2018-09-27T19:51:26+03:00
23

Сколько реально зарабатывают преподаватели и ученые

Обсуждаем главные экономические темы с директором института социоэкономики МФЮА Александром БузгалинымОбсуждаем главные экономические темы с директором института социоэкономики МФЮА Александром Бузгалиным

Обсуждаем главные экономические темы с директором института социоэкономики МФЮА Александром Бузгалиным

Сколько реально зарабатывают преподаватели и ученые

00:00
00:00

Бузгалин:

- Здравствуйте, с вами, как всегда, в это время Александр Бузгалин, директор института социоэкономики Московского финансово-юридического университета, и мы говорим о личных деньгах в очень широком спектре проблем, которые возникают, когда нам надо эти деньги сосчитать, потратить и понять, что их у нас очень много, как у тех, кто покупает на аукционах странные вещи, или записывается в очередь на айфон, выкладывая за это годовую зарплату многих граждан Российской Федерации. Или, наоборот, почему-то их категорически не хватает и надо лезть в долг под дикие проценты. Мы не раз с вами обсуждали эти трудности. Неделю назад мы говорили на тему, которая никак не хочет устареть – что происходит с долларом, с евро, почему прыгает курс и что предпринимать рядовым гражданам. Тема вызвала изрядный отклик, но меня попросили все-таки говорить больше о заработных платах, а не о курсе валюты, поскольку это к большинству граждан России имеет более прямое отношение, нежели финансовые спекуляции. Впрочем, напомню, что от финансовых спекуляций тоже немало что зависит, поскольку, если вдруг, не дай бог, тьфу-тьфу, цена на нефть упадет, то достанется всем – учителям, врачам, пенсионерам, да и косвенно большинству других граждан Российской Федерации.

Но сейчас давайте все-таки подумаем о том, какую зарплату мы получаем. Мне не раз доводилось говорить в эфире, но я не устаю повторять – Российская Федерация находится в весьма противоречивом положении. Поскольку у нас есть зарплаты в миллионы рублей в день, а даже не в месяц, у некоторых топ-менеджеров, в том числе, как ни странно, государственных корпораций, и по этому поводу в Сети даже появился замечательный анекдот. «Что такое пять миллионов долларов в день? Это возможность купить черный хлеб, молоко, яйца и квартиру в Москве». Такие шутки, к сожалению, печальны, но они отражают реальную статистику. По данным очень разных экспертов, включая независимых экспертов из Западной Европы, в частности, Тома Пикетти из Парижской школы экономики, - один процент богатейших граждан России получает 20% доходов всей страны. При этом, 10% доходов всей страны получают долларовые миллиардеры, которых вообще даже меньше, чем десятая процента. Представьте себе, десять процентов доходов всей страны и сотня-другая человек. Это одна часть статистики. Другая часть статистики. Если мы посмотрим на просто богатых – самые богатые 10% граждан нашей страны – то окажется, что они получают чуть меньше половины дохода, а остальные 90% - 55% доходов страны. То есть, 9 из 10 получают чуть больше половины, а 1 из 10 получает чуть меньше половины всего, что получают граждане нашей страны. И еще один любопытный компонент. Это концентрация богатства – уже не доходов, а богатства в нашей стране. Состояние миллиардеров из списка Форбс по отношению к богатству страны. Россия – 28%. Почти треть богатства страны сосредоточено в руках миллиардеров. Для сведения – в Китае только 6%, хотя там миллиардеров тоже хватает.

Мы сегодня решили перевести наш разговор в плоскость, которая заинтересует, наверное, часть радиослушателей, тех, кто работает в системе образования, и тех, у кого дети будут учиться в университетах и в высших учебных заведениях нашей страны. О зарплатах преподавателей вузов, о зарплатах ученых Академии наук. Казалось бы, элиты нашей страны. Я думаю, что эта элита в смысле качества труда, но я не уверен, что в смысле доходов. Вот для разговора на эту тему я пригласил Андроника Арутюнова, доцента МФТИ, наверное, одного из самых славных университетов нашей страны – Московского физико-технического – каких только великих ученых и практиков не дал нашей родине ваш университет! Но Андроник еще и сопредседатель профсоюза «Университетская солидарность».

Арутюнов:

- Добрый день. Спасибо за приглашение.

