоциации производителей вин с охраняемым географическим указанием «B l i» и от Ассоциации производителей дивина и бренди Молдовы и Ассоциации питомниководов-виноградарей».

Не только малые, но и крупные производители высказывают недовольство тем, что за восемь лет, кроме выплаченных взносов, практически никакой пользы от Бюро вина лично на себе не почувствовали.

Да, подобные фонды существуют, например, в Италии (Prosecco) и Франции (Cognac). За право писать на своей продукции соответствующее название производитель должен не только соответствовать установленным критериям качества, но и оплачивать взнос в фонд с каждой проданной бутылки. Зато надпись Prosecco или Cognac на бутылке приносит дополнительные 1-2 евро дохода – вот и в фонд платить не жалко. Наша же ситуация описана выше.

По нынешнему закону начисления в Фонд винограда и вина Молдовы формируются в момент отгрузки продукции, подписания накладной. Значит, существует операция по купле-продаже и на счет продавца поступают соответствующие средства. Раз средства поступили, часть из них надо отдать в Фонд. Так почему же предприятия банкротятся? Потому что получили дополнительное налогообложение, а в условиях кризиса, и, особенно падения продаж на 30% в 2020 году на фоне пандемии, доходы снижаются при сохранении уровня необходимых расходов. В таких условиях приходится, порой, продавать продукцию ниже себестоимости, чтобы покрыть часть затрат. И если с точки зрения экономической деятельности предприятие регистрирует убытки, и не платит налог на прибыль (которой нет), то с точки зрения закона «О винограде и вине», предприятие обязано оплатить взносы в Фонд в соответствии с установленным тарифом. И за этим, так же, как и в случае с налогом на прибыль, следит налоговая инспекция со всеми вытекающими отсюда последствиями.

Ситуация в отрасли достигла критического уровня. Виноделы, представляющие более 70% сектора, объединились, причем, вне стен Бюро вина, чтобы заставить государство исправить ситуацию. Об этом агентству InfoMarket стало известно, когда наши корреспонденты пообщались более, чем с десятком руководителей и владельцев винодельческих предприятий. К сожалению, по известным в отрасли причинами, никто из них не согласился на открытое цитирование.

Резюмируя высказанные мнения, можно отметить, что Фонд винограда и вина крайне необходим для продвижения интересов отрасли. И управлять Фондом положено Бюро вина. Спрашивая о том, насколько транспарентен Фонд для виноделов, которые его финансируют, общий ответ можно свести к тому, что самый главный вопрос – это эффективность использования средств Фонда. Можно красиво расписать, как были использованы средства Фонда, но каждый, особенно малый винодел, хочет почувствовать «результат работы» своих взносов на себе.

Должно ли быть финансирование Фонда обязательным или добровольным? И тут все сходилось к вопросу эффективности Фонда и деятельности Бюро. С одной стороны, добровольно платить никто не будет. Тем более, что за восемь лет очень многие компании так и не почувствовали на себе, за что с них взимается «винный налог».

С другой стороны, правильнее было бы, чтобы отчисления в Фонд были добровольными, тогда и Бюро будет стараться больше работать на эффективный результат для каждого винодела. Ведь сегодня у ONVV нет материального стимула лучше и эффективнее работать – деньги в любом случае поступают, по закону.

Добровольные отчисления заставят Бюро винограда и вина не только работать эффективнее, но и подробнее отчитываться за каждый полученный от отрасли лей. Ежегодные собрания по принципу акционерных обществ (что по своей сути, очень похоже и в Фонде), позволили бы снять все вопросы со стороны членов Фонда к его использованию.

Не согласны виноделы и с тем, что взносы в Фонд фактически являются налогом и администрируются налоговой инспекцией. Когда речь идет о профессиональной ассоциации (которой должно быть Бюро), то только ее руководство должно определять степень участия предприятий, особенно в период кризиса, в который попали все из-за пандемии. Должны быть отсрочки платежей, если это грозит банкротством, временное исключение из членов и так далее – механизмов много. Но это никак не должен быть карательный орган. За девятью предприятиями, которые обанкротила Налоговая инспекция, исполняя действующий закон, стояли инвестиции, активы, и, самое главное – люди!

Наконец, если речь идет о государственно-частном партнерстве (ГЧП), то каждый партнер должен выполнять свои обязательства в полном объеме. У отрасли накопились большие претензии к государству, которое по закону должно направлять в Фонд ту же сумму, которая была собрана с виноделов, а де-факто финансирует Фонд менее, чем на треть. В последние два года вообще не перечислив ни одного лея. А раз государство не в состоянии выполнить свои обязательства по ГЧП, то, может, это партнерство вовсе и не нужно? Фонд практически полностью финансируется предприятиями отрасли, значит его участники и должны им управлять, как управляют акционеры акционерным обществом. Тогда и государство не будет иметь права вмешиваться в деятельность профессионального объединения.

А значит, и не будет открытых писем: аналогичных тому, которое появилось в конце августа 2021 года: более 40 виноделов, представляющих 70% отрасли, выразили вотум недоверия директору Бюро винограда и вина Кристине Фролов и нынешней политике возглавляемой ею организации. В открытом письме в адрес президента Молдовы, спикера парламента, премьер-министра, главы минсельхоза и руководства агентства по неподкупности, отмечается, что директор Бюро ставит под угрозу доверие к самому Бюро винограда и вина. Виноделы считают, что Молдова может потерять институт, который заложил основы для реформы и перезапуска отрасли в 2013 году, потому что в нынешних условиях экономического кризиса ни один производитель не сочтет разумным оплачивать взносы в Фонд винограда и вина.

Источник: Комментарий агентства InfoMarket

Интересное