Бузгалин:

- Давайте мы начнем разговор о заработных платах и в рамках этого разговора, пожалуйста, ну, какие-то общие сведения, ведь большинство считает, что доцент, не говоря уже о профессоре университета, да тем более в Москве, должен получать 100-200-300 тысяч рублей в месяц, быть уважаемым человеком…

Арутюнов:

- Я с такими доцентами, честно говоря, не знаком. Но тут очень интересная общая ситуация, что вот многие граждане думают, что преподаватели получают огромные зарплаты, а многие преподаватели, которые живут в провинции, думают, что уж в Москве-то преподаватели точно получают огромную зарплату. А те преподаватели, которые живут в Москве, думают, что вот мы, например, в МФТИ или в Высшей школе экономики, или в МГУ – получаем огромные зарплаты. На самом деле, это неправда. Потому что во всей системе высшего образования зарплаты чудовищно низкие. В реальности. Есть некий статистический шум, который министерство образования представляет, как реальные зарплаты, - это не соответствует действительности. В реальности зарплаты – мы проводили такой мониторинг некоторое время назад…

Бузгалин:

- Извините, я напомню, речь идет о профсоюзе «Университетская солидарность», независимом профсоюзе преподавателей вузов высшей школы.

Арутюнов:

- Да. Вот мы проводили такой мониторинг, чтобы понять, к чему же привели майские указы, потому что министерство рапортовало о том, что зарплаты растут, как на дрожжах, а на самом деле ситуация следующая. Именно реальный доход на одну ставку – а одна ставка это очень условное понятие…

Бузгалин:

- Одна ставка – это нормальная работа преподавателя в соответствии с нормами, принятыми примерно во всем мире. Я сталкивался с тем, что нагрузка почти одинаковая на ставку, что в Китае, что в США, что в России, но…

Арутюнов:

- …у нас особый путь в плане ставки, потому что сейчас ставка это очень сложное понятие. Вот реальная такая характерная зарплата, которую получает преподаватель, причем, неважно, в Москве или в провинции, это в районе 20 тысяч рублей, если мы говорим о доценте.

Бузгалин:

- Напомню, кандидат наук, да?

Арутюнов:

- Вот как бы доцент, кандидат наук, в России – такая характерная сумма это в районе 20 тысяч рублей. Я не готов утверждать, что это именно средняя зарплата, таких данных у нас нет, но в реальности доцент, который работает на фултайме, тысяч 20 получает. Есть особые точки, например, в МФТИ как раз, в результате, в частности, борьбы нашего профсоюза, в институте зарплаты выше. Например, в МФТИ доцент получает в районе 70 тысяч рублей. Это стоило нам огромных усилий… Вот в Высшей школе экономики тоже примерно аналогичные зарплаты, даже, наверное, чуть-чуть повыше. В МГУ, например, зарплата ниже раза в полтора. Но интересно другое. Что любая цифра, которую я называю, никакого отношения к двукратной средней заработной плате не имеет.

Бузгалин:

- Напомню, в Москве считается, что средняя заработная плата 80 тысяч рублей. Правда, туда входят вот эти 5 миллионов в день, с одной стороны, и зарплаты многих, получающих 20 тысяч, с других стороны.

Арутюнов:

- То есть, теоретически по майским указам, которые уже должны быть выполнены, потому что их срок исполнения прошел, доцент в Москве должен получать 140 тысяч рублей. Потому что доцент, кандидат наук это такой вот характерный средний преподаватель. А в реальности это не выполняется вообще нигде. Даже в Высшей школе экономики, в которой преподаватели живут в общем-то неплохо. То есть, в МФТИ это не выполняется в еще большей степени. В каких-то других вузах это не выполняется никак от слова «совсем». То есть, легко привести примеры преподавателей из провинциальных вузов, которые получают, например, зарплату в 10 тысяч рублей. Насколько я понимаю, этой средней заработной платы по региону в 10 тысяч рублей у нас все-таки нигде нету.

Бузгалин:

- Нету. Обычно она колеблется в районе 28-32 тысяч в большинстве регионов России, если не брать нефтяные и Москву.

Арутюнов:

- Получается, в два раза, только не в ту сторону эти два раза. Поэтому на самом деле общая ситуация с зарплатами преподавателей очень и очень печальная.

Бузгалин:

- Но вопрос же не только в том, много или мало получает преподаватель и ученый, хоть и в этом тоже, но вопрос еще и в том, что это на самом деле должна быть элита нашей страны. Мы много слышали от руководства нашего государства о модернизации, об инновациях, о цифровизации… немножко это напоминает, правда, брежневскую эпоху, когда у нас была пятилетка качества и эффективности, лозунг «Экономика должна быть экономной» и т.д. Но неважно. Значит, в любом случае для эпохи четвертой промышленной революции, здесь уже можно не ссылаться на правительство, это действительно факт, человек с высшим образованием – это нормальный средний работник, а дальше – больше. Каждые пять лет переквалификация – это требование времени. И именно тогда мы сможем войти в современную эпоху, именно тогда робототехника будет не помехой, а помощью для нашего прогресса, да еще и то, что человек личность, которую надо формировать, развивать, у которой должна быть культура, - это все делается университетом, по большому счету, и школой, и наукой. Вот поэтому у меня еще вопрос к Андронику Арутюнову – какие данные вашего мониторинга вы могли бы сейчас озвучить, а потом мы подключим наших коллег из регионов и из Москвы.

Арутюнов:

- Я две цифры озвучу. Первая цифра – это оклад. То, что наше родное, кровное, что никак не отберешь. Средний оклад у доцента, то есть, у среднестатистического преподавателя, который должны как бы костяк образовывать, это тысяч 12-15, в среднем, по стране. Есть, конечно, исключения, но в целом это где-то в районе 12-15 тысяч рублей. Заработная плата – то есть, это плюс надбавки к окладу, это в районе от 20 тысяч рублей. Собственно, это средняя зарплата, которая получилась из нашего мониторинга. Наш опыт взаимодействия с коллегами в регионах и в Москве показывает, что, если откинуть такие пиковые точки, типа МФТИ или Высшую школу экономики, то именно это соответствует тому, что в реальности получают почти все доценты по всей стране, в том числе, и те, кто не проходил этот мониторинг, не участвовал в нем.

Бузгалин:

- Спасибо. Давайте мы сейчас попробуем пообщаться с нашими коллегами, чтобы не только москвичи были в эфире. Если не ошибаюсь, у нас Земфира на связи. Вы нас слышите. Добрый день.

- Да, я вас слышу.

Бузгалин:

- Земфира, скажите, пожалуйста, вы с Урала, представляете одну из республик нашей страны… скажите, у вас зарплаты преподавателей без степени, преподавателей со степенью, кандидата наук в каком диапазоне колеблются? Если считать одну работу, одну ставку, так сказать, а не человека, который бегает по десяти университетам днем и ночью?

- Если говорить о ставке, то в регионе неостепененный преподаватель получает 24 тысячи. Это грязными. То есть, отсюда еще нужно вычитать все налоги. 13%.

Бузгалин:

- Вот мы почти угадали. Потому что 24 тысячи минус 13%, будет 21 тысяча, наверное.

- Да, мы считали чистую зарплату.

Бузгалин:

- Да, речь шла о чистой заработной плате. Вот видите, мы почти угадали. Земфира, в каких вузах получают больше? И есть ли такие, в которых получают меньше?

- Вы знаете, я не думаю, что где-то больше получают, где-то меньше получают. Если сотрудник хочет получить больше, то он вынужден работать на двух, на трех работах. А так, чтобы получить на основной большую сумму… это нужно очень сильно постараться.

Бузгалин:

- Очень тяжелый вздох и странная фраза – надо сильно постараться. Я понимаю, что вы имеете в виду… Спасибо за включение в наш эфир, за эту справку, и давайте мы чуть-чуть продолжим разговор, а потом поговорим еще о научных сотрудниках, и мы попробуем дозвониться до одного из элитных институтов Академии наук, до главного научного сотрудника… Спасибо, Земфира. Я хотел с Андроником вот еще о чем поговорить. Не знаю, как ваши данные, профсоюза, но мне не раз приходилось сталкиваться в государственных учреждениях: и научных, и образовательных, что людей переводят на четвертьставки, для того, чтобы в четыре раза повысить заработную плату. То есть, скажем, вот человек получает 25 тысяч рублей, его переводят на четвертьставки с теми же 25 тысячами рублей, в результате зарплата вырастает до 100 тысяч рублей в месяц. И указ почти выполняется, да?

Арутюнов:

- Это один из классических способов повышения заработной платы без изменения финансирования. Собственно, мы очень много раз с подобным встречались, ну, просто повсюду. А второе, еще есть такой сюжет, как нарисовать среднюю заработную плату, не повышая заработную в реальности, - это людей, которые получают маленькую зарплату, вывести за штат, например, посадив их на договоры подряда. Что вообще непонятно, законно ли… но это не всегда интересует руководство университетов и институтов. А третий сюжет – как они это делают, как они повышают среднюю заработную плату – они зачисляют там на 0,1, например, ставки какого-нибудь проректора или ректора, у которого зарплата ого-го, и, собственно, поделив на 10, прибавляют это в общий котел и получается, что средняя заработная плата существенно вырастает. Ну, как в старом анекдоте. «Я ем капусту, он ест мясо, а в среднем мы едим голубцы».

Бузгалин:

- Да, это замечательно. Я привык к другому. Извините, перебью. Про среднюю температуру по госпиталю… Когда один умер, у него температура 30, второй в горячке, у него 40, в среднем 36,6, да…

Арутюнов:

- Да, да. Вот это такие пути фальсификации… ну, не знаю, каким другим, более мягким словом это назвать, которым идут руководства очень многих вузов. В принципе, мы, конечно, их так вот абстрактно, по-человечески, можем понять, потому что денег им больше никто не давал, а за зарплату отчитаться им надо. Другой вопрос – а почему они не пытаются как-то протестовать? Есть, например, такой союз ректоров, как мы его иногда в шутку называем между коллегами, профсоюз ректоров, который по идее мог бы выступить с какими-то предложениями в министерство образования, в министерство финансов…

Бузгалин:

- А представляете, одновременная забастовка всех ректоров университетов Российской Федерации? Собираются на съезд ректоров и говорят – все, система фальсифицирует реальную жизнь в университетах, мы объявляем забастовку, ни один ректор не выходит на работу и не подписывает ни один документ. А, как министерство без отчетов жить будет?

Арутюнов:

- Я, собственно, мечтаю увидеть однажды демонстрацию преподавателей, где во главе колонны идут ректоры с флагами…

Бузгалин:

- Давайте мы переадресуем наш разговор на проблемы науки, поскольку это не менее важная для страны отрасль… А сейчас мы подключим к разговору Михаила Воейкова, главного научного сотрудника, доктора наук… Михаил Илларионович, вы нас слышите?

Воейков:

- Да, слушаю.

Бузгалин:

- Скажите, пожалуйста, в Академии наук-то вы, наверное, получаете знаменитые 140 тысяч в виде двойной зарплаты по отношению к региону?

Воейков:

- Ничего подобного. То, что вы говорили – фальсификация – есть и в институтах Академии наук, но далеко не все институты на это идут, по разным причинам. А я могу сказать, что вот я, доктор наук, главный научный сотрудник, получаю 30 тысяч. Кандидат наук получает 22-23 тысячи, доцент. А молодой, кончивший университет молодой человек, который пришел в любой академический институт, получает 12-15 тысяч от силы. И это большая проблема. Молодежь, талантливая молодежь, не идет… ладно, там, экономисты, они найдут, а вот физики, математики, техники – они не идут в Академию наук, они или за границу уезжают, или в бизнес идут.

Бузгалин:

- Спасибо, Михаил Илларионович, за такую справку.

Мы продолжаем наш разговор. Андроник, вот послушайте, что нам написали наши радиослушатели. «Не смотри, сколько в кошельке… Слушай и верь, что тебе говорят!!! Наверху лучше знают и лучше видно… А мы еще шутим и руки не тянутся к топору…». «Согласитесь, когда произойдет у нас переворот зарплат в пользу ученых, науки и производителей товаров, то нашей экономике не будет равных в мире? Произойдет скачок!». Согласен. А вот дальше продолжение, которое адресую вам, Андроник. «Но кто же не дает десятилетиями это осуществить? Воры, жулики, непутевое правительство?» - Константин, с Урала, бывший бедный научный сотрудник. Мы тут в качестве шутки предположили, что, если ректоры университетов не согласны с политикой, которая сейчас проводится и фальсификаций, на которые их вынуждают, то они могут устроить всеобщую забастовку… и их всех тут же снимут, ректоров в смысле. «Чтобы представить реальную картину о средней заработной плате среднего россиянина, надо считать среднюю зарплату без учета ста олигархов, руководителей корпораций и депутатов Государственной Думы». Андроник, ваше мнение по поводу того, что пишут наши радиослушатели и, может быть, сразу я еще один вопрос задам, чтобы уж вы на все ответили. Очень многие считают, что для преподавателя нет проблемы работать в двух местах и получать не 20-25 тысяч, как мы говорили, а 50, поскольку нагрузка маленькая, 6-8, максимум 10 часов в неделю, а остальное время бездельники-преподаватели ковыряют пальцем в носу…

Арутюнов:

- По поводу самого первого сообщения про то, что сверху лучше видно, это уже Салтыков-Щедрин какой-то, если честно… Не знаю, может, и видно, только им облака застят…

Бузгалин:

- Очень хорошая формулировка, мне не приходила в голову…

Арутюнов:

- На самом деле, по поводу того, что бы произошло, если бы заработные платы увеличились и про переворот, скажу так – если бы они увеличились всерьез лет 10 назад, то да, я думаю, что переворот бы прошел. А сейчас, к сожалению, в последние годы, я это очень хорошо вижу на выпускниках и студентах МФТИ, люди заканчивают университет, смотрят к себе в кошелек, смотрят на свои перспективы по зарплатам, собирают вещички и очень часто едут за границу, если они хотят заниматься наукой. То есть, отток умов, причем, лучших на самом деле кадров, потому что это и молодые люди, он чудовищен. То есть, к примеру, вот с моего курса – я закончил мехмат МГУ – людей, которые занимаются наукой и при этом остались в стране, я думаю, что можно по пальцам одной руки пересчитать.

Бузгалин:

- Курс это сколько?

Арутюнов:

- 400 человек. Мое отделение.

Бузгалин:

- То есть, 2-3 процента.

Арутюнов:

- Я думаю, да. Все остальные или ушли в какие-то технологии, там ай-ти или еще что-то, или уехали за границу, или тапочками на рынке торгуют. Конечно, есть мнение, что преподаватель там три пары провел, а потом сидит, в носу ковыряется… На самом деле, я вот людям, которые так считают, могу предложить встать перед зеркалом и четыре часа подряд разговаривать с двумя десятиминутными перерывами. Потом повторить это несколько раз. На самом деле, вот что показал наш мониторинг, это то, что нагрузка аудиторная, причем, именно горловая, она у преподавателей совершенно чудовищная. Если физтех, в котором нагрузка у преподавателя это 12-14 пар в неделю…

Бузгалин:

- То есть, это 28 часов… Друзья, чтобы те, кто не преподает и не слушает лекции, поняли – для того, чтобы прочитать лекцию, преподаватель должен некоторое время подготовиться. А для того, чтобы подготовиться и быть на уровне современных достижений, он должен постоянно читать профессиональную литературу, причем, на языке во многом, да. Потом надо еще иногда думать… тут много всего, кроме того, что чисто говорить в аудитории.

Арутюнов:

- Ну, я бы сказал так. Вот я в среднем к паре, которую я веду там энное количество часов, если я этот предмет веду давно, я готовлюсь примерно Н пополам часов. Если это что-то новое или что-то сложное, то иногда бывает и два раза больше, чем я пару веду. И плюс к этому надо еще когда-то заниматься наукой, потому что вузы требуют с преподавателей научных публикаций совершенно внезапно. Преподаватели должны писать учебники, методички. Преподаватели должны еще заполнять кучу бумаг и т.д. то есть, вот эта нагрузка учебная, которая в физтехе еще невысокая – 14 пар в неделю по российским меркам это еще мало. То есть, во многих вузах, особенно провинциальных, люди работают по 8 часов в день.

Бузгалин:

- То есть, это 8 часов говорения. А для этого надо еще хотя бы 4, а лучше 8 – на подготовку.

Арутюнов:

- Да. Плюс бывают всякие эксперименты, как, например, в РГГУ, в какой-то момент отменили семинары и там только лекции. То есть, там все время в аудитории за сотню человек и таким образом ведутся занятия.

Бузгалин:

- Давайте так. Нас, по-моему, начнут все шпынять – вам хорошо, вы в аудитории, а не уголь в шахте добываете… Я позволю себе побыть немного адвокатом дьявола и сказать – да, когда руководитель правительства сказал, что учитель это призвание и поэтому не пеняйте на низкую заработную плату, самое парадоксальное, что он сказал правду. Быть ученым, преподавателем, учителем в школе, воспитателем в детском саду – это призвание, это творческая работа, она приносит удовлетворение, хотя она очень трудная и тяжелая. Но паразитировать на этом, мне кажется, грешно. Тем более, что для нормальной жизни преподавателю тоже нужны, как ни странно, еда, одежда и все остальные предметы жизнедеятельности человека… Поэтому проблема-то на самом деле очень серьезная. Да, это не самые обездоленные люди в нашей стране – преподаватели университетов – хотя вот ученые оказываются среди самых бедных, наверное, представителей московской интеллигенции. Это парадокс, но это правда. Да, есть элита, которая получает очень высокие доходы, есть профессора, которые получают 299, 300, 400 тысяч рублей в месяц, хотя, если сравнить с миллионом, который получает начальник отдела в корпорации, то это все равно копейки… К сожалению, ситуация тяжелая. И то, что уезжают на запад, уходят талантливые ребята в бизнес, куда угодно, но не идут в науку, причем, в элитных университетах, - это трагедия и трагедия для страны, для ее культуры, для ее экономики и даже для ее обороноспособности. Давайте подумаем, а что делать-то? Просить уважаемое правительство? Смилостивитесь, найдите денежку где-нибудь, подайте юродивому на пропитание, Христа ради?

Арутюнов:

- Вот когда мы встречаемся с преподавателями, я очень часто повторяю примерно одну и ту же фразу. Что наши университеты никому, кроме нас, не нужны. Нам – это в смысле преподавателям. То есть, государство понятно как относится к университетам, с совершенно потребительской точки зрения. Общество, к сожалению, пока не понимает, что мы теряем просто высшее образование. Только мы вместе можем добиться изменения ситуации. Собственно, опыт наших первичных организаций показывает – и МФТИ, и МГУ, и Уральский федеральный университет, и некоторые другие – нужно объединяться. Я думаю, что реальным способом объединения является создание независимых профсоюзов. В высшей школе, насколько я понимаю, мы примерно единственный независимый профсоюз – все остальное это различные филиалы Рособрнадзора – этого желтого профсоюза официального. Надо объединяться. Потому что очень важно, чтобы преподаватели внутри вуза консолидировались. Снаружи решить проблему университета совершенно невозможно. Только движение снизу, создание широких горизонтальных связей внутри университета и объединенные требования преподавателей могут изменить ситуацию. Потому что сейчас снаружи все выглядит так, будто бы в большинстве вузов все нормально. Все всех устраивает, никто не бастует, не выступает, никто не пишет статьи в прессу, никто не проводит митингов и пикетов. А раз все внешне нормально, значит, ничего делать не надо. Если преподаватели не начнут объединяться и не начнут требовать своих законных заработных плат высоких, которые дают им возможность качественно работать, то никто им этих зарплат и не поднимет. Зачем?

Бузгалин:

- Позволю себе несколько слов в заключение. Уважаемые коллеги, школа, университет, а на самом деле еще и детский сад, и постуниверситетское образование – это то, что создает главную производительную силу, говоря старым языком. Главный источник развития, а не просто экстенсивного формального роста экономики. Это то, что создает культуру и людей, которые счастливо живут и которыми может гордиться страна, и которым завидуют в мире, не только потому, что у них хорошая зарплата, а и потому, что они красивые люди, с красивой деятельностью, с настоящим талантом вокруг. Я говорю эти слова для того, чтобы мы поняли. Есть сферы, которые мы вместе должны создавать, холить и лелеять. К таким сферам относятся образование, искусство, здравоохранение в очень широком спектре, включая спорт. Это то, что нужно нам всем. Это только кажется, что здесь проедают государственный бюджет. Здесь на самом деле создают то, без чего нет нашей страны, без чего нет ее экономики. Но мы живем в ситуации олигархически-бюрократического капитализма и в этой ситуации спасение утопающих дело рук самих утопающих. Если вы хотите подумать, как это делать, напишите хотя бы на мой личный почтовый адрес. До встречи!

Подпишитесь на новости:
23
ОБРАТНАЯ СВЯЗЬ
Московская студия 8-800-200-97-02
+7 (967) 200-97-02 +7 (967) 200-97-02
СЛУШАЙТЕ ТАКЖЕ